23 лютага 2019, Субота, 10:58
Заклік Рады БНР
Рубрыкі

Как в СССР боролись с «тунеядцами»

50

Людей, ведущих «антисоветскийобраз жизни», в стране, мягко говоря, недолюбливали.

Любопытно, что акт, принятый в 1983 году, всё еще действует в России и закон о его отмене в силу пока не вступил. По этому случаю мы решили вспомнить, как в советские времена власть боролась с лентяями и бездельниками, а также рассказать о нескольких историях из жизни, случившихся с сотрудниками «Известий», пишет gomelspring.org.

Отверженные

Людей, ведущих «антисоветский паразитический образ жизни», в стране, мягко говоря, недолюбливали. Причем сильную неприязнь к ним испытывала не только власть, но и сам народ. Еще до указа 1961 года о борьбе с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда, в СССР призывали к созданию народных дружин, которые очищали бы улицы от антиобщественных элементов. Приблизительно тогда же приобрел популярность лозунг «Тунеядцы — наши враги. Хлеб трудовой от них береги!».

Поиск и наказание

Гражданам, которые отказывались работать и проживали на нетрудовые доходы четыре месяца подряд, присваивалась аббревиатура БОРЗ (без определенного рода занятий). К слову, отсюда в жаргоне и появилось слово «борзой» — то есть человек, который не хочет работать.

Наказывали таких граждан строго. После того как вина тунеядца была доказана судом, у него конфисковали всё имущество, приобретенное на незаработанные деньги, выселяли в специально отведенные местности на срок от двух до пяти лет и привлекали к труду по месту поселения. В итоге за четыре года было выявлено более полумиллиона граждан, ведущих антиобщественный образ жизни, и 37 тыс. из них оказались выселены.

«Андроповские облавы»

В 1965 году выдворять тунеядцев перестали, и новая волна борьбы с бездельниками вспыхнула только в начале 1980-х. Приблизительно в то же время начали проводить так называемые «андроповские облавы».

«Здравствуйте, а почему вы не на работе?» — этот вопрос от милиционеров можно было услышать в любом месте, будь то магазин, кинотеатр, баня или парикмахерская. Представители правоохранительных органов проверяли документы граждан и составляли списки нарушителей, которые передавали руководству предприятий. Те, в свою очередь, должны были объяснить причину отсутствия сотрудника на рабочем месте.

Со смертью генсека ЦК КПСС Юрия Андропова облавы прекратились, и в 1991 году был принят закон, отменявший уголовную ответственность за тунеядство и признававший безработицу.

Знаменитые «дармоеды»

Список самых известных тунеядцев возглавляет Иосиф Бродский. В результате травли, устроенной на него в прессе, он едва не скончался от сердечного приступа, а в 1964 году его отправили на пять лет в Архангельскую область и приговорили к принудительному труду. Вдали от дома будущий лауреат Нобелевской премии провел полтора года: сократить срок удалось благодаря поддержке влиятельных коллег-писателей, среди которых были Анна Ахматова, Корней Чуковский, Константин Паустовский.

Проблемы с законом были также у актера Николая Годовикова, известного по роли Петрухи в «Белом солнце пустыни». И хотя судили его трижды, в первый раз за решетку он угодил как раз по статье «Тунеядство». После картины Владимира Мотыля Годовиков нигде не снимался и не работал, за что впоследствии был осужден на один год. После освобождения у него еще дважды были проблемы с законом, и оба раза его приговаривали к заключению из-за кражи.

Избежать наказания за тунеядство удалось музыканту Виктору Цою. Несмотря на огромную популярность, лидер группы «Кино» нигде официально не трудился. И чтобы не попасть под статью, он устроился работать в котельную. Там он провел два года, зарабатывая в месяц 95 рублей. Однако график там был довольно удобный, поэтому у Цоя оставалось много времени на выступления, которые и были для него основным источником дохода.

Истории из жизни

Сотрудники «Известий», проектный директор Игорь Ворошилов и руководитель фотовидеослужбы Василий Джапаридзе, рассказали о временах, когда в стране осуществлялись «андроповские облавы».

По воспоминаниям Ворошилова, его ловили дважды. Первый — в бытность студентом. У его потока отменили лекции, и они с однокурсниками пошли в кино. Отлавливали прогульщиков следующим образом: в зал заходили дружинники и милиционеры, и если у провинившихся не было с собой документов, их могли отвести в отделение. Студентам же, состоящим в комитете комсомола, выносили предупреждение.

Второй раз Игоря поймали, когда он окончил учебное заведение и устроился на работу. На предприятиях наказывали суровее: дело редко обходилось устными замечаниями. Чаще штрафовали или выносили выговор. По словам Ворошилова, особенно активно ловили тунеядцев при правлении Андропова и Горбачева.

Джапаридзе несколько раз был свидетелем подобных облав.

— Во времена Андропова я был пионером. Случилось это в классе пятом или шестом, когда мы ходили во вторую смену. Однажды утром мы пошли в кинотеатр. Посреди сеанса остановили показ, включили свет и начали проверять документы у взрослых. Переписывались данные, а потом милиционеры выясняли по своим каналам, работает ли человек и почему в неположенное время он находится в кинотеатре. У кого не было документов, забирали в отделение.

Детей, прогуливавших занятия, тоже вылавливали. За каждой школой был закреплен участковый, который следил за тем, чтобы учащиеся не слонялись по улицам в положенное для занятий время. Выявлять прогульщиков было просто, поскольку все они были одеты в школьную форму. По воспоминаниям Джапаридзе, в детское отделение отводили только за драки и другие правонарушения, но никак не за тунеядство.

— Участковый брал тебя за ухо и сопровождал в школу. Там директор мог пожурить ученика и предупредить, что если такое еще раз повторится, его исключат из пионеров, — вспоминает он.