14 лiпеня 2020, aўторак, 10:06
Сім сім, Хартыя 97!
Рубрыкі

Страна восьмидесяти царьков

8
Страна восьмидесяти царьков
Антон Орех

Представить ситуацию более странную было трудно, но это произошло.

Ну, вот теперь я стал гражданином Российской Федерации. Чуть не добавил в скобках: РФ. Но мы помним, что не все органы власти признают эту короткую аббревиатуру.

Я стал гражданином Федерации в четверг, 2 апреля, когда президент Путин выступил со Вторым Карантинным Обращением к народу. Примерно в пять вечера по Москве выяснилось, что регионы, которым шагу не давали ступить без команды или инструкции из Москвы, теперь, когда кое-кто подкрался незаметно, могут поступать как им вздумается, и делать что заблагорассудится.

Наверное, пропаганда должна нас теперь убедить в том, что Путин не стрижет всех под одну гребенку, не навязывает из центра один сценарий для всех и дает людям на местах самим решать, как правильно поступать. Только делает он это в тот момент — тот исключительно редкий и важный момент, — когда именно от решений в Москве зависит судьба всей страны. Когда коней на переправе действительно не меняют. Когда уже невозможно бросать в реку тех, кто не умеет плавать, или кидать их в бассейн, обещая налить воды как-нибудь потом.

Путин слился, чего уж. И произошло это по довольно простой причине. Он не умеет управлять страной. Ему не откажешь в талантах манипулятора, не откажешь в харизме и обаянии. У него ископаемые политические взгляды, но черт бы с ними сейчас, когда особо уже не до политики. Нужно просто грамотно решить управленческую задачу. Либерал ты, консерватор — реши задачу. А он не может. Он не знает как. Он не привык.

Сейчас самое время сравнить себя с лихими 90-ми. Нефть нынче стоит примерно столько, сколько стоила при Ельцине и Гайдаре, даже чуток подороже. При Горбачеве за наши углеводороды тоже давали дешево. Легко было пинать те времена, когда у тебя цена была за сотню, и даже за 60 баксов. А ты порули страной, когда цена опустилась почти до себестоимости!

Путин дико боится проблем и неудобных ситуаций. Он прячется от них, сколько может. Помните, сколько недель, даже месяцев прошло, прежде чем он хоть что-то сказал по пенсионной реформе? С проблемами должны ассоциироваться правительство, Дума, губернаторы. И этот ловкий маневр до сих пор отлично удавался. Народные массы, по большому счету, действительно крыли матом всех, кроме Путина.

Был же лозунг: где Путин — там победа. Он был неверным. На самом деле: Путин там, где победа — или то, что за победу у нас выдают. А сейчас — как в мультике про Капитана Врунгеля: от слова Победа, отвалился первый слог и осталась Беда.

И в этой ситуации президент растерялся. У него не получается даже искреннего сочувствия. Нет страсти в его словах. Когда он говорит про польского министра довоенной поры — там огонь, а сейчас всё стало очень похоже на медведевское «денег нет, но вы держитесь».

Всё, что ему так мило — Конституция, юбилей Победы, новейшее оружие, Сирия, Украина, многополярный мир — где теперь это всё? А про другое он и не знает, что нам сказать. Может объявить не предусмотренные никаким законом «нерабочие» дни. И не представить никакого плана помощи гражданам и бизнесу, кроме хаотичных одноразовых мер вкупе с новыми налогами (ха-ха), озвученными еще в первый раз.

Неправильно сравнивать Путина со Сталиным в первые дни войны. Сталин тоже отсиживался на даче в полной растерянности. Но потом взялся за дело жестоко и кроваво. И показал, что он здесь Хозяин. Это ни в коем случае не комплимент тирану, а просто характеристика стиля управления.

А Путин, при всей, казалось бы, внешней его бодрости, сейчас становится Брежневым. Который царствует, но уже не может править. Которому со всех сторон хлопают. Если бы сейчас сохранилась советская традиция, то и ордена бы каждый месяц на пиджак прикалывали. Все эти Терешковы, Володины и простые рабочие, которые просят надёжу нашу не бросать нас и править нами вечно — всё в наличии для пародийного культа стареющего правителя.

А тем временем страну за его спиной или у него под носом пилят на части его приятели и подельники. И он дает регионам вольную, а в регионах начинается хрен знает что. Хаос и истерика под видом борьбы с вирусом. И ведь пандемия по нам, слава богу, еще толком не ударила.

Представить ситуацию более странную было трудно. Но...

Распад страны, покушение на ее целостность, в котором мы постоянно подозреваем наших западных недругов, происходит прямо сейчас, на наших глазах. И разваливает страну ее высшее руководство. В котором Путин с каждым днем будет всё больше превращаться в номинальную фигуру, а править будут местные царьки, которых в России восемьдесят штук. Я живу в Москве, и сейчас мною правит Собянин. И мне еще относительно повезло, потому что Собянин кажется одним из немногих хоть немного адекватных начальников, притом что московские власти крайне далеки от управленческого идеала.

Конечно, строить прогнозы сейчас — самое смешное занятие. Но почему-то теперь мне кажется, что ни до какого 2036 года Путин править страной не будет. И даже насчет 2024 года полной уверенности нет.

Антон Орех, «МБХ медиа»