21 лiстапада 2019, Чацвер, 7:26
Праўда пра «выбары»
Рубрыкі

C «Погоней» и БЧБ-флагом: самые красивые деньги в истории Беларуси

4
C «Погоней» и БЧБ-флагом: самые красивые деньги в истории Беларуси

Официально первые деньги независимой Беларуси появились в 1992 году.

На днях Нацбанк Беларуси подтвердил, что готовит обновленные банкноты в 20 и 50 рублей: старые разрабатывали более 10 лет назад, и надо привести их в соответствие с современными мерами защиты и актуальным видом изображенных памятников архитектуры. The Village Беларусь покопался в истории и отобрал самые красивые банкноты Беларуси — в том числе те, которые никогда официально не использовались.

Красота — понятие, конечно, относительное. И в случае с деньгами многим автоматически более красивыми кажутся новые банкноты, которые только-только вводят в обращение — или, наоборот, старые, которые уже давно не используются.

Официально первые деньги независимой Беларуси появились в 1992 году, они, хоть и назывались рублями, в то же время были «расчетными билетами» и в целом должны были стать временным платежным средством до введения рублей настоящих, полноценных. Нет ничего более постоянного, знаем мы: деньги той серии продержались в обиходе до 2000 года.

Первые деньги имели номиналы в 50 копеек, 1, 3, 5, 10, 25, 50 и 100 рублей. На купюре в 1 рубль изобразили зайца — поэтому и деньги на многие годы прозвали «зайчиками»; сейчас в ходу часто встречается «белки» — а на банкноте в 50 копеек была нарисована белка. Крупнее зубра в Беларуси зверя нет, поэтому переключились на городские виды. В декабре того же 1992 года выпустили банкноты в 200 и 500 рублей, менее чем через год появилась «тысяча», в 1994–м — банкноты в 5.000 и 20.000 рублей. На этих купюрах высокая детализация изображений: на площади Победы и Привокзальной можно даже распознать марки автобусов.

Но до 1995 года на обратной стороне купюр не печатали ничего, кроме герба (поначалу) или просто номинала, — получались какие-то полуденьги: интересные с лицевой стороны и абсолютно скучные с обратной. А потом отпечатали банкноты с красивыми картинками с обеих сторон. Сейчас, спустя почти два десятка лет после вывода этих денег из обращения, нам кажутся очень непривычными и по-своему красивыми синяя гамма банкноты в 100.000 рублей (ее деноминированный 100–рублевый аналог был зеленым) или красно-розовая окраска бумажки в 500 тысяч рублей (а не коричневый у аналога-«пятисотки»).

Та серия денег прошла через несколько крупных одномоментных девальваций и две деноминации и дожила в свободном обращении до лета 2016 года. Из новых (не переделанных) банкнот, которые появились в кошельках белорусов после деноминации 2000–го, отметим купюры в 20.000 и 100.000 рублей. Во-первых, на их обороте изобразили не вырванные фрагменты зданий с лицевой стороны, а сами здания целиком. А, во-вторых, это были изображения со старинных картин. Например, на банкноте в 20.000 рублей вид гомельского дворца Румянцевых-Паскевичей на полотне Адама Идзковского. И хоть его фамилия была пропечатана прямо под изображением, едва ли какой беларус (кроме работников Нацбанка) мог ее вспомнить.

Впрочем, на той купюре из-за мрачных серо-коричневых тонов сложно что-то было разобрать. Зато бумажка в 100.000 рублей с Несвижским дворцом с рисунка Наполеона Орды позволяет хорошенько рассмотреть, каким же был дворец полторы сотни лет назад. С этой купюрой, кстати, и скандал приключился: зачем-то работники российской фабрики Гознака нарисовали на башнях дворца православные кресты, которых там никогда не было. В 2013–м, после возмущений в СМИ, скрепы изъяли и отпечатали нормальные банкноты.

Как мы отмечали выше, введенные в 1992 году деньги были временными, и вот-вот их должны были заменить деньги настоящие. Их действительно отпечатали: 400 тонн банкнот обошлись в 10 миллионов долларов (по 25 баксов за кило), а доставляли их самолетами по 44 тонны за раз. В декабре того года из Мюнхена (там печатали деньги) прилетела последняя партия денег и отправилась в подземные хранилища в Мачулищах. Но этих денег почти никто и не увидел. Их обещали ввести в 1994–м (но вместо этого провели странную деноминацию, когда с «зайчиков» убрали несуществующий ноль), потом — в 1995–м (но в том году своего поста лишился глава Нацбанка Станислав Богданкевич), — да так и не ввели. После середины девяностых Нацбанк вообще официально не говорил, были ли в его хранилищах эти деньги и куда они подевались.

Летом 2016–го эти деньги вдруг всплыли на американском аукционе Stack’s Bowers Galleries. Подлинные образцы с номерами из одних только нолей. Сложно сказать, почему на банкнотах в 1 и 5 рублей изобразили памятники архитектуры, а дальше прошлись по выдающимся деятелям. Но сложно отрицать: деньги с яркой цветовой гаммой, с контрастными акцентами вышли красивыми, необычными, да в придачу с БЧБ-флагом и узорами по бокам и на обороте. На двадцатке с Купалой по всей банкноте пущены листья папоротника, на пятидесятке с Богдановичем — «цвяток радзімы васілька», на сотке со Скориной — буквы из его Библии. Комбо!

В начале октября Нацбанк открыл юбилейную выставку «Белорусский рубль. История в четверть века». Полноценных отпечатанных талеров там так и не показали, но и представленных эскизов оказалось достаточно, чтобы понять, какую красоту мы недополучили.

Тогда, в начале девяностых, не только думали, что именно нарисовать на банкнотах, но и как вообще назвать деньги. Были предложения вместе «рубль» использовать слово «талер» — и эскизы талеров нарисовали, использовав портреты выдающихся деятелей важные и артефакты беларуской истории. Один, два, три, пять, десять, двадцать, пятьдесят, сто, пятьсот и тысяча — прямо учебник истории в миниатюре.

Фото: Sputnik
Фото: Sputnik
Фото: Sputnik

Показали на выставке и эскизы к деньгам, отпечатанным в 1993–м году. Сравните, как могли бы выглядеть Каменецкая вежа или портрет Богдановича.

Фото: Sputnik
Фото: Sputnik

А были еще варианты талеров с животными, а также эскизы вовсе без указания названия валюты: мол, придумаем — тогда и решим.

Британская компания De La Rue отпечатала пробные версии рублей-купонов. Цветовое решение их сильно напоминает украинские рубли-карбованцы, которые все же ввели в обращение наши соседи.

Фото: Sputnik
Фото: MyFin

Как видно из истории, в Беларуси любили долго думать над тем, как выпустить новые деньги. В середине девяностых, как мы отмечали выше, отпечатанные миллионы банкнот и вовсе решили не вводить. В наше время история чуть было не повторилась: в 2009 году отпечатали деньги, которые ввели лишь в 2016–м. Купюры печатала та же компания De La Rue, и нередко на деньгах находили брак печати. Но это не делает их — по крайней мере, в первые годы обращения — менее красивыми. Одни лишь аксонометрические проекции Несвижского дворца и Мирского замка чего стоят. Изображения на обороте — это отдельные предметы и символы. Но, в отличие от банкнот прежних выпусков, теперь эти предметы представляют собой цельные коллажи — такие запросто можно было бы изобразить в виде граффити во всю стену дома. И сравните теперешний подход со, скажем, банкнотой в 50.000 рублей образца 2002 года, где декоративные элементы замка выглядят как набор картинок и бесплатного клипарта.

Деньги в ходу лишь три года, и многие белорусы в глаза еще не видели банкноту в 500 рублей. Наверняка для многих она станет самой красивой за всю историю белорусских денег. Хотя бы в силу своей покупательской способности.