16 августа 2017, Wednesday, 22:37

Витебские активисты борются с властями за мемориал в Хайсах

10
Фото Ольга Витебская

Манкурты в «светлых кабинетах» по привычке все хотят свалить на «немцев».

13 августа 1990 года Михаил Горбачев подписал указ «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-50-х годов»:

Признать незаконными, противоречащими основным гражданским и социально-экономическим правам человека репрессии, проводившиеся в отношении крестьян в период коллективизации, а также в отношении всех других граждан по политическим, социальным, национальным, религиозным и иным мотивам в 20–50-х годах, и полностью восстановить права этих граждан.

Прошло 27 лет. Но про какое право на память мы можем говорить, если, вопреки выводам ученых, захоронения жертв сталинских репрессий не признаются таковыми?

Таким «спорным» местом являются массовые захоронения в лесу возле деревни Хайсы, которые находятся в шести километрах от Витебска, пишет издание vkurier.by.

Дорога к массовым захоронениям. Фото Ольга Витебская
Еще в конце 80-х годов здесь начали выкапывать вещи и находить человеческие останки. Фото Ольга Витебская

Портал dw.com пишет, что в нынешнем году в Хайсы был командирован старший научный сотрудник Института истории АН Беларуси Олег Иов. В апреле-мае он следил за раскопками. Ученый отметил, что не сомневается, что в Хайсах погребены именно жертвы сталинских репрессий. Практически все захоронения, говорит Иов, идентичны найденным в Куропатах. По его словам, похоже, расстрельные команды работали по одной инструкции.

Здесь начинается место массовых захоронений жертв сталинского террора. Фото Ольга Витебская
Фото Ольга Витебская

Ученый привел длинный список критериев, по которым было установлено, что расстрелы в Хайсах имели место не позже 1938 года. Официальное заключение специалистов Института истории было отправлено в Витебский райисполком и в Следственный комитет в начале июня. Однако чиновники, как утверждает лидер инициативы «Хайсы» Ян Державцев, не принимают никакого решения, ссылаясь на то, что официальные выводы поисковой экспедиции еще не готовы.

На месте захоронений ведутся раскопки. Фото Ольга Витебская

Работал в Хайсах и 52–й отдельный специализированный поисковый батальон и специалист Академии наук. В комментарии журналисту Сергею Голеснику батальонный археолог Вадим Томилин тогда рассказал:

- Мы много работали в архивах, изучая материалы, свидетельствующие о расправах гитлеровцев над мирными жителями в лесах под Витебском. Жаль, но документов по этому захоронению мы не встречали. Хотя про уборку трупов гражданского населения и про то, что фашисты убивали местных жителей разрывными пулями, за которые, к слову, легко принять следы от кольта калибра 11,43 миллиметра, в журнале боевых действий пишут партизаны бригады имени Курмелева, действовавшие в Витебском районе. В декабре 43–го в этих местах проходила Городокская операция, закончившаяся катастрофически для наших войск. Поэтому я не исключаю, что найденные останки могут принадлежать как замученным мирным советским гражданам, так и отступавшим красноармейцам. Однако окончательные выводы можно делать только на основании документов.

Фото Ольга Витебская
Фото Ольга Витебская
Фото Ольга Витебская
Фото Ольга Витебская

Как писал правозащитный сайт «Витебская весна», 31 мая состоялась встреча представителей власти с гражданами, которые высказались за сооружение памятных крестов на месте массовых захоронений возле Хайсов, в зале Мазоловского сельсовета.

Заместитель председателя Витебского райисполкома по социальным вопросам Ксения Карабач. Она заявила, что работа, начатая 52-м поисковым батальоном на месте найденных остатков людей еще пока не закончена, а поэтому вопрос установки креста является несвоевременным. Однако этот вопрос можно считать логичным. Но пока нет заключения экспертизы, которая проходит в рамках следствия, официальные выводы не сделаны, а поэтому рано говорить про чествование погибших рано. Почему? По мнению чиновников, мемориальные кресты будут мешать поисковой работе.

Во время раскопок был найден фрагмент женского гребешка, на котором было нацарапано имя Оля и часть фамилии. Фото Ольга Витебская
Андрей кешенюк провел собственное исследование и установил, что гребешок мог принадлежать жительнице деревни Матушова Лезненского района, 28-летней учительнице Ольге Данцит. Фото Ольга Витебская

Из-за такого противостояния невозможно ни установить количество жертв, ни определить площадь захоронений.

А пока активисты инициативы «Хайсы» организовали народный мемориал на месте захоронений. Они установили 29 крестов, указатели, информационные таблички. А также идет сбор и запись на видео воспоминаний местных старожилов – уже есть более 30 таких свидетельств.

Скорбное место недалеко от Витебска. Фото Ольга Витебская

Svaboda.org пишет, как местный житель Дмитрий Гончаров, 1928 года рождения, рассказал:

- Мы с другом пошли искать теленка, который потерялся. Было это до войны, в 1937 или в 1938 году. Смотрим, а в лесу возле железной дороги стоит дядька в кожаной куртке, который дальше никого не пускает. А перед этим мы выстрелы в лесу слышали, несколько ночей подряд. Своего теленка мы позже нашли, он в болоте завяз… А еще один односельчанин отыскал в лесу страшную находку. Был арестован председатель нашего колхоза Антон Ромашко. Я с его дочкой сидел в школе за одной партой. Его забрали будто бы за то, что он польский шпион. А через некоторое время сосед нашел в лесу его пиджак – рукав из земли торчал. Сказал жене, та бросилась искать мужа, но люди в кожаных куртках никого в лес не пускали. А кому удалось обдурить охрану, говорил, что там земля шевелится.

Участники инициативы «Хайсы — «витебские Куропаты» уже третий год собирают свидетельства тех, кто хоть что-нибудь знает про сталинские расстрелы в этой местности.

В архивах удалось найти фамилии еще 62-х человек, расстрелянных в витебской тюрьме НКВД в один день с Ольгой Данцит, причем по тому ж самому обвинению, что и молодую учительницу – якобы за участие в «латышской контрреволюционной организации». Вполне вероятно, что эти люди тоже убиты возле деревни Хайсы.

Есть скорбное место и под Оршей – Кобыляцкая гора. Никто не знает, сколько в этом лесу захоронено невинно убиенных. В 30-е годы органами НКВД туда под покровом ночи были вывезены и расстреляны тысячи людей. Останки человеческих тел засыпались землей, а исследователи, работавшие на местности в 80-90 годы находили человеческие черепа с характерными пулями во лбах или в затылках, значит, стреляли в упор.

И в этом случае власти пытались «столкнуть» ответственность за эти расстрелы на немцев, однако их версия не выдерживала никакой критики.