21 апреля 2019, воскресенье, 22:14
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

«Хотят праздник, а получаются «Дожинки»

1
Жюри кинофестиваля «Листопад-2017»
Фото – Ирина Ареховская

Что ожидает самый главный кинофорум страны «Листопад».

В этом году Министерство культуры Беларуси взялось за кинофестиваль «Листопад» (бел. «Лістапад») и объявило, что окончательное решение относительно фильмов национального конкурса будут принимать чиновники. «Belsat.eu» выяснил, какие последствия будет иметь это решение для белорусского кинопроцесса.

 

Кинофестиваль проходит уже 25 лет подряд, и в течение всего его существования Министерство культуры финансово поддерживает его, так как оно, вместе с Мингорисполкомом, является учредителем «Листопада».

Несмотря на дотации, в программы фестиваля Министерство культуры не очень вмешивалось – или, по крайней мере, это не выносили напоказ.

Работы для основного конкурса, конкурса игрового кино, документального и внеконкурсной программы выбирали организаторы – администация центра «Арт-корпорейшн». А вот для национального конкурса, то есть того, где за приз борются белорусские режиссеры, создали специальную комиссию. В ее состав входили члены администрации «Арт-корпорейшн», кинокритики, продюсеры и представители Министерства культуры. Сейчас же дирекция может только советовать фильмы, но последнее слово остается за чиновниками.

Месть за «Завтра»

 

Результаты изменений уже ощутили на себе те белорусские авторы, фильмы которых не пропустило Министерства культуры. Фейсбук-страница другого кинаконкурса, «Bulbamovie», сообщает, что на «Листопад» не прошли фильмы Андрея Кудиненко, Андрея Кутило, Никиты Лаврецкого, Юлии Шатун, Павла Недведзя и Александра Михалковича. Конкретные причины авторам не назвали – на кинофестивалях обычно сообщают только берут ленту или не берут. И все было бы понятно, если бы это были молодые неизвестные режиссеры, но большинство из них уже получали не только «Листопадовские», но и иностранные награды.

«Как может Андрей Кутило, один из лучших наших документалистов, который приглашен на IDFA – можно сказать, это Каннский уровень среди документального кино – не пройти на «Листопад»? Ну смешно же. Смешно и стыдно», – комментирует ситуацию Влада Сенькова, автор фильма «Граф в апельсинах».

«Белорусский психопат» Никиты Лаврецкого победил в национальном конкурсе в 2015 году, а «Завтра» Юлии Шатун. – в международной программе «Листопад» «Молодость на марше» в 2017-ом. Собственно из-за последнего, как считают некоторые критики, все и началось.

«Есть такая версия, что то, что происходит сейчас, – это месть за «Завтра», – считает культуролог Максим Жбанков. – Эта лента сделала то, чего не могла сделать ни одна лента «Беларусьфильма»: она заставила нас думать о себе, о своей судьбе, волноваться, это болезненная, но очень привлекательная штука. Это неудобство было главной причиной недовольства».

«Чернуха, снятая за три копейки»

Больше всех победой «Завтра» возмутился министр культуры Юрий Бондарь – он назвал фильм Юлии «чернухой, снятой за три копейки». Но действительно ли в этом году Минкульт вышел на борьбу с ведьмами – неизвестно. Конкретные причины, по которым не прошли указанные выше фильмы и режиссеры, чиновники не называют, не знают их и в «Арт-корпорейшн». По словам пресс-секретаря «Листопада» Ирены Котелович, работала комиссия Минкульта в прямом смысле за закрытыми дверями.

«Организаторы «Листопада» сообщили на пресс-конференции об изменениях, чтобы все знали, что с этого года национальным конкурсом руководит исключительно Минкульт, и они [организаторы «Листопада» – belsat.eu] снимают с себя ответственность за выбор программы», – считает режиссер Андрей Кутило.

Ольгерд Бахаревич, Юлия Тимофеева на «Листопаде-2016». Фото – Виолетта Савчиц

В противовес чиновникам режиссер Ева-Екатерина Махова, фильм которой прошел отбор, сняла свою ленту с конкурса «Листопад». На своей странице в фейсбуке автор объяснила: «Я за свободу от цензуры и не хочу участвовать в конкурсе, где пренебрегают свободой слова и творчества».

«Это выбор каждого – оставить свою ленту или снять ее, но все же я думаю, что бойкот не решит сейчас эту ситуацию, – объясняет свою точку зрения Николай Лавренюк, координатор национального конкурса «Листопад». – Нам важно показать фильмы, которые есть в программе, это качественные работы. Но остается вопрос о будущем конкурса».

Причем здесь Ирина Дриго?

Но скандал с национальным конкурсом показал более глубокие системные проблемы. Ева-Екатерина Махова написала о конфликте с государственной киностудией «Летопись», где она работала, и, среди прочего, – с заместителем министра культуры Ириной Дриго.

а должность заместителя министра культуры Ирина Дриго, бывший идеолог при Администрации президента, попала в 2014-ом. Музыкант Дмитрий Войтюшкевич еще перед назначением шутил в своем интервью порталу «Тузін хітоў»: «Печально, так хотелось надеяться, что наступит оттепель, а тут мешает некая Ирина Дриго… Придется принять за данность и дальше сидеть в подполье и потихоньку вести подкоп снизу».

Ирина Дриго, заместитель министра культуры. Фото – Ирина Ареховская

Ирина Дриго тогда не согласовала концерт Войтюшкевича, который находился в черном списке белорусских деятелей культуры. Известна чиновница еще и тем, что подписала постановление об изменении защитных границ урочище «Куропаты», которое фактически разрешило строить рядом с местом расстрелов ресторан. А теперь она имеет один из решающих голосов комиссии, ответственная за то, что показывать, а чего не показывать на национальном конкурсе «Листопад».

Критерии отбора она объяснила журналистам радио «Свобода» следующим образом: «Здесь главное: а) мастерство; б) способность глубоко заглянуть в проблему, заложить послание к зрителю. Национальный конкурс – как лотерея, как проникновение в сундук с кладом. Открываешь и не знаешь, что получишь. 87 фильмов, я постаралась посмотреть все. С одной стороны, радостно, что столько людей, которые считают себя режиссерами, а с другой, очень разный уровень».

 

«Хотят праздник, а получаются «Дожинки»

«Листопад» – это интересный пример пограничного явления, которое, с одной стороны, старается быть европейским, но все равно со стороны структуры управления и принятия решений остается советским, – рассуждает культуролог Максим Жбанков. – И в этом конфликте вся драма «Листопада» – ведь дирекция искренне хочет праздника, но получаются какие-то «Дожинки». В этом случае правящее чиновничество рассуждает по-колхозному, по-советски, хочет, чтобы все было красивенько, симпатично, беспроблемно, чтобы не было обидно за державу. И вот здесь начинается не искусство, а идеология, та самая цензура».

Режиссер Виктор Красовский, лауреат приза «За лучший художественный фильм» «Души мертвые» (Беларусь). Фото –Виолетта Савчиц

Но существует ли на самом деле цензура в мире, где есть интернет? Конечно, фестиваль может выгнать условного фон Триера за фразу о Гитлере и сделать скандального режиссера персоной нон-грата на несколько лет. А Минкульт может убрать ленты, которые не нравятся чиновникам с национального конкурса «Листопад».

 

«Но независимые режиссеры – это сила, которую невозможно остановить, – говорит режиссер Влада Сенькова. – Мы не проходим через какие-либо комитеты, которые решают, какие будут наши фильмы. Мы делаем фильмы сами, просто без денег. Появились фильммейкеры, которые делают то, что хотят, и не боятся высказываться, а повлиять на них невозможно. Поэтому не допустить их работы к показу – это все, что чиновники могут сделать».