23 июля 2017, воскресенье, 3:55

Кому выгодна национализация крупнейшего банка Украины

15

Историю с «Приватом» финансисты назвали «дружественной национализацией».

Вечером в воскресенье, 18 декабря, Кабинет министров Украины по согласованию с Советом Нацбезопасности и Обороны принял решение национализировать «Приватбанк». Для страны, где каждый третий гражданин — вкладчик либо держатель «приватовского» кредита, а половина населения — пользователи платежных систем банка, новость, прямо скажем, плохая. Хоть и не как снег на голову, пишет novayagazeta.ru.

Слухи о том, что пионер частного бизнеса, технологичный, инновационный «Приват» превращается в банкрота, появились еще до аннексии Крыма и начала боевых действий на Донбассе. Финансовые аналитики писали о расширяющейся «дыре» в миллиарды гривен. Генпрокуратура и МВД расследовали вывод за рубеж собственниками этого финансового учреждения крупной суммы, которую Национальный банк выделил им в рамках программы рефинансирования. Дело зависло. Потом НБУ давал «Привату», как неплатежеспособному, еще транши на спасение ситуации… Снова не помогло. Зато банк стал кредитовать аффилированные  структуры, то есть, самого себя же, что вызвало недоумение и возмущение МВФ, Всемирного банка и Европейского банка реконструкции и развития.

По официальной информации, «дыра»  составляет 150 млрд. гривен (около 5 млрд. долларов по курсу.) Национализация означает: указанную сумму придется заплатить украинским налогоплательщикам. Вариантов нет. Ликвидация «Приватбанка» обрушит финансовую систему Украины.

Понедельник начался с телеобращений к народу президента и премьера.

—  Мы прибегаем к беспрецедентному решению — переходу банка в стопроцентную государственную собственность. Государство берет на себя ответственность и гарантирует клиентам «Приватбанка» неприкосновенность и целостность их денег, — объяснял Петр Порошенко.

— Национальный банк в этот период поддержит стабильность национальной валюты, все необходимые инструменты есть! — уверял Владимир Гройсман.

По словам министра финансов Александра Данилюка, причин для паники не существовало: клиенты по-прежнему имели свободный доступ к счетам и депозитам. Правда, на один день приостановили обслуживание юридических лиц. Министр обещал: государство продаст банк, как только  нормализует ситуацию, поскольку не планирует становиться таким крупным собственником банковского сектора. Пока же минфин, в знак солидарности с народом, переводил свой зарплатный проект в «Приват».

Тут я отвлеклась от экрана и пошла за продуктами в ближайший  супермаркет.

Табло фирменного зеленого банкомата возле входа светило надписью с грустным смайликом: «Извините, в этом банкомате деньги закончились!»

— В том, что возле метро, тоже пусто, — со знанием дела проинформировали меня другие покупатели. — А в отделении, у касс, очере-е-дь!

За товар я без проблем рассчиталась «приватовской» платежной картой. И вернулась слушать Александра Дубилета, отныне экс-главу правления банка. Брифинг транслировали из Днепра.

—  Такого еще не было… Мы зарядили все банкоматы по стране. Но ежедневно по два миллиарда гривен снимают, — оправдывался  Дубилет. Он предупреждал, что эксцессы со снятием налички возможны впредь: «Это жизнь». И реагировал на реплики о несостоятельной кредитной политике «Привата»:

— Мы напишем мемуары и расскажем, кто и для чего начал  информационную атаку. Потом расскажем. Сейчас не нужно.

В провинции, несмотря на интернет и телевизор, новость обрастала фантастическими драматическими деталями. Звонок знакомых из Винницкой области: «Что, Коломойского в живых уже нет?!»

Главный акционер «Привата», бывший губернатор Днепропетровской области, один из наиболее влиятельных олигархов Игорь Коломойский никак не высказывался на тему национализации собственного «детища». Хотя, по свидетельствам инсайдеров,

накануне между Коломойским и президентом Порошенко шли переговоры. И завершились соглашением «win-win».

Выигрыш каждой из сторон в контексте того, что случилось, мог бы показаться спорным — не будь прежде открытого конфликта. Банкир, очень много сделавший для обороны страны, особенно, в начале войны, попытался взять «дань» в виде передела внутреннего рынка нефти и нефтепродуктов. Но получил от власти не преференции, а отпор. Коломойский уступил, не стал, на радость Кремлю, расшатывать ситуацию в Украине. Потому сейчас государство в лице президента  позволяло ему, скажем так, отсидеться, сохранить лицо.

«…Сегодня  Коломойский улетел в Лондон. А чего он поспешил свалить в это пристанище всех беглых олигархов, если с завтрашнего дня  будет так все гладко, как  наперебой обещают должностные лица?» — возмущался в ФБ Михаил Саакашвили. Для бывшего главы Одесской обладминистрации,  который объявил о своей оппозиции действующей власти, есть лишний повод обратиться к потенциальным избирателям с призывом не верить  обещаниям: «Кто даст гарантии вкладчикам — юридическим лицам, что их деньги не пропадут и сотни тысяч людей не останутся без работы?»

Историю с «Приватом» финансисты назвали «дружественной национализацией». Получат ли на ней свой процент политики — поймем в ближайшие дни.