25 июля 2017, вторник, 15:41

«Рынок обвалится, если поступит волна автомобилей с плохими кредитными историями»

12
Фото: onliner.by

Два года мы живем в условиях российских цен на автомобили.

В сегменте новых машин лидерство прочно удерживает один игрок, многие белорусы оценили привлекательные лизинговые программы.

Эксперты характеризуют нынешнюю ситуацию как вялотекущую, а перспективу вернуться к рыночным ценам — пугающей для покупателей. Дмитрий Хлыстов, не раз комментировавший для Onliner.by обстановку со стоимостью и продажами, — о явных и скрытых тенденциях.

— Постепенно к 2016 году у нас лидером рынка новых легковушек стал Renault, в том числе благодаря привлекательным лизинговым программам. Имеется в виду по числу продаваемых автомобилей. В чем залог успеха таких игроков?

— Я бы сказал, в нежелании работать одними и желании убрать конкурентов другими. Почему именно Renault? Ну потому, что, во-первых, компания сделала много бюджетных автомобилей. Зайдя в салон, вы увидите широкую линейку моделей. Во-вторых, гарантирует неплохое качество. В-третьих, это хорошо знакомый белорусам бренд. Например, в Казахстане на «французах» и «итальянцах» почти никто не ездит, там в почете японские производители. У нас по-другому. В Беларуси, кто бы что ни говорил, всегда любили Renault, Peugeot, Citroen. Вопрос, какие они, эти «бюджетники»? Ездят? Однозначно, да. Выполняют свою функцию? Конечно. Ну нормальные машины. Словом, сегодня, имея 20 тысяч деноминированных рублей, можно позволить себе новый автомобиль.

— Получается, для нас по-прежнему определяющий фактор — цена?

— Решает в том числе бренд и линейка моделей, удовлетворяющая и молодежь, и людей зрелого возраста, и пенсионеров. Для сравнения загляните на Volkswagen. Что увидите? Polo Sedan? А все остальное уже несколько в другой ценовой категории.

— За последние годы класс бюджетников настолько разросся, что сам стал расслаиваться. Есть, например, Kia Rio и Hyundai Accent с одной стороны и Lada Granta с другой...

— В то же время у нас всегда любили иномарки, желательно дизельные. Да и те же Lada Granta неплохо продаются. Ну давайте прямо говорить: белорусы небогато живут, но при этом хотят ездить на автомобилях. Поэтому повышенный спрос на недорогие машины. Но ведь хочется разнообразия! И седаны, и хетчбэки, и кроссоверы. Тот, кто сегодня предлагает большой выбор «бюджетников» и «вкусные» лизинговые программы, правит бал.

— А кто теряет? Ведь если кто-то приобретает новых клиентов, то от кого-то они уходят. Какие марки у нас на ладан дышат?

— Наверное, такие игроки присутствуют. Но насколько это глобально? Если продавать автомобили с минимальным доходом, то не факт, что дилер, реализовавший их очень много, станет миллионером. Конечно, есть Китай, который сбывает миллионы машин, но есть Беларусь, где счет на сотни. Больших объемов здесь все равно не будет. Для кого-то продать пятьсот автомобилей в месяц это норма. А для кого-то — недостижимая планка. Чтобы заработать на гарантийном ремонте и обслуживании, для этого приходится торговать чуть ли не в ноль. А автосалону нужны объемы для сохранения дилерства.

— Кому нужны эти тысячи?

— Производителю. Ему необходимо реализовать в Таможенном союзе от 50 тысяч машин в месяц. А в Беларуси получается максимум 500, и то не у всех. Поэтому условия ценообразования мы не диктуем.

— При этом автосалоны присутствуют в странах, где потенциально еще меньший объем, чем в Беларуси, и это автоконцерны не смущает. Почему же тогда в отношении нас применяется такой аргумент?

— Давайте не будем забывать, что сейчас действуют заградительные таможенные пошлины. В результате многие автоконцерны локализовали производства внутри в России и немножечко у нас. Получается, нет смысла везти бэушную машину из Европы, если можно купить дешевле и новую на месте. Мы играем по другим правилам, нежели Литва или Польша.

— Что еще можно отметить из явных тенденций уходящего года?

— Произошел значительный отток покупателей из сектора подержанных автомобилей. Возьмем типичную ситуацию. Человек ездил на Volkswagen Passat B6. Хороший автомобиль! Но ему уже 10 лет, он сложный с технической точки зрения, требует дорогого обслуживания. Стоимость на «вторичке» составляет от $7 тысяч в эквиваленте. Добавив еще три тысячи, можно купить «бюджетник» и получить трех- или пятилетнюю гарантию (или на 100 тысяч пробега). Новая машина премиум-класса с двухлитровым дизельным двигателем стоит совсем других денег. Да, ее бэушную можно пригнать из России, что многие и делают...

— Какие сегменты сейчас вымыты из-за сложившейся ситуации?

— Практически отсутствуют свежие минивэны и универсалы. Проще и дешевле купить новый Ford Focus в Минске, чем везти подержанный Citroen C5 из Франции. Тем временем постепенно исчезают старые добрые «европейцы». Притока новых Volkswagen Sharan или Seat Alhambra почти нет. Многие белорусы даже не знают, как они выглядят!

— Чем заполнится этот вакуум?

— Его попросту нечем заполнять. Вспомните громкий уход некоторых производителей из России пару лет назад. Это последствия демарша.

— Два года прошло после резкого понижения цен в долларовом эквиваленте на автомобили. Мы так привыкли к этим условиям, что не можем даже представить, как может быть иначе.

— Все успокоились и привыкли. Поднять стоимость будет крайне сложно.

— А все-таки, когда ждать шокового подорожания?

— Пока идет конкурентная борьба между производителями. Сильный, а это тот, который продает больше всех, диктует цены. Можно, конечно, поднять стоимость, например, на Hyundai Solaris, но кто его будет покупать? За ним и сейчас очередь не стоит. Новые Renault практически пропали с подержанного рынка Беларуси. Их уже никто не гоняет из России. Старая полулегальная схема, по которой работали «перекупы», стала неактуальна благодаря ценовой политике дилера.

— Что-то мы все говорим про «бюджетники». А как поживает премиум-класс?

— Чуть-чуть продаются, с миру по нитке. Это точно не тысяча автомобилей в месяц. Премиум-класс слишком дорог для большинства белорусов. К тому же мы привыкли покупать такие машины на «вторичке» в той же России. За этим сегментом туда и едут.

— То есть поток подержанных автомобилей с востока не прекращается?

— Безусловно. Кто-то сказал, что там дешевле. Кто-то обжегся, но все равно что-то пригнал. С удовольствием везут, например, Nissan Note, Volkswagen Jetta, Skoda Octavia.

— Кстати, по поводу Skoda. Неожиданно эта чешская марка стала одной из самых любимых для белорусов. Во всяком случае по результатам народных голосований на Onliner.by она несколько раз оказывалась в лидерах.

— У меня есть объяснение. Skoda взяла лучшее у Volkswagen, сохранив привычный объем двигателей, в частности 1,6 литра, и простую подвеску, испытанную временем, сделала хорошую подготовку кузова с приличной защитой от коррозии. Но, по моему мнению, это не совсем бюджетные автомобили. Например, Rapid в начальной комплектации с механикой стоит от 21,5 тысячи деноминированных рублей. Хотя этот лифтбэк тоже собирают в России, но белорусам он нравится. А Octavia — это вообще заявка на премиум-класс. Не всем доступен такой новый автомобиль. Вот почему человек открывает российский сайт по продаже подержанных машин и начинает искать что-то подешевле.

— На нашей «вторичке» цены стабилизировались? Еще не так давно были и падения, и взлеты.

— Если нужен автомобиль за $4 тысячи в эквиваленте, то других вариантов, кроме как покупать в Беларуси, по сути, нет. Пригнать такую машину из России? С учетом всех платежей она обойдется выше по стоимости. Из Европы? Да бросьте, из-за таможенных пошлин выйдет еще дороже. Вот и остаются два пути — либо на рынок, а потом по СТО и техосмотрам, либо в салон и покупка нового «бюджетника» частично в лизинг.

— За время разговора мы несколько раз упомянули лизинговые программы, но, по-моему, тут может получиться как с валютными кредитами — в определенный момент некоторые понимают, что не в состоянии платить.

— Это сценарий Латвии. В свое время оттуда тралами вывозили автомобили. А что это были за машины? Отвечаю: с площадок банков, конфискованные по решениям судов. В этой стране был кредитный бум, когда все брали Porsche Cayenne и думали, что смогут выплачивать, но не смогли...

— Но белорусы, как правило, в лизинг берут не люксовые автомобили, а обычные «бюджетники».

— В Прибалтике так же было. При условии доходности и зарплаты человек сможет оплатить $8 тысяч в эквиваленте, которые должен по условиям лизинга. А у него есть такая уверенность на три года вперед? Это же долг, который надо отдавать. Если все будет хорошо, то он оплатит.

— Интересно, изменили ли взгляды те автовладельцы, которые продавали старый верный Passat за ту же цену, что купили?

— В связи с отсутствием поступлений извне таких автомобилей, их можно пытаться продать самостоятельно. В конце концов находится покупатель, которому нужна именно эта машина.

— Ваш прогноз: чего ждать в 2017-м?

— Вялотекущих продаж. Никакого подъема не будет. А вот кто станет лидером рынка, даже не буду рассуждать — от слишком многих факторов это зависит. Вот не подпишет кто-нибудь завтра какой-то документ на поставки — и все... Или производители машинокомплектов задерут цену, и вчерашний хедлайнер станет аутсайдером. Сильный съест слабого. Но ожидать какого-то аншлага наивно...