22 января 2017, воскресенье, 21:22

Канадский хоккеист о Беларуси: Кажется, будто вернулся в 1970-е

10
Фото: ХК «Шахтер»

Первое, что увидел Натан Робинсон в Солигорске – огромная статуя Ленина.

Канадский весельчак выступал за хоккейные клубы из США, Германии, Австрии, Великобритании, Финляндии, а накануне 35-го дня рождения перешел в солигорский «Шахтер». Натан поделился с tut.by, чем его удивляют белорусские девушки и почему жизнь в Солигорске напоминает путешествие в 1970-е.

Хоккеист, родившийся в Торонто, моментально производит впечатление приветливого человека — он с ходу начинает задавать вопросы:

— Эй, как жизнь? Как добрались до Солигорска? Та еще погодка, не правда ли? Вы, наверное, заметили, что я очень открытый, хоть и не выставляю напоказ личные переживания, и жду такой же открытости от окружающих. Канадцы, вообще, простые ребята. Нам достаточно пообщаться час, чтобы сказать: «Дружище, а пойдем на пиво».

Instagram Натана Робинсона

Натан считает, что с белорусами сложнее подружиться:

— Многие стесняются говорить по-английски, из-за этого мы не можем расслабленно болтать и отпускать шутки. Белорусы другие по своей натуре, у вас более сдержанный юмор. И когда я хочу сострить, ребята обычно говорят: «Оу, тот еще юморок! Это североамериканский сарказм?». А я просто привык общаться в такой легкой манере.

«В свой первый день в Солигорске увидел статую Ленина и сказал: «Окей, парень, вот ты и в Беларуси!»

Хоккеист рассказывает, что в общественных местах постоянно ловит на себе удивленные взгляды:

— Для маленького города Солигорска я не типичный житель. Люди частенько оборачиваются с любопытством: «Что этот темнокожий парень делает в Беларуси?». Канадцы более открыты. Мы, как и европейцы, толерантные и легкие в общении. А белорусы порой странно реагируют на то, что давно считается нормой в мире. Бывает, я сижу в кафе и ловлю пристальные взгляды. Если в Канаде кто-то долго на тебя смотрит, значит, у него есть претензии. Однажды я спросил в Солигорске у парня за соседним столиком: «Все окей?». Он сразу смутился и отвернулся. Я списываю это на любопытство, не хочу думать о негативном отношении.

Когда незнакомцы в Солигорске узнают, что Робинсон — спортсмен, то сразу предполагают: «Ты, наверное, футболист?».

Instagram Натана Робинсона

— Люди очень удивляются, что темнокожий парень играет в Беларуси в хоккей. У них просто взрывается мозг, ха-ха. Для Солигорска это экзотика. Я не сразу согласился переехать в Беларусь. У меня были сомнения насчет перехода в Экстралигу, все же до этого я выступал в НХЛ и других сильных лигах. Но мне рассказали, что шесть первых команд чемпионата Беларуси ведут напряженную борьбу, и я решил согласиться. Я всегда интересовался историей, читал о советском периоде, поэтому мне было интересно пожить в стране с богатым прошлым. И я понял, что белорусская реальность совершенно другая в сравнении с теми странами, где мне приходилось бывать. В первый же день по пути на тренировку я увидел на городской площади большую статую Ленина и сказал себе: «Окей, парень, вот ты и в Беларуси!».

Друзья и родственники Натана постоянно спрашивают, как ему живется в Беларуси.

— Я отвечаю, что это словно вернуться в 1970-е. Если бы Солигорск был более разнообразным, как Минск, можно было бы отвлечься, сходив в кино или на выставку. Но я возвращаюсь в квартиру и постоянно думаю о хоккее. По возможности прошу одноклубников подвезти меня в Минск — там присмотрел парочку заведений: Tapas Bar, Gambrinus, Bistro De Luxe. Я слышал, что где-то около Минского моря есть клуб, который звучит, как моя резиденция — Robinson Club. Обязательно надо туда заглянуть, покажу паспорт и, может быть, получу скидку.

Когда я только переехал в Солигорск, то жил в гостинице. Позже подыскал квартиру. Мне уже не 25 лет, чтобы жить в общежитии или отеле. Хотелось обустроить собственное место, к тому же я веду здоровый образ жизни — предпочитаю готовить самостоятельно, а не питаться ресторанной едой. Мне кажется, я крутой повар, когда готовлю для гостей. А мое собственное меню довольно обычное и сбалансированное: на завтрак съедаю 3−4 яйца и выпиваю смузи из шпината, банана и замороженных фруктов, на обед ем котлету или стейк и вечером выбираю легкий ужин.

«Белорусы считают, что девушки в 22 года должны иметь детей и обязательно быть замужем»

Фото: ХК «Шахтер»

Игрок «Шахтера» с удовольствием заводит новые знакомства, благодаря которым изучает белорусский менталитет:

<>i>— Мне кажется, что у белорусов маленькие запросы. Вам не нужны дорогие машины и шикарные дома. Я замечал, что в домах стоят миниатюрные холодильники и только самые необходимые электроприборы. По моим наблюдениям, белорусы, скорее, не живут, а выживают. Может быть, так было не всегда, но сегодняшняя экономическая ситуация диктует такие условия. Не подумайте, что я избалованный парень, просто привык, что в Канаде народ частенько выходит в рестораны не просто, чтобы поесть, а насладиться моментом.

По рассказам Робинсона, в Солигорске совсем мало мест, где можно весело отдохнуть с компанией друзей:

— Я свободный парень, у меня нет ответственности за семью и обязательств перед кем-то. Я обожаю новые встречи, но в Солигорске почти нет вариантов для развлечений. Мне кажется, этот город для семейной жизни. Я заметил, многие белорусы считают, будто девушки в 22 года должны иметь детей и обязательно быть замужем. В Канаде женщины более независимы и целеустремленны, только к 30 годам они начинают задумываться о семейной жизни. Мне намного больше нравятся девушки, которые хотят состояться как личности перед тем, как выйти замуж.

Я не сторонник того, чтобы муж работал, а красивая жена просто сидела дома. Я встречал белорусок, которые говорили: «Окей, я согласна сходить с тобой на кофе. Но тогда оплати мне такси или вызови Uber». Я был в шоке. Это полная ерунда, если ты хочешь, то сама приедешь. Я за такой подход: сегодня ты покупаешь продукты и готовишь, а завтра это делаю я, все по-честному.

Натан признается, что профессия делает свое дело и девушки часто знакомятся первыми только потому, что он хоккеист.

— Девушки любят спортсменов и рассчитывают на их деньги. И так происходит не только в Беларуси. Но я раскрою тайну: футболисты зарабатывают больше, чем хоккеисты, делайте выводы, ха-ха. В Канаде хоккеисты тоже пользуются бешеной популярностью. Когда девушки замечают в клубе хоккеиста, они сами подходят знакомиться: «Вау, у тебя нет зубов, ты же хоккеист!». Некоторые мои друзья играют в любительских лигах США и Канады, но для девчонок это не имеет никакого значения. А если ты игрок НХЛ — ты настоящий король. В юниорском возрасте я играл вместе с Джонатаном Чичу. Он был одной из главных знаменитостей. Понимаете, в Канаде хоккей — это религия, а хоккеисты — это боги, как футболисты «Барселоны» для Испании. Я из хоккейного города Торонто, где каждый игрок — суперзвезда.

Instagram Натана Робинсона

«Я не против натурализации спортсменов. Не каждый канадец может пробиться в сборную, где играют такие парни, как Сидни Кросби»

Натан и сам играл за «Детройт Ред Уингз» вместе с Сергеем Федоровым, Павлом Дацюком и Игорем Ларионовым.

− Это было фантастическое время, когда клубу было по силам выигрывать Кубок Стэнли. Играя с такими партнерами, я убедился: великие люди очень простые в общении. Игорь Ларионов учил меня, как технично работать с клюшкой и грамотно ускоряться. Мы оставались после тренировки, и Игорь устраивал мне «русский интенсив». Многое из того, что сегодня является моей сильной стороной, я взял именно от этого хоккеиста.

Существует очень большая разница между организацией тренировочного и игрового процесса в НХЛ и Экстралиге. НХЛ — самая простая лига. Удивлены? Это действительно так, потому что там хоккеистам не приходится думать ни о чем, кроме игры. Все организационные моменты решают работники клуба, твоя задача — здорово отработать на льду. В НХЛ совершенно другой подход, поэтому это самая лучшая и самая легкая для хоккеистов лига. Чтобы играть в белорусском чемпионате, надо очень любить хоккей и закрывать глаза на недостатки.

Робинсон в курсе, что некоторые его земляки обзавелись белорусскими паспортами накануне олимпийской квалификации. Он считает, что натурализация спортсменов — абсолютно нормальное явление во всем мире:

− Если эта система продолжит работать, может быть, и я сыграю за вашу сборную? Ха-ха, я готов. А если серьезно, то я не против такого усиления команды. В Германии американские хоккеисты тоже получают немецкие паспорта. Если ваш президент любит хоккей и все мечтают, чтобы страна играла на топ-уровне, то приглашение сильных иностранцев — один из вариантов. А еще это реальный шанс для канадских спортсменов сыграть на главных хоккейных турнирах. Потому что не каждый канадец получает возможность пробиться в нашу национальную сборную, где играют такие парни, как Сидни Кросби. Среди моих предков были ямайцы, так что остается выступать за сборную Ямайки.

Бывший игрок НХЛ привыкает к белорусским реалиям. Натан, как и многие иностранцы, испытывает трудности из-за языкового барьера:

− Хоккеисты «Шахтера» не привыкли играть с иностранцами. Наверное, белорусские ребята не до конца понимают, как сложно нам приходится. И речь не только о языковых сложностях. Иногда я прошу: «Парни, напомните, когда надо прийти на собрание или предупредите, если перенесут тренировку». Но у каждого много своих дел, и мои слова просто могут вылететь у них из головы. А нам, иностранцам, сложно держать все под контролем. Я не всегда понимаю, как надо выполнять то или иное упражнение на тренировке. И ни у кого нет времени, чтобы возиться с канадским легионером. Поэтому я становлюсь последним в линию и четко повторяю движения за другими игроками.

«Я люблю стильную одежду и считаю, что важно выглядеть классно. Но в Солигорске сложно оставаться модным парнем»

Instagram Натана Робинсона

Хоккеист не теряет времени зря и дистанционно готовится к получению диплома по тренерской работе.

− Я параллельно работаю персональным тренером с несколькими клиентами. Я самостоятельно провожу исследования, нахожу оптимальные варианты работы с телом и составляю индивидуальные программы питания, режима сна, расписание физических нагрузок и контролирую выполнение. Уже нашел несколько клиентов в Беларуси, раньше занимался этим в Германии.

Я не верю в приметы или талисманы — только работа может повлиять на результат. В командах, где я раньше играл, встречались парни, которые носили одно и то же нижнее белье и искренне верили, что именно оно приносит им удачу. За игроками «Шахтера» не замечал каких-то суеверий. Некоторые хоккеисты носят бороду, но это не столько связано с ритуалом, сколько с модным трендом в последние пять лет. Я слышал, что в моду входит образ «канадского дровосека», этакого Брента Бернса или Джо Торнтона из «Сан-Хосе Шаркс». Я люблю стильную одежду и считаю, что важно выглядеть классно. Каждый человек — это билборд, а наша внешность — самореклама. Конечно, в Солигорске сложно оставаться модным парнем, поэтому летаю на шопинг в Германию.

Натан Робинсон из тех людей, которые любят вызовы. Белорусский опыт совершенно не похож на все, что случилось с ним ранее.

− Я воспринимаю выступление за «Шахтер» как новый челлендж. Мне приходится привыкать к людям, климату, но самое главное, что делает меня счастливым в Беларуси, — это хоккей. К счастью, клюшка, коньки и лед одинаковы во всех странах. Мы проиграли за последнее время много матчей, и это реальный повод для депрессивного состояния. Когда к «Шахтеру» вернутся победы, мне точно не придется жаловаться. Я занимаюсь любимым делом, а к остальному можно привыкнуть.