16 ноября 2018, пятница, 22:08
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Москва боится бунта в регионах

4
Фото: EPA

Кремль готовит законодательные уловки?

Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин своей статьей о "точечных изменениях" решил преподнести российскому обществу сюрприз на 25-летие Основного закона страны. В своей статье "Буква и дух Конституции", написанной для "Российской газеты", Валерий Зорькин заявил о возможности "адаптировать этот текст к меняющимся социально-правовым реалиям". При этом главный судья страны декларирует, что он против кардинальных реформ Конституции, но в последующем изложении опровергает этот тезис. Во главу угла ставится международная ситуация, санкционное давление, политическая целесообразность, прикрытая словами о социальной справедливости.

За пространными рассуждениями в статье кроется несколько предложений, которые могут кардинально изменить хрупкий баланс между формальными демократическими институтами (с которыми пока вынуждены считаться) и авторитаризмом, встроенным в 1993 году изначально в ткань государства. Во-первых, это критика существа местного самоуправления, в то время как без независимой муниципальной власти не обходится ни одна демократическая страна в мире. Да, сейчас муниципалитеты в России низведены до уровня постоянных просителей бюджетных денег, экономически они бесправны. И в таком положении в высоких кабинетах местное самоуправление может казаться ненужным звеном. Даже такому огромному "муниципалитету" как Казань достается всего около 7% налогов, собираемых на его территории.

Между тем, опыт выборов в муниципальные советы в Москве показывает, что оппозиция, лидеры общественного протеста при должной мобилизации могут добраться до кресел депутатов, глав органов власти. И это осознание может прийти в масштабах всей страны. Есть опасность, что самодеятельное население, мало зависящее от государства, вскоре может осознать свои права и взяться за политическую борьбу на местном уровне, а потом и на уровне регионов. Регионализм, подкрепленный кооперацией муниципальной оппозиции — это страшный вызов для Системы в целом.

Отдельные кейсы, когда во главе сельских поселений оказывались "местные оппозиционеры", могут стать более распространенными. Население готово организовываться, чтобы противостоять публичным слушаниям (по МСЗ, по застройке) или отслеживать результаты референдумов о самообложении.

Если активное население получит такой опыт гражданского контроля, на низовом уровне фальсификация выборов оказывается практически невозможной

Если активное население получит такой опыт гражданского контроля, на низовом уровне фальсификация выборов оказывается практически невозможной. Наверное, именно исходя из этих тенденций, Зорькин предлагает "адаптировать этот текст к меняющимся социально-правовым реалиям" и объявляет местное самоуправление ненужным.

Вместе с тем, председатель Конституционного суда предлагает прописать в основном законе полномочия Администрации президента. Что должно быть закреплено в этом перечне полномочий — намеренно не уточняется. В зависимости от этого перечня, можно будет понять, предлагается ли усиление власти президента в суперпрезидентской республике или же, наоборот (как бы это не казалось парадоксальным) — предлагается уменьшить значимость института президентства в стране.

Первый вариант более подходит для операции "Преемник". Второй вариант нужен для того, чтобы создать для Владимира Путина новый высший коллективистский орган управления или придать такой статус Государственному Совету РФ. О подобном повороте событий в последнее время говорят многие политологи и Telegram-каналы, выдающие политические инсайды. В этом случае прописанные полномочия Администрации — это еще и закрепление прав бюрократии, гарантия того, что эти права останутся неизменными в случае, если Владимир Путин займет иную, более высокую должность.

При втором варианте, становится более понятным тезис об "отсутствии должного баланса в системе сдержек и противовесов" — крен в пользу исполнительной ветви власти.

Неслучайно председатель Конституционного суда рассуждает и о многовековом опыте коллективизма, соборности, которую может олицетворять собой новый орган управления страной. И что совсем обескураживает в данном ключе — это призыв к реанимации идеи солидаризма, которая,как известно, являлась основой фашистской идеологии. Хотя это неудивительно слышать от человека, который говорил, что "при всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации".

Еще один важный тезиса в статье — это доктрина "конституционной идентичности" и критика ЕСПЧ за, якобы, неспособность понять дух российской Конституции. По сути, это обоснование отказа от приоритета международного права . Делается это с отсылкой на зарубежную практику — в духе "а у вас негров вешают". И здесь природа конституционной идентичности, анализ международных тенденций "адаптированы" у председателя Конституционного суда к существующим социально-политическим реалиям в России.

В целом, любые отсылки к демократическому зарубежному опыту подстроены у Валерия Зорькина под совсем недемократическую реальность. Так, при обосновании необходимости зафиксировать баланс индивидуальных и коллективных прав он пишет о швейцарском опыте самоуправляющихся коммун. И в то же время, как мы отметили, Зорькин отвергает местное самоуправление. В таком случае единственным выразителем коллективных прав становится государство, как это и бывает в отечественной практике.

По мнению председателя Конституционного суда, субъекты федерации должно, как и в случае с Администрацией, коснуться уточнение полномочий. Все дело в том, что будет пониматься под термином "субъекты федерации": либо ими станут 14 макрорегионов, на которые предлагает поделить страну министерство экономического развития России, либо же сегодняшние регионы в своем большинстве сохранят свой статус.

Для 14 макрорегионов может быть оправдано увеличение полномочий, а вот для республик, краев и областей — судя по логике последних 18 лет, вряд ли возможен такой вариант. Вполне возможно и сочетание двухуровневой системы управления "макрорегион-регион", тем более, что для этого не нужно менять Конституцию, а лишь необходимо будет "уточнение полномочий".

Впрочем, казуистика и умение обосновать любое решение в отечественной законодательной практике достигли такого высокого уровня, что даже изменение основ конституционного строя, перекройка административной карты может пройти без положенного референдума.

В целом, статья председателя Конституционного суда стала важным звеном в пробе общественного мнения на предмет конституционных изменений, необходимых для сегодняшней власти. В эпоху экономических трудностей население может и не заметить "развития правового потенциала нашего Основного Закона" (цитата по Валерию Зорькину) и попасть в изящно расставленную конституционную ловушку.

Шамиль Сабиров, idelreal.org