27 июня 2019, четверг, 10:16
Мы в одной лодке
Рубрики

Мустафа Джемилев против СССР

1

История победы человека над системой.

13 ноября 2018 года лидеру крымскотатарского народа, одному из моральных авторитетов современной независимой Украины Мустафе Джемилеву исполняется 75 лет. Цикл публикаций о его жизни подготовила крымский историк Гульнара Бекирова.

(Часть 2, начало – здесь)

Впервые Мустафу Джемилева осудили в мае 1966 года – в связи с его отказом служить в Советской Армии по политическим мотивам его приговорили к полутора годам лишения свободы.

Когда в 1967 году Мустафа вышел на свободу, о восстановлении его в институте уже не могло быть и речи. Для него начинались совершенно иные «университеты».

В этот период Джемилев часто бывал в Москве, где познакомился и сблизился с генералом-правозащитником Петром Григоренко – у него он прожил несколько месяцев. Мустафу там считали родным человеком, а супруга генерала Зинаида Михайловна называла его не иначе как «сыном». Это был очень плодотворный и важный период для развития молодого крымского татарина, поскольку в это время он не только перечитал все книги в библиотеке Григоренко, но и познакомился практически со всеми московскими диссидентами.

Петр и Зинаида Григоренко
Фото: Архив автора

В мае 1969 года Петра Григоренко арестовали в Ташкенте. Ответом его друзей-правозащитников стало образование несколько дней спустя, 20 мая 1969 года «Инициативной группы по защите прав человека в СССР». Вот как рассказывал об этом Виктор Красин: «В начале мая 1969 года были арестованы генерал и Габай (Илья Габай был арестован 19 мая 1969 года – авт.). Совершенно неожиданно Якир сказал мне: «Пришло время осуществить твою любимую идею. Только не называй его громко (он имел в виду слово «комитет»), а как-нибудь поскромнее, например, как у крымских татар – «инициативная группа».

Мустафа Джемилев и известные советские диссиденты Генрих Алтунян (Харьков), Владимир Борисов (Ленинград), Леонид Плющ (Киев), Татьяна Великанова (Москва), Наталья Горбаневская (Москва), Сергей Ковалев (Москва), Виктор Красин (Москва), Александр Лавут (Москва), Анатолий Левитин-Краснов (Москва), Юрий Мальцев (Москва), Григорий Подъяпольский (Москва), Татьяна Ходорович (Москва), Петр Якир (Москва), Анатолий Якобсон (Москва) стали соучредителями первой в СССР открыто действовавшей независимой гражданской ассоциации.

Основной формой деятельности «Инициативной группы по защите прав человека…» являлось составление и распространение открытых обращений, адресованных в адрес Организации Объединенных Наций, а также советским властям и гражданам СССР и содержащих сведения о политических преследованиях в Советском Союзе. Вскоре почти все члены «Инициативной группы по защите прав человека в СССР» подверглись разного рода репрессиям, 12 из 15 членов арестовали и осудили, семеро из них в разные годы были вынуждены покинуть СССР.

Мустафу Джемилева арестовали спустя несколько месяцев – в сентябре 1969 года. Его дело объединили с делом учителя и поэта, активного участника диссидентского движения Ильи Габая. Политический процесс по обвинению Джемилева и Габая в изготовлении и распространении документов, содержащих «клевету на советский государственный и общественный строй» проходил в Ташкентском городском суде в январе 1970 года. Подсудимые виновными себя не признали. В дни процесса около здания суда собирались сотни крымских татар, дежурили усиленные наряды милиции. В зале суда постоянно присутствовало 20-30 работников КГБ.

В защитительной речи на процессе, а также в последнем слове перед зачтением приговора Мустафа Джемилев говорил о преступлении, совершенном советским режимом против крымскотатарского народа, его борьбе за возвращение на родину и восстановлении государственности, о созданной крымскими татарами материальной и духовной культуре в Крыму.

Речь Ильи Габая заканчивалась словами: «Крымскотатарский народ продолжает оставаться в состоянии морального и физического угнетения, по отношению к нему допускаются циничные, бесчеловечные надругательства».

Суд приговорил Мустафу Джемилева к трем годам лишения свободы строгого режима, Илью Габая – к трем годам лишения свободы общего режима. Джемилев отбывал срок в Узбекистане, Габай – в Кемеровской области.

Мустафа Джемилев освободился из заключения в сентябре 1972 года и, как «не ставший на путь исправления», проживал под гласным административным надзором в Гулистане, работая до следующего своего ареста инженером в совхозе. Поскольку Джемилев продолжал активное участие в национальном движении крымскотатарского народа, вскоре последовали новые репрессии. В июне 1974 года он был арестован и приговорен к одному году лишения свободы в лагерях строгого режима в Омской области. Это было третье заключение Мустафы Джемилева.

За три дня до окончания срока против находящегося в заключении Мустафы Джемилева возбудили новое уголовное дело по обвинению в составлении документов, порочащих советский строй, и проведении антигосударственной пропаганды среди заключенных. В знак протеста против произвола властей и тюремной администрации Мустафа Джемилев объявил голодовку, которая продолжалась 303 дня при принудительном кормлении через зонд. Данная протестная голодовка, получившая широкий резонанс в мире, привлекла внимание международной общественности к правам человека в СССР и бесправному положению крымскотатарского народа.

30 января 1976 года в лондонской газете «Дейли Телеграф» говорилось: «33-х летний лидер крымских татар Мустафа Джемилев исчез из лагеря для заключенных в городе Омске (Россия). Об этом сообщили его друзья в Москве. Члены его семьи опасаются, что он, возможно, умер на седьмом месяце голодовки. Его родителям в КГБ, куда они обратились, заявили, что вопрос о состоянии его здоровья и местонахождении «не их дело». Джемилев объявил голодовку, когда власти лагеря отказались освободить его по истечении срока в один год лишения свободы, предусмотренного приговором. Это был его третий срок за активную деятельность в защиту дела крымских татар».

В западной и турецкой печати о смерти Мустафы Джемилева сообщалось как о свершившемся факте, публиковались даже некрологи и стихи в память о нем. В Стамбуле, Анкаре, Бонне возле советских посольств и консульств, возле здания ООН в Нью-Йорке прошли демонстрации с требованием привлечения к ответственности убийц Мустафы Джемилева. В некоторых случаях демонстрации сопровождались сожжением советских флагов или забрасыванием советских представительств тухлыми яйцами. В Анкаре была издана четырехактная пьеса «Джемильоглу» драматурга Абдуллы Азизоглу, которая заканчивалась смертью Мустафы Джемилева в тюрьме Омска...

Но к счастью, Мустафа был жив, хотя и очень слаб…

Закрытое заседание Омского областного суда проходило 14-15 апреля 1976 года. На процесс не были допущены специально прибывшие из Москвы известные правозащитники – академик Андрей Сахаров и его супруга Елена Боннэр.

Мустафа Джемилев и Андрей Сахаров. 1996
Архив Мустафы Джемилева

В последнем слове Мустафа Джемилев заявил: «Этот процесс является в моей жизни четвертым по счету судебным процессом. Независимо от того, какие выдвигались формальные обвинения и какие мне инкриминировались статьи уголовных кодексов, причиной всех этих судебных и некоторых внесудебных репрессий, которым я подвергался в последнее десятилетие, были мои политические взгляды и убеждения, мое участие в Национальном движении крымскотатарского народа за возвращение на свою национальную родину и восстановление автономии, то есть за возвращение и восстановление всего того, что было отнято и ликвидировано в результате совершенного против этого народа преступления в мае 1944 года».

Суд приговорил Мустафу Джемилева к 2,5 годам лишения свободы в лагерях строгого режима, которые он отбывал на Дальнем Востоке в лагере «Приморский»…

Гульнара Бекирова, «Крым.Реалии»