20 ноября 2018, вторник, 19:49
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Африканский крыжачок

2

Экономика Беларуси оказалась вынуждена вступить в очень тяжелый период своего развития.

Вполне сравнимый с началом 90-х, когда рухнул СССР. Но если тогда Беларуси удалось в значительной степени использовать советское наследство (и часть промышленного потенциала БССР, и остатки советских товаропроводящих сетей на территории стран СНГ), то нынешний кризис Беларусь встречает в одиночестве.

Конечно, союз с Россией существует и будет существовать, как и ЕЭП, и ЕАЭС, и ОДКБ. Но все это - политические структуры, их влияние на развитие экономики уже не принципиально. Как вследствие изменений в мировой экономике, где практика оказания экономической помощи взамен на политические услуги уходит в прошлое, так и вследствие стремительной деградации нашей экономики. Никто Беларусь особенно не гнобит. Россия все годы нашей независимости и нефть-газ по льготным ценам поставляет, и кредиты дает, и свой рынок для нас открыла. Кредиты давали и МВФ, и ВБ, и ЕБРР, и Китай, и российские и европейские банки. Так что все проблемы в нашей экономике - следствие наших собственных проколов.

Притом и кредиты, и российская нефтегазовая подпитка были нами использованы не на развитие экономики, а на потребление (в т.ч. социальной сферой, на которую мы не зарабатывали) и содержание избыточного госаппарата. Соответственно, кредиторы сегодня выдвигают все более жесткие условия выделения новых кредитов.

Стоит напомнить, что в 2010г. МВФ выделил Беларуси кредит без особых условий. Поскольку наша экономика тогда выглядела здоровой (на деле - сильно ущербной уже тогда), а сегодня - серьезно больной, нуждающейся в срочном оздоровлении. Причем наше правительство не в состоянии показать потенциальным кредиторам, ни каким образом, ни в какие сроки такое оздоровление возможно. А пропагандистские агитки типа НСУР-2030 всерьез никого не могут убедить. Причем ситуация ухудшается катастрофически быстро.

Сработали многие факторы. Это и многолетнее отрицательное накопление в экономике в целом (жили не по средствам), и устаревшая структура экономики, и недостаточные темпы обновления основного капитала по экономике в целом (в развитых странах доходили до 14% в год, у нас никогда не превышали 1%), и отсутствие системы продвижения экспорта на внешние рынки, и отток квалифицированных кадров.

В результате наш экспорт состоит из экспорта промышленной продукции в Россию (и немного - в Украину) и экспорта слегка переработанного российского сырья на Запад (по определению президента, «африканская структура экспорта»). Но Россия, пытающаяся провести реиндустриализацию, за исключением продукции МТЗ и БелАЗа, в белорусской продукции уже не заинтересована, поскольку на ее рынке эта продукция уже конкурирует с российской, препятствуя реиндустриализации. Да и китайская продукция нашу там вытесняет. А наши поставки на Запад опираются на российское льготирование цен на сырье, и россиянами могут быть быстро замещены.

В целом у России уже почти нет экономических стимулов для поддержки белорусской экономики. Возможно, ее временно устроили бы поставки сырья и комплектации для нашей продукции, поставляемой в третьи страны. Но для продвижения на новые рынки нужны время и инвестиции в сервисно-сбытовые сети. У нас же нет ни времени, ни средств на такие инвестиции.

За исключением молочной продукции, у нас осталась одна «перспективная» статья «экспорта» в Россию - вывоз квалифицированной рабочей силы. С последующим переводом части их заработков в Беларусь. Вполне африканская практика. И мировой опыт показывает: на ней еще никто не разбогател. И не сумел содержать ни приличной социальной сферы, ни систем образования и здравоохранения, ни пенсионной системы.

Да, политических проблем в отношениях с Россией у нас нет. Как бы ни тужились представители «русского мира» их изобрести. Но экономика развивается не всегда по желаемым для политиков направлениям. Под желаемое направление требуется вполне просчитываемый объем инвестиций. Которые не всегда есть, где взять, да еще и нужно уметь их с толком освоить. У нас тут - сплошные проблемы.

Россия долго терпела, помогая и нефтегазовой подпиткой, и кредитами. Но суммы этих дотаций было достаточно только на содержание избыточного госаппарата, того, что попадало в экономику, было недостаточно даже для перекрытия недозаложенной амортизации. «Белорусской моделью» чиновная братия убивала нашу экономику, и попытки и ЕАБР, и МВФ подтолкнуть нашу власть к осознанию реальности тонули в приписках и фокусах с отчетностью.

Сегодня Россия под гнетом санкций и внутренних проблем вынуждена будет ограничить и помощь Беларуси. Не в этом году - так в следующем. И что? Опять девальвации, сокращения и т.п.? Надежда на ОМОН? Так ведь на штыках долго не усидишь. Нет надежд и на ЕС или МВФ - политические выкрутасы для них уже не интересны, а экономически обосновать серьезные кредиты мы не готовы. В борьбе с нашим кризисом мы остаемся в одиночестве, без поддержки серьезной силы.

Да, наша власть способна еще одолжить денег. И через евробонды, и у России, и у населения через облигации. Потратить одолженное на создание видимости стабильности. Но пока абсолютно не способна придумать, как их с толком использовать. Поскольку любые инвестиции дадут, возможно, эффект когда-нибудь (если еще будут правильно вложены), а проблемы душат уже сегодня. И для чиновников сегодняшние беды важнее.

Пока все, что приходило, шло на текущие нужды. И в конце пути уходило на потребление, на ублажение электората. Так вот и дошли до жизни такой. И что, власть будет и дальше загонять в долги наших внуков?

Александр Обухович, «БелГазета»