21 ноября 2018, среда, 1:45
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Загадки ВКЛ: как великий князь был монахом и воином одновременно

Фото: litvin.pl

Почему сын Миндовга начал правление с паломничества на Афон.

Княжеский титул в неспокойном 13-м столетии приносил не столько почести и непререкаемую власть, сколько риск, заботы, вражду. Чтобы выжить и одолеть врагов князь должен был убивать. Кровь за кровь, око за око. Без пролития крови не удержать престола, пишет litvin.pl.

Сын князя Миндовга Войшелк (1223 — 1267) понял это, когда стал властвовать в Новогрудке по воле своего отца. Но правление молодого князя длилось недолго. Надежд местной аристократии на крепкую руку Войшелк не оправдал. Он завел дружбу с князьями Галицкой Руси. Причем дружба была закреплена браком князя Шварна Даниловича Галицкого и сестры Войшелка. Неудавшийся новогрудский князь решил посвятить себя Господу в Полонинском монастыре на Волыни.

Фото: litvin.pl

Миндовг посылал к сыну своих представителей, которые пытались уговорить молодого князя от стремления к монашеской благодати во имя исполнения обязанностей, приличных высокому званию сына великого князя Литвы. Войшелк пошел наперекор воле отца и не отказался от выбранного пути.

Влекла его в обитель мудрость старца Григория Полонинского (скончался после 1268). Историки не установили точно места, где принял постриг Войшелк. Говорят, что монастырь располагался в Карпатских горах. Галичане называли полониной место без леса, пригодное для пастьбы скота.

Старец благословил благородного послушника. Так стал Войшелк монахом Лавришом. Дни проводил в истовой молитве и стремился к высшей мудрости. Провел Лавриш три года под духовным наставничеством старца Григория Святогорского. В 1256 году венценосного инока благословил Григорий на паломничество к святой горе Афон. Такое путешествие сулило по представлениям того времени просветление и милость небес. Про Афон и его праведников Войшлек был наслышан еще во время своего княжения в Новогрудке. Так что к рискованному предприятию он был готов давно.

Путь к святыне проходил через земли, где шли боевые действия смуты, разгоревшейся из-за избрания на царский престол Константина Первого Болгарского, сына боярина Тиха из Скопье. Вот почему монах Войшлек-Лавриш решил вернуться на родину. На Новогрудчине он собрал иноков и обустроил Лавришевский монастырь у Немана.

Но предаваться мирным молитвам и духовному труду довелось недолго. На следующий год после основания новой обители нагрянули под Новогрудок татары темника Бурундая и вместе с ними дружины галичан. Войшелку не оставалось ничего другого, как сражаться. Он нашел помощь у своего двоюродного брата князя Товтивилла, который дал войска для разгрома Романа Галицкого. Распря закончилась успехом в пользу Войшелка. Он снова стал править Новогрудком.

Миндовг и Товтивилл стали жертвами заговора, во главе которого стоял Тройнат. Когда Войшелк узнал о гибели отца и двоюродного брата от рук смутьянов, он бежал к Пинску, где собрал достаточно войск для похода на Новогрудок. В 1264 году после кровавых сеч в который раз Войшелк вернул себе данный отцом удел.

Три года княжения вновь заставили сына Миндовга задуматься о сущности бытия, о назначении человека. Оставаясь на престоле обретенного Новогрудского княжества, Войшлек не забывал о своем монашеском сане. Он носил клобук поверх княжеской одежды. Принятие власти над землей считал временной мерой, вызванной необходимостью защиты родного удела. Хроника Мацея Стрыйковского упоминает о том, что князь дал обет Богу вернуться в монастырь через три года княжения. Так он сделал, отдав по прошествии срока престол своему сподвижнику и помощнику галицкому князю Шварну (Сваромиру) Даниловичу

Фото: litvin.pl

В очередной раз он решает отстраниться от земных сует и найти душевный покой в обители. Так он вновь оказался в монастыре на Волыни, в Угровске. Долго быть монахом ему было не суждено. Мир вражды и борьбы за власть настиг его весной 1267 года. Князь Василько Романович пригласил Войшелка-Лавриша на свой пир в город Владимир-Волынский. После пира Лавриш вернулся в монастырь святого архангела Михаила. Туда же ночью ворвались воины брата Шварна — князя Льва Даниловича Галицкого, мечтавший стать князем в Новогрудской земле и во всей Литве. нападавшие зарубили мечами Войшелка, застав его врасплох.

Почему монах не обнаружил вовремя опасность и не смог защитить себя от заговорщиков? Возможно, сказалась усталость от бесконечных походов и кровавых боев, в которых прошла жизнь Войшелка. Он просто отдал себя на волю Божью и не стал препятствовать судьбе.

Фото: litvin.pl

Гибель князя-монаха, как свидетельствуют летописи, народ горестно оплакивал. Князья-литвины долго мстили убийце, совершая дерзкие набеги на владения князя Льва. Историк Д. Огицкий отмечал, что коварное убийство нанесло большой вред делу объединения владений литвинов и Галицкой Руси. В конечном итоге от гибели Войшелка выиграли только враги Великого княжества Литовского.