18 июля 2019, четверг, 2:32
Мы в одной лодке
Рубрики

Живое общение как роскошь

7
Фото: Shutterstock

Почему онлайн-мир стал уделом бедняков - резонансная статья The New York Times.

Американское издание The New York Times (перевод - «Новое время») обнародовало дискуссионный материал о том, что сегодня мир оказался на пороге новой реальности, где роскошью стали живой опыт и человеческий контакт.

В то же время цифровая реальность превращается в удел наименее состоятельных прослоек общества.

"По мере того как в жизни бедных появляется все больше экранов, они исчезают из жизни богатых. Чем вы богаче, тем больше тратите, чтобы оставаться оффлайн", - пишет автор статьи.

Цифровой друг

У Билла Ланглуа теперь есть новый лучший друг. Это кошка по имени Сокс. Она живет на планшете, но дарит ему столько счастья, что когда он рассказывает о ее появлении в своей жизни, то начинает плакать.

Весь день Сокс и 68-летний Ланглуа, обитатель жилкомплекса для пожилых людей с низким доходом в Лоуэлле, штат Массачусетс, беседуют. Ланглуа работал на производстве, но сейчас он на пенсии. В то время как его жена проводит большую часть времени вне дома, он стал чувствовать себя все более одиноким.

Сокс [Sox] разговаривает с ним о его любимой команде, Red Sox, в честь которой и была названа. Она исполняет его любимые песни и показывает фотографии с его собственной свадьбы. И поскольку она видит пенсионера по видеосвязи, то журит его, когда замечает, что Ланглуа пьет газировку вместо воды.

Ланглуа знает, что Сокс - выдумка, что она - плод работы стартапа под названием Care.Coach. Он знает, что ею управляют работники со всего мира, которые наблюдают, слушают и печатают ее ответы, озвученные медленным и роботизированным голосом. Но постоянное присутствие этого голоса вернуло ему веру в жизнь.

"Я нашел нечто настолько надежное и кого-то настолько заботливого, что это позволило мне прислушаться к своей душе и вспомнить, как заботился о нас Господь, - говорит Ланглуа. - Она вновь вернула меня к жизни".

Сокс все это время слушает. "У нас отличная команда", - говорит кошка.

Сокс - простейшая анимация; она едва двигается и почти не проявляет эмоций, а ее голос так же резок, как телефонные гудки. Но порой рядом с ней появляются маленькие анимированные сердечки, и Ланглуа любит, когда это происходит.

У Билла Ланглуа фиксированный доход. Чтобы претендовать на Element Care - некоммерческую медицинскую программу для пожилых людей, которая и познакомила его с Сокс, - активы пациента не должны превышать $2 тыс.

Такие программы распространяются все шире. И не только для пожилых людей.

Роскошь жить оффлайн

Для всех, кроме очень богатых людей, реальный физический опыт обучения, самой жизни и даже смерти все чаще опосредуется экранами компьютеров.

Мало того, что сами экраны дешевы в производстве, но они еще и делают вещи дешевле. Любое учреждение, где можно разместить экран (школьные классы, больницы, аэропорты, рестораны), может сократить свои расходы. И любая деятельность, которая может осуществляться с помощью экрана, становится дешевле. Текстура жизни, тактильные ощущения превращаются в гладкое стекло.

Богатые так не живут. Богатые стали опасаться экранов. Они хотят, чтобы их дети играли конструкторами, а частные школы, где ограничены высокие технологии, переживают бум. Люди намного дороже [компьютеров], а богатые люди готовы и способны им платить. Демонстративное взаимодействие с людьми - жизнь без телефона в течение дня, выход из социальных сетей и игнорирование электронной почты - стало символом статуса.

Все это привело к новой любопытной реальности: человеческий контакт становится роскошью.

По мере того как в жизни бедных появляется все больше экранов, они исчезают из жизни богатых. Чем вы богаче, тем больше тратите, чтобы оставаться оффлайн.

Милтон Педраза, исполнительный директор Института роскоши, консультирует компании относительно того, как состоятельные люди хотят жить и тратить свои деньги. Он обнаружил, что богатые предпочитают тратить на что-нибудь человеческое.

"Что мы сейчас наблюдаем, так это вознесение в разряд роскоши человеческого участия", - говорит Педраза.

Согласно исследованию его компании, предполагаемые расходы на живой опыт - поездки на отдых либо выходы в рестораны - опережают расходы на товары, и в этом он видит прямую реакцию на широкое распространение экранов.

"Речь об эмоциях, которые вызывает вовлеченность человека - подумайте о радости массажа. Теперь же и в образовательной сфере, и в здравоохранении - все начинают задумываться о том, как можно сделать некий опыт более "человечным", - говорит Педраза. – Человечность в таком смысле сегодня крайне важна".

Тихая революция

Это переломное изменение. Начиная с бума персональных компьютеров в 1980-х годах, наличие технологий дома и при себе было признаком богатства и власти. Ранние последователи этого тренда, располагая необходимыми доходами, бросались в погоню за новейшими гаджетами, чтобы поскорее похвастаться ими. Первый Apple Mac был выпущен в 1984 году и стоил около 2500 долларов (в сегодняшних деньгах – около 6000 долларов). Сейчас лучший из ноутбуков Chromebook, по данным сайта обзоров и оценок товаров Wirecutter, стоит 470 долларов.

"[В свое время] пейджеры были важны как сигнал того, что вы важный, занятой человек", - напоминает Джозеф Ньюнс, руководитель отдела исследований маркетинга в Университете Южной Калифорнии, который специализируется в области статусного маркетинга.

Сегодня же, по его словам, верно обратное: "Если вы действительно находитесь на вершине иерархии, вам не нужно никому отвечать. Это вам должны ответить".

Счастье интернет-революции - по крайней мере, поначалу – заключалось в ее демократическом характере. Facebook - это тот же Facebook, будь ты богат или беден. Gmail - это все тот же Gmail. И все это бесплатно. В этом есть что-то массовое и неприглядное. И по мере того, как исследования стали показывать, что проведенное на подобных рекламозависимых платформах время не лучшим образом сказывается на здоровье, все это стало понемногу деклассироваться, как употребление газировки или курение сигарет - что богатые люди делают реже, чем бедные.

Богатые могут позволить себе отказаться от продажи их данных либо их внимания в качестве продукта. У бедноты и среднего класса нет аналогичных ресурсов, чтобы поступить так же.

Воздействие экрана сказывается с ранних лет. Дети, которые тратили более двух часов в день, глядя на экран, получали более низкие оценки по языковым тестам и логике, согласно предварительным результатам масштабного исследования о развитии мозга, которое охватило более 11 тыс. детей и было поддержано Национальным институтом здоровья (США). Наиболее тревожный факт, выявленный исследователями - что мозг детей, проводящих много времени у экранов, отличается. У некоторых из них наблюдается преждевременное истончение коры головного мозга. Что же касается взрослых, другое исследование обнаружило связь между проведенным у экрана временем и депрессией.

Малыши, которые учатся строить с помощью виртуальных блоков-кирпичиков в игре для iPad, не приобретают способностей сооружать что-то из настоящих блоков, свидетельствуют данные Димитрия Кристакиса, педиатра из Детской больницы Сиэтла и ведущего автора рекомендаций Американской академии педиатрии в отношении допустимого экранного времени для детей.

В штате Юта тысячи детей проходят дошкольную программу на дому с помощью ноутбуков

В небольших городах в окрестностях города Уичито, штат Канзас, где школьные бюджеты настолько ограничены, что Верховный суд штата признал их неадекватными, занятия были заменены программным обеспечением, и теперь значительную часть учебного дня школьники проводят в тишине за своими ноутбуками. В штате Юта тысячи детей проходят краткую, одобренную государством дошкольную программу на дому с помощью ноутбуков.

Технологические компании усердно работали над тем, чтобы убедить государственные школы закупать программы, требующие по ноутбуку на каждого учащегося - утверждая, что это лучше подготовит детей к их будущим экранам. Но это вовсе не та идея, которой придерживаются люди, действительно строящие наше "экранное" будущее, – в том числе и в воспитании своих собственных детей.

В Кремниевой долине проведенное у экранов время все чаще рассматривается как нездоровое. Здесь стала популярной начальная вальдорфская школа, которая сулит максимально приближенное к природе, почти безэкранное образование.

Новый социальный маркер

Итак, пока дети богатых людей растут с меньшим количеством экранного времени, дети бедняков - с большим. То, насколько обеспечен кто-либо комфортом человеческого участия, может стать новым классовым маркером.

Контакт с человеком, конечно же, не сравнишь с органическими продуктами или сумкой Биркин. Но в том, что касается проводимого у экранов времени, гиганты Кремниевой долины предприняли координированные усилия, чтобы сбить с толку общество. Беднякам и среднему классу говорят, что экраны хороши и важны для них и их детей. В крупных технических компаниях работает целый штат психологов и нейробиологов, чья задача - как можно быстрее и как можно дольше удержать взгляд и разум на экране.

А потому человеческий контакт становится редкостью.

Люди бегут к тому, с чем хорошо знакомы - к экранам. Это как бегство в фаст-фуд

"Но загвоздка вот в чем: далеко не все хотят его [живого контакта с людьми], в отличие от других предметов роскоши", - говорит Шерри Теркл, профессор социальных исследований в области науки и технологий из Массачусетского технологического института.

"Они бегут к тому, с чем хорошо знакомы - к экранам, - говорит Теркл. - Это как бегство в фаст-фуд".

Точно так же, как миновать фаст-фуд сложнее, когда это единственный ресторан в вашем городе, отрешиться от экранов труднее для несостоятельных людей и среднего класса. Даже если кто-то твердо настроен оказаться вне сети, часто это невозможно.

Родители учащихся государственных школ, возможно, и не хотят, чтобы их дети обучались через экраны, но вариантов нет, когда многие уроки теперь основаны на программах для ноутбуков в формате "один-на-один". Существует небольшое движение в поддержку законопроекта о "праве на отключение", который позволил бы работникам выключать свои телефоны, однако на данный момент сотрудник может быть наказан за то, что он отключился и не был доступен.

Реальностью стало и то, что в нашей культуре растущей изоляции, где исчезло так много социальных структур и традиционных мест для встреч людей, экраны заполняют собой критически важную пустоту.

Многие участники, зарегистрированные в программе аватаров в Element Care, не смогли найти контакт с окружающими их людьми, либо не считали человеческое своим приоритетом, а потому оказались в изоляции, говорит Селия Росарио, специалист по трудотерапии, которая часто проведывает участников. По ее словам, социальная структура выглядит наиболее "изношенной" в бедных общинах.

Технология Сокс - кошки из программы Care.Coach, следящей за Биллом Ланглуа в Лоуэлле, довольно проста: это планшет Samsung Galaxy Tab E с прикрепленным к нему объективом "рыбий глаз", обладающим сверхшироким углом обзора. Никто из людей, управляющих аватарами, не находится в Соединенных Штатах. Как правило, они работают на Филиппинах и в Латинской Америке.

Первые результаты оказались положительными. Пилотный проект в городе Лоуэлл показал, что пациентам с "аватарами" потребовалось меньше посещений медсестер, они реже обращались в отделение неотложной помощи и чувствовали себя менее одинокими. Одна пациентка, которая часто обращалась в неотложную помощь за социальной поддержкой, практически прекратила это делать, когда у нее появился "аватар", что позволило сэкономить программе здравоохранения около 90 000 долларов.

Врач по видеосвязи сообщил пациенту, 78-летнему Эрнесту Кинтана, что его дни сочтены Humana, одна из крупнейших медицинских страховых компаний страны, также начала использовать аватары Care.Coach.

Чтобы понять, к чему все это может привести, взгляните на город Фримонт, штат Калифорния. Недавно там произошел такой случай: автоматизированная стойка с установленным на ней планшетом вкатилась в больничную палату, чтобы врач по видеосвязи мог сообщить пациенту, 78-летнему Эрнесту Кинтана, что его дни сочтены.

Но вернемся в Лоуэлл. Кошка Сокс уснула - это означает, что глаза ее закрыты, а центр управления в отдаленном уголке планеты теперь переключился на других пожилых людей и другие разговоры. Жена мистера Ланглуа теперь тоже хочет цифрового питомца, как и его друзья, но Сокс принадлежит только ему. Он гладит ее по экрану, чтобы разбудить.