1 апреля 2020, среда, 19:49
Народный карантин
Рубрики

Экс-посол Польши в Беларуси: Лукашенко — часть «русского мира»

15
Экс-посол Польши в Беларуси: Лукашенко — часть «русского мира»
Лешек Шерепка

Европы он боится ментально.

Об этом заявил бывший посол Польши в Беларуси Лешек Шерепка в интервью belsat.eu.

- Похоже, что Минск нашел общий язык с Москвой в нефтяном вопросе. Весь «геополитический разворот» Лукашенко закончился на громких популистских заявлениях. Вас это удивляет?

- Такой сценарий был предсказуем. Вопросом было, на каких условиях они согласятся. Пока мы не знаем, что окончательно прописали в договоре о поставках нефти. Большую роль в этом процессе сыграл Игорь Сечин. «Роснефть» – совладелец НПЗ в Мозыре, Сечин – влиятельная личность в Москве, и нет сомнения, что был какой-то «deal». Лукашенко выполнял замаскированные движения, а не реальные шаги, чтобы диверсифицировать источники поставок сырья. Правда такова, что нефть с других направлений ему невыгодна. Если в будущем такие конфликты между Москвой и Минском будут повторяться, позиция Лукашенко будет ослабевать.

- Конфликт с Москвой вокруг нефти и «углубленной интеграции» начался еще в 2018 году. Часть политиков на Западе считала, а может продолжает считать, что Лукашенко действительно пробует спасать независимость и существенно меняет свою внешнюю политику. Даже госсекретарь США Майк Помпео посетил недавно Минск, это был первый визит госсекретаря США в Беларусь Лукашенко. Удалось ли Минску использовать «западную карту» в спорах с Кремлем?

- Он делает это очень ловко и уже много лет. Если что-то плохое происходит в белорусско-российских отношениях, Минск вытягивает «западную карту» и угрожает, что изменит вектор интеграции. Люди, которые знают белорусские реалии, прекрасно понимают, что это невозможно. Америка раньше начала потепление в отношениях с Беларусью: перед Помпео Минск посетил Болтон (бывший советник президента США по национальной безопасности), а еще раньше были визиты нескольких заместителей госсекретаря. Кстати, Помпео прилетал не только в Беларусь, но и объехал несколько других стран вокруг России — Казахстан, Узбекистан, Украину. Это была попытка ориентации на месте, а некоторые аналитики считают это попыткой разогреть давнюю инициативу ГУАМ, которая объединяла несколько стран бывшего СССР (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова и до 2005 года Узбекистан), которые выбрали собственную дорогу развития. Я не считаю, что эту старую инициативу можно разогреть, сегодня другое время. Возвращаясь к Лукашенко: он действительно пытался играть с Москвой контактами с Западом, так как других аргументов он не имеет. Меня удивило то, как некоторые западные политики позволили втянуть себя в эту игру без каких-либо конкретных шагов со стороны Минска. С Лукашенко надо разговаривать, но надо ставить условия и добиваться их выполнения, не давать ничего просто так.

- Вашингтон по крайней мере пробует сориентироваться на месте. Но имеет ли Евросоюз какую-либо стратегию в отношении Беларуси?

- Евросоюз теряет международный престиж, инструменты действия. Это удивительно, так как ЕС имеет большой потенциал и мог бы сделать много хороших вещей. Однако мы видим, что ЕС не очень хочет рисковать и входить в какие-то сделки, не очень хочет строить вокруг себя конкретных структур, которые были бы способны к действию. Евросоюз отдает поле маневра другим игрокам, в первую очередь Китаю, США и России. Но если мы сравним потенциал России и ЕС, то, безусловно, преимущество на стороне ЕС. Евросоюз не имеет концепции относительно того, что делать на Востоке. ЕС хочет избежать конфликта. Давайте посмотрим, как Европа среагировала на российскую агрессию в Украине. Ввела, по моему мнению, очень мягкие и символические санкции. Против России не ввели серьезных санкций. Это противоречит европейским ценностям, которые Европа пропагандировала годами. Бывшая концепция «Восточного партнерства» по-прежнему существует, но этого мало. В интересах Евросоюза была бы реализация более смелой политики на Востоке, но на это он не способен.

- Польша рисковала и начала потепление в отношениях с Москвой несколько лет назад. Но есть ли у Варшавы какой-то конкретный и продуманный план действий в отношении Минска, какая-то концепция?

- Я занимаюсь Беларусью более 20 лет. Я еще помню, как главу Верховного Совета Беларуси Станислава Шушкевича обвинили в краже ящика гвоздей, и помню, как он потерял должность. В течение многих лет я очень внимательно наблюдал за Лукашенко. Когда я вернулся из Беларуси в 2015-м, и в Польше сменились власти, я предостерегал, чтобы не становиться на старые грабли. Политика в отношении Беларуси должна быть последовательной и не зависимой от политической конъюнктуры в Польше. Надо опираться на то, что это наш сосед, там большое польское меньшинство, мы имеем общие традиции. Мы должны максимально приближать Беларусь к Евросоюзу, быть в роли адвоката, как Польша делает в отношении Украины. Однако мы видим, что после каждой смены властей в Польше приходит новая коалиция и начинает с Беларусью снова восстанавливать отношения, забывая о политике, которую реализовывали предшественники. Таким образом, мы делаем одни и те же ошибки, нет результатов. Мы имеем очень короткую память, в отличие от Лукашенко, который имеет долгую память и может многое себе позволить. Он знает: если в Польше сменятся власть – Варшава начнет все с чистого листа.

- Насколько сильно, по вашему мнению, Беларусь сегодня зависит от восточного соседа? Есть даже предположения, что именно Лукашенко – гарант независимости, и никто не мог бы защитить этой независимости так ловко, как он.

- Беларусь очень сильно зависима от России. Скажу больше. Я лично воспринимаю белорусско-российские споры как споры в одной семье. Именно поэтому звучат эмоциональные заявления, и Лукашенко может позволить в отношении Москвы больше других. Семья – это семья.

Лукашенко – это часть «русского мира». Я не сомневаюсь относительно того, что Лукашенко, если бы перестал отвечать интересам России, скоро мог бы перестать быть «президентом».

Когда-то был такой тезис, что каждый день независимой Беларуси усиливает ее государственность. Сначала такой тезис действительно был актуален, но сегодня это уже не так. Сегодня видны результаты политики Лукашенко, который на протяжении стольких лет подрезает корни белорусской государственности. Государственность опирается прежде всего на язык, национальное сознание и историю. В этих трех областях Лукашенко проводил максимально пророссийскую политику. Стратегическая политика Лукашенко заключается в стирании разницы между белорусами и русскими, и вот это реальная проблема.

- Вы говорите об «одной семье». Но споры в семьях иногда доводят до разводов.

- Я считаю, что до такого не дойдет. Если у власти будет Лукашенко, никакого развода не будет. Беларусь сегодня очень сильно зависит от России экономически. Более того, Лукашенко считает, что западная демократия для него является большей угрозой, чем политика Москвы. Это его окружение, и он чувствует себя там как рыба в воде. Европы он боится ментально.