12 июля 2020, воскресенье, 22:36
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Соседка по палате кашляла так сильно, что казалось, сейчас сломается»

17
«Соседка по палате кашляла так сильно, что казалось, сейчас сломается»
Дарья Рублевская

Белоруска попала в больницу и там стала контактом первого уровня по коронавирусу.

Дарья Рублевская cейчас находится в минском кожно-венерологическом диспансере, который перепрофилировали для пациентов с коронавирусом и контактов на разных уровнях, передает «Радыё Свабода».

«В приемном покое сказали, что за ночь поступило 300 человек»

«Я придерживалась социальной изоляции, для меня это было важно, потому что я социально ответственная, - начинает Дарья. - В тот день, когда я вызвала скорую помощь, я находилась в самоизоляции в течение 16 дней и выходила из дома только за продуктами, и однажды съездила в университет на контроль своей дипломной работы».

Но в какой-то момент Дарья начала чувствовать боль в груди, у нее начался сухой кашель и жар.

«Я не могла сделать глубокий вдох, - говорит девушка. - Я позвонила 103, начала рассказывать, спросила, что мне делать. У меня также был контакт с отцом-дальнобойщиком, он был в Украине. Хотя мой отец чувствовал себя хорошо и сейчас тоже. В скорой мне сказали, что за мной уже отправили бригаду. Я начала собирать вещи».

Дарья была доставлена в кожно-венерологический диспансер. Она говорит, что в приемный покой можно попасть только по одному человека, а все доктора там ходят в спецодежде.

«Но дежурным врачом был такой мужчина в приспущенной маске, в обычном халате, он начал говорить, что «коронавирус - это распиаренная вещь, и что все это мы уже переживали», - вспоминает Дарья. – А минуту до этого в приемной сказали, что за ночь поступило 300 человек».

Дарью распределили в шестиместный бокс на две палаты. Она была в палате для четырех человек. Говорит, что первый тест взяли сразу, но результатов она так и не узнала. В больнице их успокаивали, что если бы результат был положительным, ей бы обязательно сказали.

«Она кашляла так сильно, что казалось, сейчас сломается»

Дарья говорит, что сотрудники в этом отделении их «сильно сторонились». «С одной стороны, это понятно, но доходит до того, что ты уже сомневаешься, человек ли ты», - говорит девушка. Но больше всего она недовольна тем, как заселяют пациентов в условиях эпидемии.

«С нами лежала пожилая женщина, и она сильно кашляла на всех, хотя мы просили ее прикрываться и надеть маску, но она этого не делала, - говорит Дарья. - У нее всегда была сухость в горле и высокая температура. Она кашляла так, что казалось, что сейчас сломается».

Через два дня выяснилось, что у этой женщины был коронавирус. Это стало известно ночью, и женщину забрали из палаты.

«Но медсестры и персонал ничего не сказали: «Девочки, подождите». Кровать этой женщины с ее постельным бельем, все это оставалось с нами несколько часов, - волнуется Дарья. - И мы пробыли с зараженным человеком двое суток рядом, нам не давали антисептиков, один раз была проведена влажная уборка. Вероятность того, что мы от нее заразились, довольно высока. Я лежала от нее через кровать, но женщина, которая лежала рядом с ней, очень волнуется».

В ту же ночь палату Дарьи, кроме зараженной женщины, перевели на другой этаж.

«Теперь мы все ждем второго теста, который должны сделать на 7-й день после контакта с этой женщиной. Если результаты отрицательные, то нас отправят домой под надзором поликлиники под расписку о самоизоляции», - говорит Дарья.

«А масок нам вообще не выдают»

Практика, когда пациентов с яркими симптомами кладут вместе с теми, у кого есть слабые симптомы, такие как у Дарьи, или вообще с «контактами», кажется Дарье неприемлемой.

«Мне также неясно, когда молодых людей и людей из зоны риска размещают вместе с разными симптомами, - объясняет она. – Все-таки у нашей 64-летней соседки были гораздо более выраженные симптомы».

Так пациенты могут попасть на карантин или хуже, подхватить коронавирус, находясь в больнице, говорит Дарья.

«Когда мы переселили на другой этаж, с нами вместе переходила палата парней, - рассказывает она. - И с ними жил дедушка, у которого нашли коронавирус. Таким образом, эти парни стали контактами первого уровня. Но на этом их история не закончилась, так как уже после переселения с ними лежал еще один дедушка. И у того тоже нашли вирус, и для них начался новый отсчет этих 7 дней».

На другом этаже отношение персонала Дарью устраивает. Но ей все еще не нравится состояние неизвестного. И то, что в самой палате нет масок, антисептиков и даже питьевой воды.

«Недостаток ситуации в том, что с нами не хотели говорить. Три дня мы не понимали, что с нами происходит, - говорит Дарья Рублевская. - Нам не давали питьевую воду, говорили, чтобы передавали в передачах. А масок нам вообще не выдают. Когда мы попросили, сказали, что у нас ничего для вас нет. Мы должны сами приобретать антисептики, дезинфицирующие средства, потому что мы понимаем, что мы являемся возможными носителями этого вируса и можем заражать друг друга».

В пятницу, 10 апреля, Дарья рассказала, что с ней происходило в последние дни.

«Нас уже три дня не слушала врач, так как у нас нет жалоб на состояние. Но они продолжают давать те же лекарства. Например, мне дают сильные антибиотики и таблетки от кашля, хотя у меня нет кашля, - говорит Дарья. - Еще одна очень странная вещь: оказалось, что результатов наших первых тестов нет. Вчера доктор сказал, что их еще нет и она найдет нас. Но телефонные звонки в лабораторию показали, что наши тесты даже не были зарегистрированы».