24 октября 2021, воскресенье, 7:41
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Как в Минск-1988 привезли первые Apple

16
Как в Минск-1988 привезли первые Apple

В морозы минчане выстаивали многочасовые очереди к выставочному павильону.

Первые персональные компьютеры Apple Macintosh, сенсорный экран, ксерокс — в 1988 году в Минске прошла выставка «Информатика в жизни США». Рядовых минчан она потрясла: это было похоже на фильм «Назад в будущее», который на выставке тоже показывали. Особая любовь — пакеты с принтами Pepsi, их раздавали бесплатно. Dev.by окунулся в ностальгию, поговорил с экс-гидом той самой выставки и минчанами, которые до сих пор хранят значки с её логотипом.

Гид: «Показывали Apple II и первый Macintosh с флоппи-диском»

Скотт Роланд был поверенным в делах США в Беларуси в 2014–2016 годах. Сейчас он — дипломат на пенсии, живет в Бразилии, а в 1988-м он был гидом на выставке, которая два года путешествовала по городам СССР.

Как стала возможной такая выставка в Союзе? Она — результат соглашения о культурном обмене, которое Рональд Рейган и Михаил Горбачев подписали осенью 1985 года в Женеве.

Стартовала выставка американских технологий летом 1987-го в Москве. Газета New York Times писала, что только на открытие там пришло больше 4 тысяч посетителей. Среди них были и подготовленные молодые люди с болгарскими и японскими дискетами в карманах, которые просили скопировать им Lotus и другие программы. Все гиды отказывали продвинутым советским парням, ссылаясь на авторское право. Выставку в городах СССР проводило USIA (Информационное агентство США), она обошлась организаторам в 14 млн долларов.

Экспозиция открылась в Москве в июне 1987 года, потом побывала в Киеве, Ростове-на-Дону, Тбилиси, Ташкенте, Иркутске, Магнитогорске, Ленинграде и Минске (там выставку завершили).

— Мы прилетели в Минск в ноябре. Снег, метель — было страшновато ехать из аэропорта в город, — вспоминает Скотт Роланд.

Фото: Вадим Качан.

Сотрудники выставки колесили по стране вместе со своими семьями:

— Очень душевно нас принимали в Магнитогорске. Для города на Урале, который всё время был закрытым, это была сенсация! Люди приходили на выставку просто пообщаться и каждый вечер кто-то приглашал нас на ужин. В Петербурге (тогда Ленинграде) мы были красивой осенью — я влюбился в этот город. В Минске погода была уже зимняя, морозы. Из этих трех городов человеческий климат здесь был самый сложный. На выставку иногда заходили провокаторы, кричали что-то неприятное. Случалось, их прогоняли другие посетители. Но всё равно, атмосфера и здесь уже была достаточно открытая. Мне было с чем сравнить: я некоторое время жил в Минске пятью годами раньше, в 1983-м. Тогда к советским людям, которые с нами общались, приходили из КГБ — выяснять, почему и о чём они говорили с американцами. В 1988-м уже всё-таки было по-другому: перестройка, — говорит Скотт.

Фото: Вадим Качан.

Он и другие гиды на выставке рассказывали об информационных технологиях в США. До поездки их два месяца тренировали в Вашингтоне: улучшали знание русского языка, подтягивали по теме:

— Мы хорошо знали русский, но не были экспертами в теме информатики, поэтому сначала сами познакомились с разными программами, базами данных, чтобы потом это всё продемонстрировать советским людям.

Выставка рассказывала о компьютерных технологиях в медицине, образовании, торговле, дома. С цветных страниц каталога о достижениях улыбался молодой Стив Джобс.

— Стенды были тематические. Например, один выглядел как продовольственный магазин. Там показывали, как работает сканер штрих-кодов. Некоторые советские люди не верили, говорили, похоже на басню. Показывали компьютеры. Среди них — Apple II, а ещё Macintosh — самая первая черно-белая модель, с флоппи-диском. Были компьютеры IBM. Посетители выставки удивлялись, но это была не ложь, когда мы говорили, что такие компьютеры у нас есть.

Фото: Вадим Качан.
Фото: Вадим Качан.

У самого Скотта к 1988-му компьютер был уже два года, он заменил новой техникой русскую печатную машинку. В то время американец работал преподавателем русского языка в частной школе.

Бывший гид рассказывает, что самой большой сенсацией на выставке стали не компьютеры, а уже привычный для американцев прибор — ксерокс.

— Гид на стенде показывал, как работает копировальная машина. Спросил: «Кто хочет сделать копию водительских прав?». И вдруг 30, 40, 50 человек захотели сделать копию, одновременно! Стали толкаться, чуть ли не ломать машину. Пришлось отключить электричество и закрыть стенд. Но такая реакция понятна: жил бы я там, где нет ксерокса, мне бы тоже захотелось во что бы то ни стало сделать первую копию в моей жизни! — говорит Скотт.

Фото: Вадим Качан.

В павильоне выставляли фургон Plymouth Voyager, объясняя тем, что возможности информатики в США уже начинали использовать в автомобилях.

— Людей это не сильно интересовало, они просто хотели посидеть за рулем. Ещё на выставке показывали видео совсем молодого канала MTV, уже популярного на Западе. Чаще всего крутили Thriller Майкла Джексона, в конце выставки я не хотел уже никогда больше её слышать, — смеётся Скотт.

Многие посетители несли подарки гидам из Америки, старались чем-то помочь. Роланд вспоминает личную историю:

— Мой сын Патрик, ему было полтора года, в Минске ходил в детский сад. В Штатах в детском саду пользовались памперсами. В советском саду сказали: «Памперсов нет, нужны колготки». А где их достать? Пошли в ГУМ, в другие магазины — нигде нет детских колготок. Я об этом рассказал у своего стенда, а какой-то посетитель проговорил: «Какое безобразие! Я найду». И, не знаю как, но на следующий день у стенда стоял человек с колготками для нашего ребенка. Отзывчивые люди.

Фото: Вадим Качан.

В морозы минчане выстаивали многочасовые очереди к выставочному павильону. Это была возможность не только посмотреть на новейшую технику, но и поговорить о жизни.

— Люди спрашивали, сколько у нас стоит хлеб, какая средняя зарплата у американского рабочего. Сравнивали. Кто-то говорил: «Так вы хорошо живете!». Другие спорили: «Получаете 1500 долларов, но квартплата — 500. Ничего хорошего! Я за квартиру плачу меньше». Интересовались, за кого я голосовал в 1984-м. Удивлялись, как я мог голосовать за Уолтера Мондейла, если Рейган уже был президентом. Мы объясняли: если я не голосую за Рейгана, это не значит, что я плохой американец. А один советский человек в Минске на выставку пришел со значком: «Демократия через многопартийность». Какая была бурная дискуссия насчет этого значка!

На выставке Роланд встречал знакомых, с которыми познакомился ещё в 1983-м, когда впервые приезжал в Минск. Например, Павла Данейко (экономист, директор бизнес-школы ИПМ, которую недавно ликвидировали. — Прим.). О последнем вспоминает такую историю.

— Еще в 83-м он подарил мне книгу: «История КПСС» в красной обложке. И написал примерно так: «Дорогому Скотту. Я уверен, что вы когда-нибудь признаете свои ошибки и эта книга будет вам очень полезна». Когда уже в 2014-м я прибыл в Минск и встретил Павла, напомнил ему эту историю. Мы так смеялись, вспоминая, на каких противоположных позициях мы были в то время!

Минчане: «Был слух, что миллионный посетитель получит машину»

Каждому посетителю выдавали пакет (чаще всего — с логотипом Pepsi) с картой США, значок с названием выставки. Если прийти семьей или несколько раз, можно было основательно запастись импортными пакетами, вспоминают минчане. Пришедшим дарили еще и каталоги, которые потом зачитывали до дыр.

Евгений — программист, в 1988-м был школьником. В первый раз попал на выставку в «ромашке», сбежав с одноклассниками с уроков. Говорит, почти час стояли в очереди.

Фото: Вадим Качан.

— С развлечениями тогда было так себе, а тут тебе живьём, как в контактный зоопарк, привезли столько диковинок. Мышку потрогать можно, в графическом редакторе, распихав других зрителей, — закорючку нарисовать, через сканер пропустить календарик и напечатать там же. При том, что здесь и мышь, и сканер, и принтер (нет, ещё не лазерный) лет через пять только стали относительно стандартным оборудованием, — рассказывает Евгений. — Тогда удивительным казалось, как посетитель за полчаса нарисовал в редакторе типа PaintBrush иллюстрацию по мотивам американского мультфильма, а теперь удивительным кажется, как можно было что-то сделать в таком небогатом на изобразительные средства инструменте.

У Дмитрия поход на американскую айтишную выставку — одно из самых сильных впечатлений детства, ходил туда со всей семьёй:

— Стояли не меньше часа в очереди на саму выставку, а потом еще час, чтобы пробиться к стойке, где можно было поиграть в какую-то игрушку. Девушка, американка, казалась ангелом, когда почему-то пустила нас с братом без очереди поиграть за другой стол. До сих у меня перед глазами её образ, слегка растерянный от ажиотажа и наплыва людей. Полароид — вот где чудо! Помню, даже сфоткались, но недолго эти фото прожили — их захватали, помяли и выкинули. Ну и, конечно, белый внедорожник — заляпанный бесчисленными отпечатками пальцев, словно старый смартфон с давно стёртой олеофобкой, — говорит он.

Фото: Вадим Качан.

Денис добавляет: по городу ходил слух, что миллионному посетителю подарят автомобиль.

Из-за длинных очередей у здания выставочного центра (теперь — на Победителей, тогда он был прописан по Машерова) якобы даже переносили остановку общественного транспорта — отодвигали её ближе к хвосту очереди. Люди, которым удалось достать пригласительные билеты, могли пройти без ожидания.

— А наш класс провели на выставку без очереди, потому что с нами, в 24-й школе, учился сын одного из сотрудников выставки, его звали Даниель, — вспоминает Наталья.

Фото: Вадим Качан.

Для старшеклассника из рабочего района окрестностей Камвольного комбината Василия выставка также была знаменательным событием.

— На следующий день после открытия выставки полшколы ходило с красивыми круглыми значками с американским флагом и полиэтиленовыми пакетами. Для нас, изучавших информатику по принципу алгоритма «если — то — иначе-всё», выставка была откровением, демонстрацией нашего невероятного технического отставания. На уроке географии я даже заработал клеймо антисоветчика с информированием родителей. Учитель говорил о школьной реформе, о том, что у нас «повсеместно в школах устанавливаются компьютеры», я бросил реплику: «Ага, завтра счёты привезут».

Фото: Вадим Качан.

Павел вспоминает ксерокс на выставке.

— Для демонстрации возможностей на нем делали черно-белые копии долларов. Было странное ощущение из серии: а это вообще законно?

Вадим в те годы преподавал физику в школе № 23:

— Ученикам не рекомендовали ходить на эту выставку. Тогда ещё считалось, что это буржуазная пропаганда. Своему классу я сказал: идти можно и нужно. А вот обсуждать в школе буклеты и носить значки — не стоит, чтобы не дразнить администрацию. Вот что вспоминается из того, чего у нас в доступном пользовании не было и в помине: простенький тачскрин, программы вроде Autocad, цветные мониторы. Ксероксы, которые у нас, конечно, уже были, но с очень ограниченным доступом. Скажем, тексты моих контрольных помогали размножать родители, «допущенные к столу». А в Штатах — свободно! Ужас какой, — иронизирует преподаватель. — И, конечно же, значки и бесплатные пакеты. Пакеты тогда были валютой у детей, и не только у детей.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».