29 ноября 2022, вторник, 4:22
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Еще десять лет назад мы выяснили, что белорусская и российская армии – отстой

42
Еще десять лет назад мы выяснили, что белорусская и российская армии – отстой
Томас Мазетти и Ханна Фрей

История легендарного «Плюшевого десанта».

Сайт Charter97.org публикует эксклюзивную статью Томаса Мазетти, пилота и участника «Плюшевого десанта».

4 июля 2012 года сотрудники шведского рекламного агентства Studio Total Томас Мазетти, Пер Кромвел и Ханна Фрей на легкомоторном самолете вошли в воздушное пространство Беларуси и над Минском и Ивенцом сбросили плюшевых медведей с записками «В поддержку свободы слова в Беларуси».

Часть 1: «Б-52» литрами

Это было в конце сентября 2011 года. Шел дождь. Мы с Ханной сидели в баре и пили коктейль «Б-52». Ханна — это моя жена, и если вы в конце этой истории не поймете, почему это так, то мне искренне вас жаль. К нам присоединились Линда и Пер. Линда рассказала нам историю о парне из Беларуси. Он рассадил плюшевых мишек с протестными табличками на скамейках Минска. КГБ конфисковал медведей, а парня посадили.

— Кто-то, — сказал Пер, — должен послать им на помощь плюшевых медведей-парашютистов.

Пер — это мой двоюродный брат, он такой сангвинический колдун, которому можно позвонить в 3 часа ночи и попросить помочь тебе похоронить слона.

— Согласна, — сказала Ханна, — а это очень сложно?

Я задумался. А сложно ли? Для меня, как для человека, который даже автомобиль почти не умел водить, это показалось довольно сложной задачей. Но при дальнейшем размышлении мне это стало казаться не такой уж непосильной задачей. Нам нужен был только самолет и карта.

Часть 2: Сожаления

Утро следующего дня было несколько смазанным. Наспех нарисованная карта Беларуси каким-то образом очутилась на моей кровати? И, возможно, самый главный вопрос был: как я тут оказался? Память постепенно возвращалась. Голова болела, пока я неспешно шел на работу.

— Мы ведь шутили, правда? — спросил я своих ребят как только мы встретились.

— Шутка или нет, — сказала Ханна, — но мы все поклялись!

Давать такие общие клятвы было нашей традицией. Если мы дали такую клятву, нарушить ее было уже нельзя. Это было ребячеством, которое уже неоднократно создавало нам серьезные проблемы.

— Ты жаловался, — злорадно добавила Линда, — что тебе не хватает «приключений» в жизни.

Часть 3: Относительная реальность

Еще в 2011 году у Швеции были огромные проблемы. Например, ночная жизнь была довольно скучной. Но Ханна, которая утром погуглила, сказала, что ситуация в Беларуси гораздо хуже. Я спросил, что может быть серьезнее, чем полное отсутствие коктейль-баров, которые работают после 3-х часов ночи. Ханна показала мне видео, на котором полицейские избивают безоружных студентов металлическими прутьями.

— Притворись хотя бы, — сказала Линда, — что это хоть немного более серьезная проблема.

— Хорошо, хорошо, — ответил я. — Ну, тогда сделаем это. Но сразу предупреждаю. Это будет за счет наших денег на бары.

— Отлично! — сказала Ханна, — теперь нам нужно найти пилота!

Часть 4: Поиски пилота.

Мы спросили друзей из ВВС Швеции, готов ли кто-то из них управлять нашим самолетом. Они только рассмеялись. Даже в НАТО опасались зенитных комплексов С-300. Не говоря уже об истребителях МИГ и лукашенковских любимых пограничниках. Нам еще показали душещипательное видео сбитого воздушного шара.

Пер пытался убедить их. Говорил о возможности устроить сюрприз. Он приводил в пример налет на базу Таранто, «Троянского коня» и так далее, когда Линда неожиданно прервала его.

Она привела совершенно противоположный аргумент о том, что такое воздушное судно — это именно то, чего ожидает Лукашенко после ареста парня с медведями.

— Но, — сказала она торжествующим голосом, — разве не подобные вызовы привели наших друзей в армию?

— Пусть делают, — ответили они с улыбкой. — Есть еще много битв которые надо выиграть. Например, кто выпустит очередную рекламу «Принглс» по телеку.

Часть 5: Шутка над шутником

Так как мы сами создавали истории, мы поняли, что армии нужен враг. Чем опаснее, тем лучше. Вот почему весь западный военный аппарат делает из бывших советских стран боевых бегемотов. Проблема в том, что это сыграло на руку диктатору. Лукашенко смог растратить свой военный бюджет на коррупцию и нападения на безоружных оппозиционеров в Беларуси из-за того, что люди поверили в могущество его вооруженных сил. Прежде чем что-либо сделать в Беларуси, нам нужно было показать, насколько паршивой была его армия. Это была упрощенная версия того, что Путин сейчас делает сам с собой в Украине.

Часть 6: «Пилот-шмилот»

Так как профессиональные пилоты не из тех, кто живет сегодняшним днем, я решил пилотировать самолет самостоятельно. Почему бы и нет? Летать — это здорово! А если меня собьют? У меня, безусловно, есть много недостатков, но обманывать себя, что мир будет скучать по мне, никогда не было одним из них.

— Кто же будет готовить мне шакшуку, — сказала Ханна, — если вы «низвергнитесь с небес, объятые пламенем!?»

— Вы можете к нам присоединиться, мадам! — ответил я. — И, в любом случае, тебе уже будет не до шакшуки.

Так и решили, следуя такой логике. Но перед тем, как отправиться покупать самолет, мы решили поближе взглянуть на эти «пограничные оборонительные сооружения»…

Часть 7: Белорусский блюз

Мы сели на паром из Карлскруны до Гдыни и двинулись на восток. План принадлежал Линде, и он был столь же прост, сколь и гениален: — Припаркуйте машину где-нибудь, а дальше пешком!

Мы запаслись Рислингом и отправились в путь. Был ноябрь, поля были настолько же сырыми, насколько и холодными (если вы когда-нибудь отправитесь в поход по восточной Польше, ни в коем случае не делайте это в ноябре).

Потом вдруг — вот оно. Полоса земли, где деревья были полностью вырублены. Какие-то деревянные вышки. Ржавая колючая проволока. Это было похоже на заброшенные декорации к фильму из восьмидесятых. Мы готовы были к тому, что Шварценеггер выскочит из леса с пулеметами в обеих руках. Но этого не случилось. Напротив, совсем ничего не происходило. Через два часа мы оказались в баре города Гродно.

Часть 8: Лучший бармен

Бар был маленький, плохо освещенный. Какие-то пожилые люди смотрели телевизор, группа молодых людей праздновала день рождения, было еще несколько местных жителей. Нашему появлению оказались рады, мы подсаживались и болтали со всеми. Как и в большинстве стран, где туристов не так много, белорусы любопытны и дружелюбны к незнакомцам. Вскоре мы оказались в центре внимания в этом маленьком баре. Наша проблема была в том, что люди казались нам слишком милыми. А нам нужен был кто-то совсем не такой милый. Нам нужен был жулик!

Часть 9: Самый крутой жулик.

Почему жулик? Короче говоря, в демократическом обществе нарушители закона (в лучшем случае) раздражают. В условиях легальной диктатуры, одни и те же нарушители закона часто являются единственными, кому можно доверять. Отправьтесь в Яд Вашем в Иерусалиме, и вы найдете множество людей, которых соседи описывают как «назойливых». Спустя некоторое время и еще два бара, мы нашли того, кого искали. Ему было, наверное, лет 60. Похож на Игги Попа, и в поддельных солнцезащитных очках «Оукли». Когда мы встретились, он усмехнулся, подкурил новую сигарету от старой и спросил, не хотим ли мы купить почти новую дрель. Бинго!

Часть 10: Наш теневой спаситель

— Какая у вас замечательная дрель, — сказала Линда и предложила ему водку с фантой. «Мистер Мутный» выпил, и стал делать нам новые предложения. Он предлагал магнитолу «Пионер» и какие-то сомнительные оранжевые таблетки. После того, как мы отклонили все эти отличные предложения, он с подозрением уставился на нас.

— Итак, — сказал он, — теперь, когда я знаю, чего вы не хотите, могу я узнать, что вам нужно?

Это был тот самый момент, но я колебался. До этого момента мы действительно не сделали ничего слишком незаконного. То, что мы действительно хотели, было гораздо более рискованным. А что, если этот человек был сотрудником каких-нибудь правоохранительных органов в штатском?

Часть 11: Выбор пути.

Я снова взглянул на него. Нет! Мне «мистер Мутный» казался стопроцентным жуликом! Как бы то ни было, никакой шпион не станет сыпать такими фразочками из 50-ых вроде «Не смеши мои носки».

Итак... Мы ему рассказали. Мы признались, что в основном «нас интересуют, эмм, карты приграничной местности, эмм, с Польшей и Литвой или, по крайней мере, кхе-кхе, может вы знаете… эту местность».

— Так бы сразу и сказали дедуле! — воскликнул он, — А теперь идем встретимся с Иванушкой!

Часть 12: Потерянные в Гродно!

«Мистер Мутный» сел за руль, мы четверо втиснулись на заднее сиденье. Так и поехали. «Мистер Мутный» вел свою «Ладу» с необычайной скоростью по темным улицам, возможно, из-за фанты и и, конечно же, всей выпитой водки. Это запомнилось как, пожалуй, самый опасный момент всего мероприятия. Спустя двадцать минут паники и молитв, «мистер Мутный» внезапно ударил по тормозам, и машина с грохотом остановилась. Полнейшая тишина. Холодный свежий воздух, проникавший через открытые окна машины, пах травой и тормозной жидкостью. «Мистер Мутный» сделал несколько глотков из какой-то бутылки.

— Хорошо, черт возьми! — сказал он, выйдя из авто и повел нас в серое здание.

Поднявшись на несколько ступенек, он остановился и начал яростно колотить кулаками в безымянную дверь.

Часть 13: Капитуляция перед Kahluа

Прошло около пяти минут, пока наконец какой-то толстяк не выглянул из двери. У него было круглое загорелое лицо, похожее на подгоревшие блины, и маленькие подозрительные глазки. Он осмотрел нас, одного за другим.

— Ты пьян, — заявил он, ткнув толстым пальцем в грудь «мистера Мутного».

Ну, если честно, мы не поняли ни слова из того, что он сказал, потому что мы не говорили на этом языке, но мне показалось, что смысл был именно такой.

«Мистер Мутный» не возражал. Вместо этого он ухмыльнулся и поднял бутылку кофейного ликера Kahlua, которая очаровательно блестела под флуоресцентным светом лестничной площадки. Человек с подгоревшим лицом вперил в нас взгляд своих маленьких подозрительных глаз, потом он посмотрел на бутылку, и с внезапной странной улыбкой сделал нам приглашающий жест.

Часть 14: Обожаю армию.

Мы оказались в средних размеров комнате с небольшим диваном, телевизором c широким экраном и огромной подставкой, и автоматами, которые весели на стене.

— Не волнуйтесь, просто стойте здесь, — сказал «мистер Мутный» и исчез в другой комнате.

Минут пятнадцать мы слушали через закрытую дверь, как они громко спорили, а мы нервничали все больше. Затем «мистер Мутный» вдруг появился перед нами, рядом с ним стоял он стоял рядом пьяный «Блинчик».

— Иван, — сказал «мистер Мутный», положив левую руку ему на плечо, — сечет в армии. Реально сечет.

Часть 15: Идеальный план

Это было идеально! Наш простой план состоял в том, чтобы рассказать всем обо всем хорошем, что мы слышали о пограничной службе Беларуси. Мы были фанатами-иностранцами, так сказать. Подхалимы должны были нам поддакивать, одновременно, это должно было спровоцировать возмущение несогласных. В любом случае, восхваление армии не запрещено. Мы следовали нашему плану.

Теперь у «Блинчика» на лице выступили слезы, и с помощью «мистера Мутного», который стал переводчиком, он рассказал нам очень длинную историю об офицере по имени Егор, который превратил свою казарменную жизнь в ад.

— Но, — сказала Ханна, — мы слышали, что все так прекрасно организовано, благодаря неподкупным офицерам.

Часть 16: Потемкинcкие патрули.

Он использовал другие слова, но цензурная версия заключалась в том, что высший офицерский состав «все превращал в дерьмо».

— Что вы имеете в виду, говоря «дерьмо»? — удивился Пер, — Неужели не все так безупречно!?

Было ли это уже слишком? Мне не нужно было беспокоиться. Недолго думая, «Блинчик» рассказал нам, что печально известные С-300 были припаркованы где-то в гаражах, и что все равно никто не знал, как ими пользоваться. Радиолокационная система в лесу не работала, потому что хозяин продал электричество местному производителю резиновых запчастей. Даже сторожевые вышки были заброшены с 2010 года, когда элита пограничных войск была переброшена в Минск для помощи в борьбе с «мятежом». «Блинчик» что-то прошептал «мистеру Мутному», который начал нервничать из-за всех этих разговоров. — Он передаст вам карты, — сказал «мистер Мутный». — За 5000 долларов!

Часть 17: Рубикон перейден.

Я оцепенел. Возможно, разглашение военных тайн пьяным офицером еще можно будет оправдать в суде, но совсем другое дело заплатить офицеру 5000 долларов за карты. Покупка секретной военной информации карается пулей в затылок в Беларуси. Да, это правда.

Кроме того, нам больше не нужны карты. «Блинчик» на тот момент уже подтвердил то, что мы видели в лесу. Границу никто не охранял. Что бы ни было изображено на этих картах, этого, скорее всего, не было в том холодном лесу. Задача состояла в том, чтобы объяснить это «Блинчику».

Часть 18: Холодная Kahlua!

— Как бы заманчиво это ни было, — начал Пер, — дело в том, что у нас нет денег. Если что-то случиться, то это нам понадобятся ваши деньги, чтобы купить карту, так что в вашем предложении нет никакого смысла.

— Ха, — рассмеялся «Блинчик».

— Это не имеет значения, — сказал Пер, — печальная правда в том, что завтра Томас Ледин выступает в Роннебю Бранн, так что…

«Блинчик» поднялся на шатающихся ногах.

— Кахлуа! — провозгласил он, указывая на пустую бутылку на столе. Что он хотел этим сказать? Неужели он понизил цену карт с 5000 долларов до бутылки Kahlua? Или он просто хотел сказать нам, что на столе пустая бутылка Kahlua?

Он странно, тревожно ухмыльнулся, как будто все это была какая-то своя шутка, которую мы не должны были понять.

— Кахлуа! —повторил он.

— Я говорю, — прошептал «мистер Мутный», — дайте ему Kahlua, если у вас осталась...

Часть 19: Шведский сон!

— Нет у нас чертовой Kahlua, — рявкнул Пер, — это ты принес Kahlua, а он ее выпил.

— Я не приносил Kahlua, — начал было «мистер Мутный».

Это прозвучало как начало спора, в котором нам совсем не хотелось участвовать.

— Скажите этому джентльмену, — прервала его Ханна, — что мы пришлем ему пять бутылок лучшей польской Kahlua, когда вернемся.

Она показала ему пять пальцев. «Мистер Мутный» с сомнением посмотрел на них, но прежде, чем он успел перевести наше предложение «Блинчику», тот вручил ему карты, тяжело опустился на диван и закрыл глаза. Спал ли он? Мы решили не оставаться, чтобы это выяснить.

Часть 20: Больше карт

Мы сфотографировали карты и загрузили их в облако. Потом мы их выбросили и стерли снимки с камеры перед отъездом. Нам пришлось ждать четыре холодных часа, пока не начали ходить ранние утренние автобусы, чтобы вернуться в Польшу (мы немного схитрили со штампом о въезде, не будем раскрывать нашу хитрость, так как она все еще работает). В целом, это была неплохая поездка. Проблема номер один, а именно — защищенность границы, была решена. Это означало, что у нас оставались только проблема номер два — авиация, а также проблема номер три — специальные средства ПВО Минска.

Часть 21: Парадная вечеринка!

Однажды вечером, когда мы обсуждали эти две проблемы за бутылкой Kahlua, Линда пожаловалась, что ей нужно вставать рано утром.

— Вы нашли решение! — воскликнул Пер.

Мы посмотрели на него. Какое еще решение?

Он показал нам фотографии военного парада, который ежегодно проходит в Беларуси в честь Дня независимости. Одна зенитная машина за другой проезжала мимо ликующих людей.

— Не очень-то обнадеживает, — сказала Линда.

— Что, по вашему мнению, происходит после того, как они хвастаются своей непобедимой армией? — спросил Пер.

Никто не ответил.

— Они празднуют! — сказал Пер с улыбкой.

Часть 22: Триумф времени

Как сказал Сунь Цзы: На войне время решает все. Факты в нашем случае были такими:

1) После ежегодного парада 3 июля все военачальники Беларуси пили водку за свое величие.

2) Воинская организованность зависит от работы иерархической цепочки приказов. Приказ сбить самолет должен поступить сверху.

3) Представьте, что вы высокопоставленный офицер бывшей советской страны. Вы только что заснули после изрядного количества водки, и тут вас кто-то будит, чтобы сказать вам, что «маленький самолет», кажется, прилетел из Литвы и сейчас кружит над Минском. Что вы ответите?

«Это невозможно, дайте мне поспать!» По крайней мере, так ответил начальник ПВО Беларуси, когда его разбудили утром 4 июля, тем самым задержав работу систем ПВО на час.

Часть 23 Слабое место!

Начальство ПВО Беларуси поделилось со своим шефом информацией о слабых местах в защите. Воспитанники авторитарной системы, они инстинктивно пресмыкаются перед людьми, стоящими выше по иерархии. Несмотря на то, что Лукашенко за спиной называет Путина «гномом», он в ужасе и готов на любое унижение, лишь бы его не наказали. С другой стороны, он обычно прибегает к чрезмерному насилию по отношению к любому безоружному человеку, протестующему против него.

Часть 24: Покупка самолета!

Поскольку первая и вторая проблемы решились сами собой, единственной реальной проблемой была проблема номер три. Системы ПВО Минска. На этих объектах дежурят не высокопоставленные любители водки, а солдаты со строгим приказом сбивать любые неустановленные воздушные суда, которые приближаются к охраняемым районам Минска. Но вместе с друзьями мы нашли способ проникнуть туда. Это технические вопросы и слишком скучно для беззаботного тона этого небольшого текста, но, по сути, российские зенитные комплексы созданы для обнаружения быстро движущихся самолетов, сделанных из металла. Нам нужно было найти что-то не из металла, а затем лететь очень низко и медленно…

Часть 25: Тренировка десанта!

Мы купили старый Jodel 126 — очень медленный деревянный самолет. С номером регистрации SE-CEB. Первоначально разработанный в пятидесятых годах, на нем установлено хвостовое колесо, как у самолетов времен Второй мировой войны, и он предназначен для посадки на неровной поверхности, такой, как гравийная дорога или поле. Когда весна сменилась летом, мы с Ханной летали через леса южной Швеции, приземляясь на лугах, заброшенных дорогах и полях для гольфа. Мы тренировались летать очень низко над реками и болотами, время от времени бросая плюшевых мишек, чем очень радовали детей. Потом наступил июль. Были ли мы готовы? Это не имело значения. Парад должен был пройти через три дня.

Часть 26: Xаос в кучевых облаках

1 июля, пока остальная часть Швеции загорала и жарила шведское национальное блюдо, свиное филе, мы вылетели на нашем маленьком самолете из Висбю в Литву, где приземлились на старом советском аэродроме в Поцюнай.

Поле в основном представляет собой один колоссальных размеров круглый газон, созданный для того, чтобы истребители могли взлетать прямо против ветра, независимо от того, куда он дует. Поскольку Россия отслеживает все планы полетов в Европе, мы отключили наши радиолокационные маячки, чтобы, если бы их система защиты даже засекла нас, они, по крайней мере, не смогли бы понять, кто мы такие. На следующий день приехали Линда и Пер. В тот вечер, когда мы совершали последний испытательный полет, дул сильный ветер. Когда Ханна открыла люк, чтобы сбросить медведей, весь самолет начало трясти, и ей пришлось его закрыть. Мы поняли, что нам нужно какое-то другое решение. У нас было всего два дня.

Часть 27: Снаряжая воздушного змея!

Пера осенило. Обычно модифицировать самолет строго запрещено. Но наш маленький деревянный самолет считался «экспериментальным». Поэтому мы решили провести эксперимент. Поздними летними вечерами в Поцюнае мы с Пером сделали люк в стекле кабины, достаточно широкий, чтобы сбросить с его помощью 800 медведей, но не слишком, чтобы слишком сильный ветер не мог проникнуть в кабину. Мы на это наделись.

Часть 28: Безумие Лукашенко.

Накануне, 3 июля, мы сидели на диване на аэродроме Поцюнай, ели рыбу и смотрели на закат в оранжевом облаке, наблюдая за белорусскими военными парадами через iPad. Грузовик за грузовиком с зенитными орудиями. Затем мы слушали речь Лукашенко, когда он вещал своим соотечественников о силе новой объединенной ПВО с Россией!

«Беларусь – это щит, который защитит Родину». (Это было в те дни, когда бедняга все еще играл с идеей стать преемником Путина). Всю речь еще можно прочитать здесь. Она довольно трогательна в в своей наивности.

Часть 29: Ивенец

После того как мы доели рыбу, один наш друг отправил Линду обратно в Готланд, чтобы организовать там центр управления, а затем, очень поздно вечером 3-го числа, Пер (и еще несколько человек, имена которых мы не можем разглашать) поехали на арендованной машине в поселок Ивенец. Было рискованно оставаться на земле. Мы с Ханной оба решили, что нам лучше быть в воздухе. Но опять же, у всех нас разные фобии. Но, так или иначе, нам нужен был человек на земле, на то было две причины. Во-первых, нам нужен был кто-то, кто снимал бы нас с земли. Во-вторых, если бы пограничникам как-то удалось поднять свои самолеты в воздух, мы могли бы приземлиться возле Пера, запрыгнуть в его машину и…

Часть 30: План отступления

Ранним утром 4 июля Пер и его команда устроили небольшую взлетно-посадочную полосу на местном поле к северу. Он поставил красные конусы, чтобы отметить, где мы можем приземлиться. Затем он установил небольшой терминал в форме скрытого микроавтобуса с польскими номерными знаками в кустарнике. Он даже сделал небольшой бар в машине с охлажденными Рислингом и Kahlua. «Если вы вынуждены приземлиться на вражеской территории, вы как минимум заслуживаете выпивку», как он выразился. Во время работы к нему подошел сотрудник местной милиции и спросил, какого черта он делает, расставляя красные конусы на поле г-на Кравченко в три часа ночи.

Часть 31: Путаница — ключ ко всему.

— Турист, — ответил Пер, — из Голландии. Доктор Ганс Рубарб мое имя. Мы изучаем структуру почвы для Министерства сельского хозяйства. Вы нам понадобитесь, чтобы подключиться к электросети.

Он показал ему свою визитную карточку и какую-то распечатку. На ней был герб Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь.

Путаница! Самое недооцененное оружие войны. Представьте себе такое: вы глуповатый полицейский в каком-нибудь провинциальном городке. Вдруг посреди ночи вы натыкаетесь на «туриста». Он утверждает, что «изучает структуру почвы». Как-то не сходится. Зачем туристу «изучать структуру почвы»? Кроме того, не понятно, как в этом убедиться. Не станете же вы звонить в Министерство сельского хозяйства в 3 часа ночи. Чтобы добавить путаницы, добавляем просьбу об электроэнергии. В авторитарном обществе люди инстинктивно реагируют определенным образом на требования. Что, если доктор Рубарб — важный человек? Размышляя над всем этим, вы замечаете, как над вашей головой пролетает небольшой самолет, сбрасывающий целую дивизию плюшевых мишек-парашютистов.

Часть 32: Смешанные воспоминания

Но вернемся на час назад, в Литву. Мы проснулись в 5 утра 4 июля. Ночью прошел небольшой дождь, но небо было ясным. Часы уже показывали 5:22 когда мы вырулили на наше поле, после сборов и молитв.

Память — странный помощник. Иногда она приносит нам самый случайное воспоминание из прошлого, отказываясь при этом освежить определяющие моменты в жизни. Но есть одна вещь, которую мы всегда будем помнить, и это мгновения перед тем, как вы предпримете что-то действительно рискованное. Я до сих пор помню бледный утренний свет и запах травы и солярки в воздухе, когда наш тяжелый маленький самолет отправился на восток.

Часть 33: Скорость = ноль.

Примерно через пять минут чистого блаженства я понял, что у нас большая проблема. Спидометр самолета стоял на отметке ноль. Это было большой проблемой. Не зная, с какой скоростью мы летим, невозможно было узнать, сколько бензина мы использовали. Так как вес всех этих проклятых медведей позволял лететь только с ⅓ бака. Этого хватало ровно на то, чтобы долететь до Минска и обратно с запасом в 30 минут... И это при условии попутного ветра на обратном пути. Если ветер изменится, мы будем вынуждены приземлиться на ближайшем поле…

Часть 34: Сбалансированные медведи

Должны ли мы вернуться и исправить это? Нет! Время критически важно. Генералы в Минске могут протрезветь в любой момент. Обсудив это с Ханной, мы решили рискнуть. В 05.42 мы выключили все радиостанции и опустились до 800 футов над уровнем земли. Мы много об этом говорили. Поскольку наш самолет был сделан из дерева, ракеты С-300 (теоретически) почти не могли навестись на него. Особенно при условиях медленного полета на малой высоте, что недавно продемонстрировали самолеты TB2, используемые Украиной. С другой стороны, полет слишком малой высоте мог привлечь внимание потенциальных пограничников. Они могли сбить нас с помощью лука и стрел, поняв, что мы пытаемся уйти от радаров, и с учетом нашей скорости и высоты. В следующее мгновение мы увидели пограничные вышки, которые несколькими годами ранее сбили тот несчастный воздушный шар…

Часть 35: Утренние луга

Иногда 30 секунд проходят быстро. Тридцатисекундное неспешное планирование над сторожевыми башнями, которые могут начать в вас стрелять, не проходит быстро. Но чем ближе мы подходили, тем очевиднее становилось, что наши расчеты были верны. В этих башнях давно никого не было. Вскоре мы миновали поля и луга Западной Беларуси, а затем пролетели над красивой Налибокской пущей. Сделав небольшой крюк на юг над мемориальным комплексом «Дзержиново», мы увидели Ивенец и направились к храму Святой Евфросинии. Это была наша точка невозврата. Единственное место во время полета, где мы рискнули использовать наши мобильные телефоны, чтобы проверить все ли в порядке у Пера. Достигнув храма, мы поняли, что у нас есть три огромные проблемы...

Часть 36: Проблемы со временем

Первая проблема заключалась в том, что мы опоздали. На часах было 6:10, почти на 15 минут позже нашего самого пессимистичного прогноза. Мы ожидали встречный ветер не менее 10 узлов, без спидометра мы не могли это проверить.

Вторая проблема заключалась в том, что наши сотовые не ловили сеть. Наш оператор должен был работать в Ивенце, но, как говорится, ни в коем случае не ставьте на кон информацию в разделе «Часто задаваемые вопросы» белорусского оператора связи.

Третьей и самой острой проблемой было то, что мы не видели Пера. Он должен был стоять под церковью в ярко-красной рубашке в знак того, что все в порядке. Мы вглядывались. Красной рубашки не было видно.

Часть 37: Проблемы с топливом

Огибая церковь, мы с Ханной быстро взвесили все за и против. Очевидным минусом было то, что аварийная посадка без Пера, возможно, означала бы для нас тюрьму на всю оставшуюся жизнь. Плюс заключался в том, что мы были на полпути.

Пока мы это все обсуждали, Ханна сбрасывала медведей через люк в самолете, а Пер, как потом мы узнали, наконец-то ушел от любопытного полицейского и установил камеру в углу площади, но не успел переодеться в красную рубашку. Поэтому, когда медведи начали падать, он решил, что важнее всего поймать этот момент. Он не знал все ли у нас в порядке, но он видел, что мы продолжаем лететь в сторону Минска.

Часть 38: Утро в Минске.

Мы добрались до Минска около 6:30 утра. Да, нас все еще могли сбить, но мы победили пограничную оборону стоимостью в миллиард долларов, имея лишь самолет за 15 000 долларов и наше бредовое мышление. Теперь мы были в таком положении, что могли сбросить все, что угодно, на голову бедного старого Луки. Что бы ни случилось теперь, диктатор Беларуси всегда будет знать, что был у нас на прицеле, а мы его пощадили. Понимая это, мы позволили себе наслаждаться лучами утреннего солнца.

Именно в этот момент наше портативное аварийное радио на частоте 121,5 МГц начало кудахтать: «Говорит Минск», — сказал голос по-английски с сильным русским акцентом.

«Вы слышите нас, SE-CIB? Код «Squawk 7000», доложите позицию».

Часть 39: По дороге домой

Треск нас напугал. Это был наш регистрационный номер. Кто-то, где-то, опознал нас. Мы посмотрели друг на друга. Ханна взяла радио.

— Минск, SE CIB на связи, — сказала она. — Мы сообщали по «ECU». Есть ли у нас разрешение на аннулирование плана полета для доставки российской «ТМА»?

Если бы наша ложь раскрылась в этот момент, нас просто могли застрелить. Но помните, что я писал о путанице? Наше заявление было бредом. Тут мы применили тот же способ. Что, если мы действительно были в каком-то из планов полета в Россию. Сбить какой-нибудь утвержденный рейс доставки — это плохо! Возможно, они должны были связаться с кем-то, чтобы перепроверить, но с кем? Полнейшая тишина. Потом раздался новый, мужской голос…

Часть 40: По дороге домой

— SE-CIB, — сказал голос, — мы не можем обнаружить ваш радиомаяк. Код «Squawk 7000», садитесь на ближайшем доступном поле. Это приказ.

Голос был агрессивным, без обычного спокойствия авиадиспетчеров. Также обычный авиадиспетчер не отдает «приказы». Нас так разволновал этот ляп, что мы тут же развернулись на 180 градусов и полетели в обратном направлении. Мы выждали почти пять минут, пока не оказались далеко за полями, и только тогда Ханна ответила.

— Минск, — сказала она, — вы, кажется, что-то перепутали, переключаюсь на российского диспетчера.

Мы посмотрели друг на друга. Я выключил радио.

Часть 41: Минутка Дзен

Оставшиеся тридцать минут мы летели в полной тишине над густыми лесами и утренними туманами, и солнце медленно поднималось позади нас. Fata viam inveniunt. Volentem ducit, nolentem trahit (Судьба указывает выход. Желающих она ведет, нежелающих тащит). Когда мы приземлились в Поцюнай, у меня было 248 пропущенных звонков на телефоне. Я выключил его и вышел на травяное поле.

Часть 42: Проблема Пера.

На тот момент, как оказалось, Пер столкнулся с неприятности по другую сторону границы. Наши источники сообщили ему, что пограничный контроль в направлении Польши был ужесточен. Узнав это, Пер решил выбрать другой путь к отступлению.

Пер приехал на арендованном автомобиле прямо в центр событий, как раз, когда все вооруженные силы и полиция Беларуси переключились на панический режим: Минский аэропорт. К тому времени, как Пер прибыл, оставалось еще два часа до его экстренного рейса в Копенгаген. Ему не хотелось ждать на глазах у полиции, поэтому он сделал типичную для Пера вещь. Он выкурил сигарету, насладился бокалом лучшего Рислинга и вздремнул! За двадцать минут до закрытия ворот он надел деловой пиджак, прошел через охрану и побежал к воротам. Как раз вовремя он дал им свой посадочный талон на имя доктора Ганса Рубарба.

Часть 43: Лукашенковщина

Не стану сейчас описывать всю последующую неразбериху. Достаточно сказать, что Лукашенко пришел в ярость и пытался все отрицать. Но поток видеороликов не прекращался, вскоре люди просто смеялись. После унизительного разговора с Кремлем, Лукашенко 27 июля наконец признал факт полета. Затем он уволил Дмитрия Пахмелкина, начальника ПВО Беларуси, и Игоря Рачковского, начальника пограничной службы. Наконец, в приступе ярости после того, как Пер назвал его «клоуном», он выслал шведского посла, что стало самой крайней мерой такого рода со времен основания Беларуси.

Часть 44: Урок для Лукашенко

В фильме «Крестный отец» есть сцена, где Хайман Рот говорит Майклу Корлеоне, что Батиста обязательно победит, поскольку он очень хорошо платит своим солдатам.

— Так кто же платит солдатам Кастро? — спросил Майкл.

Этот вопрос много объясняет: Когда кто-то борется не только за деньги, его очень трудно победить. Беларусь и Россия создали бандитскую систему. И будучи «homo sovieticus», Путин и Лукашенко совершенно не доверяют людям, которых нельзя купить. Мы сами за все заплатили. Итак, это первый урок.

Часть 45: Второй урок усвоен.

История войн — это история креативности. Если история и учит нас чему-нибудь, так это тому, что побеждают самые изобретательные армии. И у Беларуси, и, конечно, у России много ресурсов. Их проблема в том, что та же авторитарная система, которая держит их у власти, препятствует любому творчеству и риску. Что может быть лучшим доказательством, чем тот факт, что люди, подобные нам, с бюджетом соразмерным обслуживанию автомобиля Skoda, вполне могла бы уничтожить бедного Луку бомбой, если бы захотели. По крайней мере, это отличный лозунг, призывающий использовать свою креативность в бою!

Часть 46: Беларусь на волоске.

А как насчет того, чтобы Беларусь присоединилась к России в войне против Украины? Не волнуйтесь. В лучшем случае Лукашенко может предложить то, что Муссолини предложил Гитлеру. Группу плохо вооруженных солдат, постоянно нуждающихся в спасении от странных неприятностей, в которые они сами себе создают. Это не шутка. Как раз наоборот. Мы рисковали жизнью, ставя на то, что белорусские военные будут совершенно бесполезны. После нашего полета боевая мощь Беларуси еще больше сократилась, поскольку все больше ресурсов было направлено на репрессии протестующих.

Наконец, история говорит нам, что армия, используемая для нападения на безоружных студентов, часто теряет боеспособность, когда враги стреляют в ответ.

P.S.

Западная идея поиска консенсуса заключалась в «дипломатии» и полноценной торговле. Мы считаем, что решением является полное прекращение торговли с Россией и Беларусью. Установите уголовную ответственность за покупку чего-либо в каждой из этих стран, в том числе — за любую удаленную работу. Тогда босс-клоун Беларуси падет в течение нескольких месяцев.

Закройте все границы с Россией. Не позволяйте ни одному человеку пересекать их. Не покупайте ничего. Уничтожьте все трубопроводы СПГ.

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».