25 сентября 2022, воскресенье, 4:21
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Большой передел

2
Большой передел
Максим Блант

Зачем Путину все контролировать лично.

Владимир Путин в пятницу 5 августа подписал указ о применении очередных «специальных экономических мер». Документ вводит запрет на совершение любых сделок с принадлежащими инвесторам из «недружественных» стран акциями и долями российских «стратегических» предприятий. К ним относятся в основном сырьевые компании, добывающие и производящие в России все – от угля и меди, до урана и редкоземельных элементов.

Кроме того, правительству и Центральному Банку дано поручение в течение десяти дней подготовить перечень предприятий топливно-энергетического комплекса и банков, на которые также будет распространен запрет. Отдельно в тексте указа отмечено, что его действие распространяется на два проекта, которые разрабатываются в России по схеме соглашения о разделе продукции (СРП) – «Сахалин-1» и Харьягинское нефтяное месторождение. Единственный способ для иностранных инвесторов избавиться от принадлежащих им в России долей или акций компаний и банков – обратиться к Владимиру Путину. Лично. И получить специальное разрешение.

Смысл происходящего понятен. После начала вторжения в Украину в России начался грандиозный передел собственности. Западные компании, а заодно и российские бизнесмены, недостаточно восторженно встретившие начало «специальной военной операции», а то и прямо осудившие вооруженное нападение на соседнюю страну (вроде Олега Тинькова) начали массово покидать страну. А заодно и избавляться от российских активов, неся при этом многомиллионные, а то и миллиардные потери.

Процесс этот не только далек от завершения, но и, можно сказать, толком еще и не начался. В первые месяцы у руководства многих иностранных компаний еще были какие-то иллюзии относительно длительности охватившего Россию агрессивного безумия и последовавших в ответ на агрессию международных санкций.

Большинство западных брендов весной объявило о временной приостановке деятельности, но сохранило большую часть российского персонала. И только сейчас наступает время окончательных решений. Поэтому пустить дело на самотек никак нельзя, тем более что уходят из страны не только «икеи» и «макдональдсы», но и компании из «стратегических» секторов.

Им, неровен час, может взбрести в голову продать принадлежащие активы какому-нибудь «неправильному» (с точки зрения Кремля) новому хозяину. Возись потом с ним, отбирай, передавай «нужному» собственнику – хлопот не оберешься. А главное, все это спровоцирует лишний шум, начнутся расследования, скандалы, обвинения. Так что во избежание всех этих неприятностей лучше сразу расставить точки над «i», чтобы те, кто соберется окончательно уйти из России, не тратили попусту время и искали потенциальных покупателей на свое добро в узком кругу «особ приближенных».

Обкатают же схему «одобренных сделок» на упомянутых в указе Путина проектах. Оператором «Сахалина-1» является американская Exxon Mobil, которая еще весной объявила о сворачивании всей своей деятельности на территории России, а за пару дней до подписания путинского указа заявила, что занимается передачей оперативного управления сахалинским проектом третьей стороне. Что это за сторона, руководство Exxon Mobil не сообщило. Зато на новость живо отреагировала «Роснефть», также владеющая долей в проекте. Схожая ситуация складывается и на Харьягинском месторождении, из участия в разработке которого собирается выйти французская Total.

Теперь, кому бы французы с американцами ни собирались продать свои доли в СРП, можно не сомневаться, что получит их не какая-нибудь китайская или индийская компания, и даже не «Зарубежнефть», которая претендует на долю Total, а «Роснефть». Причем достанутся эти активы компании Игоря Сечина за символическую плату, а то и вовсе даром.

Главное, что обращает на себя внимание в указе – процедура продажи иностранцами «стратегических» активов. Разрешения будет выдавать не какая-то служба или министерство, даже не межправительственная комиссия. Только сам Путин. Это, конечно, довольно красноречиво демонстрирует крайне низкую степень доверия, которое Путин испытывает даже к людям, назначенным им же самим на руководящие посты.

Однако важно это по другой причине. Люди, которые получат контроль над активами иностранных компаний, целиком и полностью будут обязаны этим лично Владимиру Владимировичу. Но эта палка о двух концах. Эти же люди отныне будут накрепко повязаны с человеком, которому весьма недвусмысленно светит международный процесс с обвинениями в многочисленных военных преступлениях.

Да и внутри страны россиянам есть что предъявить, по сути, бессменному руководителю: от нарушения Конституции и узурпации власти, до политических репрессий и многочисленных нарушений прав и свобод российских граждан. Так что Путин, лично раздавая весьма привлекательные активы в стратегических отраслях, еще и обеспечивает себе лояльность получателей этих активов.

Рассуждать о том, насколько эффективно распорядятся новые собственники доверенным им богатством, даже как-то неловко. Понятно, что совсем уж все не развалят и не растранжирят. В конце концов не первому встречному с улицы Путин доверит управлять стратегическими предприятиями, да и за результаты со временем придется ответ держать. Но не ради прибыли или эффективности все затевается. Это так, детали. Главное – укрепление власти и гарантия лояльности, в том числе и со стороны ближайшего окружения. А то слишком уж часто после начала войны в разговорах всплывает какая-то «табакерка».

Максим Блант, «Радио Свобода»

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».