12 декабря 2018, среда, 10:26
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Анатоль Тарас: «Белорусы еще себя покажут»

34

Известный белорусский издатель, бывший сотрудник Главного разведывательного управления Анатоль Тарас делится своими воспоминаниями.

Поводом для интервью Анатоля Тараса «Нашай Ніве» стали события в Китае. Для него нынешняя борьба уйгуров за независимость не стала новостью. В свое время, когда Тарас служил в одной из частей печально известного ГРУ, он доставлял уйгурам оружие и учил им пользоваться.

-- Как Вы очутились в Синьцзян-Уйгурском автономном округе?

-- Я был там в начале 70-х. Советская военная разведка тогда пробовала создать в КНР свою нелегальную сеть из квалифицированных агентов и разработать планы действий этой сети в «день Х». В последующее время уйгуры на этой основе создали ряд так называемых «революционных организаций» (26 или даже 27), которые развернули вооруженное сопротивление.

Синьцзян [колониальное название, «новая граница» по-китайски], или Восточный Туркестан [это название предпочитают сами уйгуры], это огромная страна – в основном степь, горы и солончаковые полупустыни. Китайцы, которых было не более 5% населения, не могли контролировать эту территорию. Как контролировать страну площадью 1 миллион 647 тысяч километров? Это нереально. Поэтому они контролировала города и рудники, охраняли транспорт, который возит грузы.

-- Почему Советский союз тогда помогал уйгурам?

-- В отношении каждого региона мира планировались разные варианты. В том числе на случай войны с Китаем. Много лет это было очень актуально. Но после того, как развалился сам Советский Союз, уйгуры решили заняться вооруженной борьбой. Там было около сотни разных лагерей, где проходили обучение боевики, существовали нелегальные структуры в городах. Именно с того времени там идет война. Она началась в 1993 году. Но китайцы ничего об этом не сообщают в своих СМИ. Они сообщили только теперь о столкновениях в Урумчи, когда стало невозможно это спрятать. Конечно, шансов у уйгуров самостоятельно добиться независимости нет никаких...

-- Что может помочь им добиться победы?

-- Многие серъезные политологи давно говорят, что мы вступили в полосу появлення новых государств. Специалисты полагают, что Россия распадется одна из первых, также как и Китай, Индия. Что все крупные государства распадутся. И никакая военная сила не удержит. Потому что это процессы, связанные с развитием этносов. Я думаю, уйгуры будут воевать и дальше. Еще много людей погибнет, много крови прольется, но в конце концов они освободятся от китайцев. Где-то так лет через 20—30.

-- Борьба идет на подъем?

-- Как раз теперь она временно угасает. В 1993 году военные действия были активные. Китайцы бросили туда много войск, большую часть партизанов уничтожили. Но подрастает новое поколение, приходит новая волна. Все это закончится или победой, или физическим уничтожением всех местных жителей. Уйгурам нечего терять.

-- Какой был самый ужасающий случай, который вы видели во время пребывання там?

-- Один раз пришли в стойбище, где жили люди, и увидели, что все мертвые, увсех к одного отрезаны головы, руки, ноги. Мужчины, женщины, дети — несколько десятков. Там побывал китайский отряд. Решения принимаются на уровне какого-нибудь командира роты. Нет никаких границ зверству.

-- Можно ли сравнить уйгурскую ситуацию с белорусской?

-- Согласно прогнозам некоторых ученых, в 2020 году (плюс-минус год) мы увидим совсем другую Беларусь и белорусов. Если сравнивать с человеческим возрастом, то наш этнос не достиг еще уровня активности молодого человека. Мы сейчас как бы дети, но доживаем последние годы этого детства. И этот процесс выше чем личность. Вот, например, есть такое явление, когда животные идут массово топиться. Лемінгі. Если взять каждого лемминга порознь, поместить в клетку, он будет чудесно жить, он совсем ни желает топиться. Но это массовый процесс, и он там выступает как единица системы. Так и нация: каждый отдельный человек желает реализовать свои какие-то человеческие цели и думает, что он сам управляет своей жизнью. Но в случае, когда мы смотрим на этнос как на массу, все, чего желаем мы по отдельности, не имеет никакого значения. Приходит время, и определенная часть этноса, его пассионарная часть (5-6%) «создает погоду». У нас сейчас, согласна некоторым подсчетам, количество пассионариев не превышает 3%. Нам нужно еще 2%.

-- Что станет толчком?

-- Что угодно. Есть очень хороший пример. В 1917 году, в конце февраля по старому стилю, в середине марта по новому, в России произошла революция. В январе Ленин еще говорил, что все тихо, его партия не имеет никаких перспектив на реализацию сваей «программы-минимум». Но в концы февраля в одной из очередей на Невском проспекте женщинам не хватило булок. Заметьте, булок, а не хлеба. И они зароптали. И с этого началась революция! И наш этнос еще выйдет на авансцену полностью, и это произойдет уже очень скоро.

Анатоль Тарас

Родился в 1944 в военной части в Новобелице под Гомелем, в семьи кадрового офицера советской военной разведки. В 1963—66 служил в отдельном разведывательно-диверсионном батальоне 7-й танковой армии. В 1967—75 участвовал в нескольких операциях ГРУ в разных регионах мира. В 1972 закончил философское отделение БГУ; в 1979 — Академию педагогических наук в Москве. Изучал методы психологического воздействия на противника. Имеет черный пояс по дзю-дзюцу и вьет-во-дао. С 1992 занимается издательской деятельностью. Издавал журналы “Кэмпо”, “Деды”. Под редакцией Анатоля Тараса также вышли книги “Войны Московской Руси с Великим Княжеством Литовским и Речью Посполитой в XIV-XVIІ веках”, “Анатомия ненависти. Российско-польские конфликты в XVIII-ХХ веках”, “История имперских отношений – белорусы и россияне”.