12 декабря 2018, среда, 10:41
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Белорусская трэш-кухня (Фото)

21

С триумфом прошла премьера спектакля Белорусского Свободного театра «Trash Cuisine» в Амстердаме.

В Амстердамском городском театре «Стадссхавбюрг» 5 октября при полном зале (более 900 мест) состоялась премьера спектакля «Trash Cuisine» («Трэш-кухня») в постановке Белорусского Свободного Театра.

Человек и животное, человек-животное, голод, еда, боль, смерть, цинизм и сострадание, надежда и необратимость - вот тематические узлы, вокруг которых концентрируется действие спектакля. Хозяин сцены - модератор, конферансье, шеф-повар (Филипп Спэл) - приглашает зрителей в кулинарное путешествие по миру. Путешествие необычное, экстремальное и безжалостное, путешествие по кругам Ада, не трансцендентного и поэтического, а вполне реального - все «блюда» спектакля приготовлены из реальных историй будней и недавнего прошлого нашей планеты, передает «Радыё Свабода».

Один из руководителей театра Николай Халезин рассказывает, что идея спектакля о проблеме смертной казни родилась еще три года назад, но европейские партнеры театра были уверены, что эта тема неактуальна, мол, вся Европа уже давно отказалась от наказания смертью. Однако минский процесс над Владиславом Ковалевым и Дмитрием Коноваловым и их смертная казнь «вдруг» пробудила Европу, и Европейский культурный фонд обратился с предложением к Белорусскому Свободному Театру о разработке этой темы.

В процессе подготовки материала творческая группа театра посетила другие страны, где еще практикуется смертная казнь - Малайзию и Таиланд, а также Гану, где исполнение смертной казни приостановлено. Из соображений безопасности из маршрута пришлось исключить Иран и Китай. Месячную экспедицию профинансировала Amnesty International.

Меню театрального ужина открывает белорусская история 1942 года, о войне, голоде и смерти. Смерть свиньи, выращенной хозяином на тяжелые времена, смерть сына, которому не довелось этой свинины попробовать. Убийство и кулинария здесь уже стоят вместе, но их связь скорее метафорическая. Пока что.

Эта история сменяется гигантской сценой застолья двух профессионалов - белорусского и азиатского - которые делятся радостями и разочарованием в своей работе - исполнении смертного приговора. Под шампанское и деликатесы они смакуют детали своей профессии, а фоном застолья служат красноречивые иллюстрации на тему узаконенного убийства.

Далее документальная реальность еще не раз будет перемешиваться с жестким гротеском, а убийство людей и кулинария будут все больше сближаться, пока не встретятся в ужасной истории из Руанды не такого уж далекого прошлого. Выполняя приказ «убить всех тараканов», муж (хуту) убивает поочередно трех своих детей от жены (тутси) и по всем правилам кулинарного искусства расчленяет их и жарит на сковороде, а готовое «блюдо» пытается заставить есть жену, которая лежит в кровати после тяжелых родов (последнему ребенку два месяца). Сцена решается средствами пластики и хореографии, но шеф-повар реально жарит реквизитное мясо. У некоторых зрителей в этот момент не выдержали нервы...

Другие реальные истории спектакля - судьба Лиэма Холдена, ирландского республиканца из Белфаста, которого приговорили к смерти в 1973 году, однако заменили казнь пожизненным заключением. Холден отсидел за решеткой 17 лет и был освобожден, когда было доказано, что признание в убийстве британского солдата было получено с помощью зверских пыток. А британский адвокат Клайв Стаффорд Смит, борец за отмену смертной казни в США, устами всех по очереди участников дела на сцене рассказывает во всех подробностях путь осужденного на смерть до электрического стула. Гуманные чиновники спрашивают у узника - какую пищу он хотел бы съесть перед смертью, тот говорит - какой в ​​этом смысл, если его вскоре зажарят, и просит сигарету. Однако администрация тюрьмы отказывает - ведь курение вредно для здоровья...

Еще один эффектный взрыв черного юмора - показ различных видов смертной казни с помощью мимики, жестов и звуков (американская актриса Стефани Пан): газовая камера, отсечение головы, повешение, расстрел, смертельная инъекция, электрический стул - и все это в традиционной комедийной стилистике. Страшно смешно... Нет, просто страшно.

Универсальность проблемы смертной казни подчеркивается шекспировскими монологами - из «Гамлета» и «Венецианского купца» - которыми рассказчик-повар время от времени комментирует происходящее на сцене.

Кругосветное кулинарное путешествие заканчивается там, где и началось - в Беларуси. На фоне монолога Любови Ковалевой разворачивается история дела о взрыве в метро, ​​сценическое решение которой трудно пересказать - это надо просто видеть. Последние слова матери: «Когда Влада арестовали, он сказал «не волнуйся, мама, все решится, и через 72 часа меня выпустят». Я все еще жду, когда закончатся эти 72 часа ...»

Музыка в спектакле живая - весь вечер на сцене ее исполняет белорусско-американский композитор и гитарист Аркадий Юшин. В кульминационный момент истории Влада Ковалева звучит «Купалинка» - песня о ночи, потере и слезах.

Когда зал взорвался аплодисментами и после третьего выхода актеров встал с кресел, на сцену вышла продюсер спектакля Наталья Коляда и, попросив минуту внимания, пригласила на сцену трех женщин, чтобы они рассказали свои истории. Валерия Красовская, Ирина Богданова и Любовь Ковалева напомнили о судьбе своих отца (Анатолия Красовского), брата (Андрея Санникова) и сына (Владислава Ковалева) и призвали присутствующих напомнить своим политикам о том, что в XXI веке происходит совсем рядом, в географическом центре Европы - в современной Беларуси.

Выступления Белорусского Свободного театра прошли под патронажем Европейского культурного фонда, президентом которого является нидерландская принцесса Лорентин, с которой руководители Свободного театра встретились накануне премьеры.

Итогом месячного нахождения Свободного театра в Амстердаме, кроме премьеры на сцене Королевского театра, стали первые политические дебаты по Беларуси, которые прошли 3 октября. Их основной темой стал торговый оборот Нидерландов и других стран Евросоюза с режимом Лукашенко.

После спектакля своими впечатлениями поделились некоторые зрители:

Роберт Палмер, директор по вопросам культуры и культурного и национального наследия в Совете Европы:

«Эта труппа каждый раз демонстрирует смелость и отвагу, рассказывая истории, основанные на реальном опыте, и это невероятно сильная возможность понять уровень трудностей, с которыми сталкивается Беларусь. Думаю, с этими историями мир должен ознакомиться более широко. Важным опытом для меня была и реакция публики сегодня здесь, в Амстердаме. Надо оказывать всевозможное давление, чтобы белорусские власти признали справедливость требований обычных людей. Конечно, сегодняшний спектакль - это только мелкая капля, упавшая на камень. Нужны тысячи таких событий, чтобы добиться реальных изменений».

Стефан Эрикссон, бывший посол Швеции в Беларуси:

«Для меня это очень значимое событие — когда белорусский театр получает такое внимание в Европе, в Амстердаме. Очень важно, чтобы люди во всей Европе узнали, что есть такая страна, что там есть талантливые актеры, которым есть что рассказать европейской публике. Тема сегодняшнего спектакля непростая, но я уверен, что актеры Белорусского Свободного Театра сегодня этим спектаклем действительно затронули сердца людей».

Инго Петц, немецкий журналист, специализирующийся на белорусской теме:

«С одной стороны я впечатлен профессиональной работой Свободного Театра. Они сумели выработать свой специфический эстетический язык - я видел пять их пьес. В спектакле есть несколько очень сильных мест, как например диалог двух «расстрельников», которые делятся секретами искусства убийства людей, или последняя сцена о наказании Ковалева и Коновалова. С другой стороны, важно, что внимание к Беларуси привлекается в Нидерландах, стране, с которой режим Лукашенко ведет очень удачную торговлю нефтепродуктами. И еще я был очень тронут, когда на сцену вышли Лера Красовская, Ирина Богданова и Любовь Ковалева. С позиции авторов спектакля это было рискованно - ведь зрители выходили из зала больше под впечатлением от того, что сказали эти женщины, а не от самого спектакля. Я бы хотел, чтобы этот спектакль был показан в Германии - чтобы и там к Беларуси было привлечено большее внимание».

Наталья Коляда и Николай Халезин

Принцесса Лорентин