14 декабря 2019, суббота, 15:46
Осталось совсем немного
Рубрики

Василий Парфенков: Мне пообещали, что жить в Беларуси не дадут

12
Василий Парфенков: Мне пообещали, что жить в Беларуси не дадут

Власти готовы бросить за решетку любого несогласного.

Бывший политзаключенный Василий Парфенков сегодня был освобожден. Он отбыл в колонии свой третий срок после 2010 года.

Бывший политзаключенный ответил на вопросы charter97.org.

— Часть срока Вы провели в колонии №9 в Горках. Ранее там был Дмитрий Дашкевич. Какое к Вам было отношение? Отличалось ли оно от отношения к обычным заключенным?

— Могу сказать одно: Дашкевича там еще помнят, хорошо помнят. Руководство колонии лично. Когда я был на приеме у начальника колонии, там было все высшее руководство, они мне сказали: «Тут тебе не курорт. Будь готов». Я сказал, что готов. Было не то чтобы давление, а придирки с их стороны. Если бы это был обычный заключенный, такой, который сидит по уголовной статье - они бы на что-то закрывали глаза. А у меня было наказание за малейшие проступки: не там присел, не туда глянул — сразу очередные «сутки», ШИЗО и так далее. Я привык и на мое состояние это уже никак не влияло, это были просто досадные недоразумения для меня.

— Будет ли за Вами установлен надзор после освобождения? Были ли какие-либо требования со стороны правоохранительных органов по поводу общественной деятельности после освобождения?

— Да, установлен надзор на год. Никаких особенных требований не было. Но мне дали понять, что спокойно мне жить и работать не дадут. «Лучше бы тебе куда-нибудь уехать», — говорят… А я им: «Ну куда я поеду? Это моя земля, мой дом!».

— Из-за Вашей общественной деятельности вас еще до ареста по уголовному делу бросили в ЛТП. В мае прошлого года таким же наказанием угрожали другому активисту оппозиции — Дмитрию Полиенко. Перед Чемпионатом мира в Минске, по сообщениям активистов оппозиции и правозащитников, в ЛТП были отправлены сотни бездомных жителей столицы. Можно ли считать ЛТП инструментом репрессий? Насколько оправдано нахождение там сотен тысяч людей?

— Понимаете, ЛТП — это старое советское наследие. Не знаю репрессии ли это, но то, что это никакое не лечение — так это точно. Там не лечат никоим образом! Люди там просто работают, у них обычный восьмичасовой рабочий день, например, на стройке, за символические зарплаты. Им платят мизер — например, миллион в месяц. Дешевая рабочая сила — вот и все. Может быть, чем-то этот метод и полезен — например, для пьяниц, которые собираются ежедневно у магазина. Их, возможно, и правда нужно как-то убирать от обычных людей, но там сидит много тех, кого можно было бы туда и не отправлять. Они там просто потому, что они могут работать. Фактически, таких людей используют как рабов.

— Как Вы оцениваете ситуацию в стране с учетом того, что ближайший год — год президентских «выборов»?

— Очевидно, что давление на демократических активистов не прекращается. Мы видим, что появляются новые политзаключенные. Знаю, что, скажем, Юрию Рубцову дали «химию» якобы за оскорбление судьи. И то, что происходило во время хоккейного чемпионата, — это все, конечно, позор для белорусских властей, такого в европейской стране быть не должно, а они пытаются Беларусь позиционировать именно так. Нужно с этим бороться, что-то менять, потому что жить так невозможно. Конечно, не хотелось бы, чтобы это происходило так, как в Украине — с кровью, с войной… Но не знаю… Придумаем, как будем бороться дальше.

— Вам, наверное, известно, что продолжается давление на оппозиционных активистов. Недавно стало известно, что Павла Виноградова вынудили уехать из Минска. Людей задерживают перед каждой крупной акцией. Как бороться в такой ситуации?

— Беларуси необходимы тотальные реформы судебной системы — уголовного, административного кодекса. Много статей нужно просто убирать, потому что людей, фактически, садят ни за что. Даже когда я сидел на зоне, я видел много людей, которых можно было бы от общества и не изолировать. У них какие-то, например, экономические нарушения… Так им нужно было давать наказание, если бы действительно было доказано, что они виноваты в серьезном преступлении — тот же ИТР, чтобы они отрабатывали, например. К этому необходимо идти, но при сегодняшнем режиме людей, которые что-то пытаются говорить и делать, которые знают правду — их просто держат в страхе. Лучших людей Беларуси делают алкоголиками — у меня была эта ситуация с ЛТП, сейчас таким же образом угрожают Павлу Виноградову. Теперь он уезжает к отцу в Березино, не знаю, поможет ли ему это. Дай Бог, чтобы он был на воле, но если они захотят его изолировать — они это сделают. Как и любого из нас, тех, кто стоит за правду.

— Какой должна быть политика демократических стран в отношении Беларуси для того, чтобы добиться освобождения политзаключенных?

— Видно, что сейчас и европейские страны, и Штаты на основе того, что Лукашенко сейчас корчит из себя какого-то миротворца в ситуации с Украиной, начали давать ему поблажки. Тот же вопрос политзаключенных стал меньше звучать в европейских странах и в Европарламенте. Это, конечно, плохо. Необходимо, чтобы эта тема и дальше звучала. Про это нужно кричать, а не молчать. Беларусь — это единственная страна в Европе, где людей, которые сражаются сейчас за то, чтобы жить по-человечески, бросают за это в тюрьмы.