21 ноября 2018, среда, 16:47
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

У белорусских спецслужб есть возможность спрятаться за украинско-российским конфликтом

5
Дмитрий Бондаренко

Убийство журналиста Павла Шеремета должно заставить Запад задуматься.

Об этом в интервью Польскому радио (перевод - charter97.org) заявил координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко.

- Каким человеком, журналистом был Павел Шеремет?

- Я знал Павла Шеремета с 1995 года. Я был коммерческим директором независимого Радио 101,2. В начале 1990-х годов средства массовой информации в Беларуси выглядели иначе, чем современные. В то время Павел Шеремет заканчивал работу на Белорусском телевидении, которое также отличалось от сегодняшнего. Он вел программу «Проспект». Хотя был экономистом по образованию, начал свою карьеру в журналистике.

Павел был выдающимся журналистом и уникальной личностью. Я помню, как он приходил к нам на радио в программу Ольги Короткевич, посвященной экономическим вопросам. Ольга также пришла к нам с телевизионной станции, тогда еще независимой, которая была уничтожены после прихода к власти Александра Лукашенко.

Это была интересная пара в эфире. Позже они стали звездами белорусской журналистики. Ольга Короткевич работала в Праге на «Радыё Свабода», в то время как Павел был вынужден переехать в Россию и там блистал в российских программах. Затем он переехал в Украину.

В этом году не стало их обоих. Ольга Короткевич умерла месяц назад от рака, а теперь погиб Павел. Уходят звезды белорусской журналистики. Хотел бы обратить внимание, это очень важно, в отличие от других стран, часто большие таланты в журналистике не могут реализовать себя в Беларуси. Они вынуждены уезжать за границу.

Когда Павел Шеремет попал в тюрьму в Беларуси, это стало началом моего политического пути. После закрытия Радио 101,2 я работал директором Фонда поддержки независимой прессы. И когда Павла арестовали, мы начали кампанию по его освобождению. Были акции солидарности, Марш в полосатых робах, пикеты. Именно тогда вместе с Николаем Халезиным мы придумали лозунг «Шеремета в президенты!». Павел как политик стал очень популярным в опросах общественного мнения. Лукашенко это нервировало.

Когда наконец под давлением со стороны Бориса Немцова и даже Бориса Ельцина Шеремета освободили из белорусской тюрьмы, он был настолько популярным и известным, что Лукашенко потребовал, чтобы он уехал из Беларуси в Россию.

Возможно, сейчас политики на Западе в связи со смертью Павла Шеремета задумаются, что белорусские независимые журналисты постоянно находятся в опасности, потому что мешают властям.

- Он уехал в Россию. Оттуда также вынужден был бежать. В то же время, он сумел создать независимый белорусский веб-портал «Белорусский партизан».

- Да, это успешный проект. Когда я был в тюрьме, то опрашивал людей, что они читали в интернете, когда были на свободе. Такой же вопрос задавал и милиционерам. Абсолютное большинство отвечали, что читают два интернет-портала: «Хартия-97» и «Белорусский партизан».

Сейчас убили основателя «Белорусского партизана», а в 2010 году был убит основатель сайта «Хартия-97» Олег Бебенин.

- В связи со смертью Павла Шеремета назначено расследование. Создана международная группа в Украине. Приглашено к сотрудничеству ФБР. В средствах массовой информации существуют различные версии причин убийства. Преобладающее мнение, что это связано с профессиональной деятельностью Павла. Как вы это оцениваете?

- Убийство в любом случае связано с его деятельностью в Киеве. Можно задавать вопрос, сделали ли это российские или белорусские спецслужбы, либо какие-то силы в Украине, потому что Павел критиковал и радикалов, и конкретных политиков. Но все это связано с Украиной - если это совершили российские спецслужбы, это было сделано с целью бросить тень на украинские власти и дестабилизировать ситуацию в стране. Если это дело белорусских спецслужб, то у них есть возможность спрятаться за украинско-российским конфликтом. Будем надеяться, что расследование покажет правду.

- Что произойдет с проектом Павла Шеремета «Белорусский партизан?»

- Я надеюсь, что у Павла были коллеги, ученики, которые смогут продолжить его работу.

- Павел Шеремет вынужден был уехать из Беларуси, потому что там для него не было места. По этой же причине покинула Беларусь главный редактор «Хартии'97» Наталья Радина. Необычайно трудно быть журналистом в Беларуси и выжить там, выполняя эту работу. Запад забывает, что необходимо поддерживать независимых журналистов в Беларуси, так как их безопасность, быт, здоровье, не говоря уже о свободе осуществления профессиональной деятельности, постоянно находятся под угрозой. Можно ли кто-то, в том числе Запад, помочь в этой ситуации? Я знаю, что возможно этот вопрос часто задают, но трудно дать на него ответ.

- Это очень хороший вопрос. Важно отметить, что много талантливых людей, в том числе журналистов, не могут реализовать свой потенциал в Беларуси. Необходимо понимать, что если бы Павел Шеремет и Наталья Радина могли бы работать в нормальной Беларуси, то они бы, скорее всего, руководили крупными медиа-холдингами, возможно, даже конкурирующими друг с другом. Их влияние в Беларуси было бы огромным.

С уходом Павла появилась огромная брешь в белорусских медиа.

Также есть и другой аспект. Я поднимал этот вопрос на недавней конференции в Варшаве, посвященной проблемам Восточной Европы. В то время, когда военные НАТО решили разместить четыре новых батальона на восточном фланге, чтобы нейтрализовать угрозу со стороны совместной российско-белорусской группировки, политики Запада значительно сокращают поддержку продемократических проектов в Беларуси. Де-факто закрыта программа Калиновского для репрессированных студентов — это действительно очень сильный удар по белорусской оппозиции. Уменьшается помощь репрессированным. Постоянно идут разговоры о сокращении поддержки независимых средств массовой информации.

Возможно, смерть Павла послужит предупреждением, сигналом к тому, что нельзя оставлять без помощи независимые СМИ, хотя бы по причине того, что российские пропагандисты в условиях гибридной войны работают очень интенсивно. В Беларуси, среди прочего, недавно открыли редакцию «Спутника». Вкладываются средства в развитие различных казачьих и православных организаций, которые тесно сотрудничают с силовыми структурами России и Беларуси.

- Кто-нибудь уже официально объявил о сокращении финансирования? Чем они руководствуются?

- Прекращение программы Калиновского для репрессированных - серьезная потеря для нас. Мы видим, что Норвегия перестала помогать Беларуси и занялась Украиной. Об этом сейчас говорят и в Швеции. Приоритетом для них есть Украина, а также помощь беженцам. Поддержка демократических проектов в Беларуси сокращается в разы.

По иронии судьбы, в то время, когда Россия наращивает свое присутствие и информационное влияние, Запад покидает Беларусь, как бы приглашая Россию: «Пожалуйста, вход здесь!»

- Какие называются причины?

- Проблема беженцев, изменение приоритетов в Восточной политике. И вообще, с белорусами никто не разговаривает. Только постфактум. Понятно, что это деньги польских налогоплательщиков и Польша самостоятельна в принятии решений. Однако о закрытии программы Калиновского никто не говорил с независимым сообществом Беларуси. Просто сказали: «У вас стало меньше репрессий».

А если будет много репрессий, то что? А что делать сотням семей репрессированных оппозиционеров? Ведь когда их ребенок поступает в университет, то его часто насильно отправляют в армию. В лучшем случае дети репрессированных могут учиться в платных университетах, но откуда оппозиции взять на это деньги? К тому же в любой момент детей оппозиционеров могут арестовать и исключить из университета.