28 марта 2017, вторник, 1:24

Почему я выхожу на протест

19
Евгений Афнагель

Пару дней назад второй раз в жизни довелось побывать в Мингорисполкоме.

Вместе с Владимиром Некляевым и Николаем Статкевичем предупредили городские власти о том, что 17 февраля пройдет Марш рассерженных белорусов. Первый раз был в 2007 году с похожей задачей — тогда оппозиция готовилась к Европейскому маршу.

Оба этих события происходили на фоне обсуждения в обществе возможности общенационального диалога. Тогда, в 2007-м, через несколько минут после переговоров с представителями городских властей меня задержали. Сотрудник милиции, помню, мрачно пошутил: «Не готовы, наверное, еще там к диалогу». Потом уточнил, что равноправные переговоры возможны только с сильным оппонентом, который может заставить других уважать себя.

Сейчас власти сами говорят о диалоге внутри страны, понимая, что прежний путь исчерпал себя. Вопрос в том, будут ли это реальные переговоры или их имитация. Ответ на него зависит только от нас. Если мы будем достаточно сильными и сплоченными, то сможем добиться и равноправного диалога, и реальных перемен в стране.

Сильная сторона белорусской оппозиции — улица. Акции второй половины девяностых помогли отстоять независимость, протесты против незаконных референдумов и выборов не позволили мировому сообществу признать их результаты. На улицах мы добивались освобождения политзаключенных и защищали независимые СМИ. Настоящую силу белорусской оппозиции показала Площадь 2010 года, когда десятки тысяч людей, несмотря на угрозы и репрессии, вышли защищать свои права и свой голос.

За уличными акциями, которые проходят в Беларуси, внимательно наблюдают и те, кто мечтает о ликвидации нашей страны. Оценивают, готовы ли мы постоять за себя. Понимают, что те, кто сегодня протестуют против незаконных поборов и глупых законов, завтра будут защищать независимость. Уверен, что они очень сильно задумаются, стоит ли соваться в страну, народ которой готов бороться.

Украинцы тысячами едут на фронт, чтобы защитить свои независимость, честь и достоинство. Белорусы сегодня находятся в лучшей ситуации. Участвуя в мирном протесте, мы не рискуем жизнями и, вместе с тем, демонстрируем решительность и силу.

Я иду на Марш 17 февраля не потому, что меня сильно напрягает пресловутый налог. Я иду, потому что не люблю, когда меня унижают, называют «тунеядцем» при том, что возможности найти нормальную работу в стране нет. Я иду, потому что мне не нравится, что власти продолжают делить народ и сами провоцируют бунты. Я иду, чтобы потом не платить намного более высокую цену, защищая независимость Беларуси. И приглашаю вас присоединиться.

Евгений Афнагель, специально для Charter97.org