22 июля 2017, суббота, 13:52

Евгений Афнагель: Войну с народом Лукашенко проиграет

11
Евгений Афнагель

25 марта произошел очень важный перелом.

Об этом в интервью Charter97.org заявил координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Евгений Афнагель, который вчера вечером был освобожден из тюрьмы в Жодино, где он отбывал 15 суток ареста.

- Евгений, как вас освобождали?

- Меня вывели из камеры за полтора часа до времени освобождения, посадили в машину и повезли на железнодорожную станцию Жодино. Еще один автомобиль поехал сразу за нами. На станции мне отдали вещи, документы и провели до поезда. Активисты, которые в это время ждали меня у ворот тюрьмы, рассказали, что туда подъехали два автозака и много сотрудников милиции в штатском. Когда моя жена Катя спросила у них, из-за чего такой переполох, они ответили «Обеспечиваем безопасность города Жодино».

- А как происходило задержание?

- 22 марта примерно в 16.30 машину, в которой я ехал, остановили сотрудники ГАИ и милиция. Сказали, что она якобы участвовала в ДТП. Меня доставили в РУВД Первомайского района. Там составили протокол по статье 23.4 КоАП («Неповиновение законному требованию сотрудника милиции»). Суд прошел прямо в здании РУВД через минут 10 после оформления документов. О том, чтобы дать мне возможность связаться с адвокатом, даже не шло и речи. На основании лживых показаний сотрудников ГАИ Шутикова А.А. и Мисюка А.Н. судья Цыкал Д.Ю. вынес решение об аресте на 15 суток. Видно было, что все они очень спешили.

После этого не меня надели наручники и сообщили, что в нескольких местах будут проведены обыски в рамках уголовного дела, возбужденного по статье 339 УК («Хулиганство»), по которому я прохожу «пока в качестве свидетеля». Сначала была досмотрена машина, в которой я ехал в момент задержания. Затем обыски прошли в квартире мамы моей жены и в недостроенном доме под Минском. Все эти действия продолжались примерно до трех часов ночи. Обыск в доме проходил без моего присутствия — я в это время находился в наручниках в милицейской машине. Конфисковали звукоусиливающую аппаратуру, три ноутбука, книги Андрея Санникова, пару наклеек и листовок. После всего этого, уже ближе к утру, меня доставили в тюрьму на улице Окрестина.

- Вы сидели в Жодино. На Окрестина не хватило места? Какие были условия в обоих изоляторах?

- 24 марта большую часть «политических», которые находились в тюрьме на Окрестина, погрузили в семь «автозаков» (в каждом — примерно по 15 человек) и повезли в Жодино. Причины нам, естественно, никто не называл, но было понятно, что это связано с Днем Воли.

Условия в двух изоляторах не сильно отличаются. В Минске чуть получше с питанием, в Жодино — унизительная процедура досмотра перед распределением по камерам, когда раздевают практически догола, более строгие правила внутреннего распорядка. Уже после выхода на свободу я узнал, что более половины писем мне так и не передали.

- Как прокомментируете действия властей 25 марта?

- Сложно комментировать действия психически неадекватного человека, который к тому же испуган до смерти. Только этим — страхом перед собственным народом — можно объяснить то, что против мирной демонстрации, участники которой требовали, в том числе, и переговоров с властями, были брошены войска, ОМОН, водометы.

Конечно, нельзя исключать и более рациональное объяснение. Спецслужбы, окружение Лукашенко понимают, что режиму приходит конец, что протесты будут только нарастать и в конце концов сметут эту власть. И пытаются подавить их старыми методами — репрессиями. Но одно дело — воевать с оппозицией, совершенно другое — воевать со всем народом. А именно это сейчас и происходит, ведь протестует не оппозиция, на улицу выходят обычные люди — те которые все эти 20 лет сидели дома. И эту войну — войну с народом — Лукашенко проиграет просто потому, что у него не нее хватит денег.

- Николай Статкевич объявил следующую акцию 1 мая. Поддерживаете?

- 25 марта произошел очень важный перелом, который хорошо заметен со стороны. Участники акции не бегали от омоновцев, не испугались автозаков, водометов. Люди находили возможность организовываться, поднимать флаги и формировать колонну. Они спокойно стояли перед кордонами и высказывали свои требования. Впервые за долгое время власти, несмотря на колоссальные усилия, не смогли быстро разогнать акцию оппозиции, как случалось ранее. Те, кто вышел на демонстрацию 25 марта, победили свой страх и думаю, что почувствовали, насколько они сильны. Но останавливаться на этом нельзя. 1 мая мы должны снова собраться в центре города и продемонстрировать нашу силу.

Николай Статкевич еще месяц назад озвучил свой план и предупредил, что День Воли — это только начало борьбы, что на улицы придется выходить не один раз. Нужно просто набраться мужества и терпения и довести начатое дело до его логического завершения.