17 октября 2017, вторник, 12:49

Юрист независимого профсоюза: Режим боится опыта польской «Солидарности»

2

Применение в стране принудительного труда – это одно из самых серьезных нарушений, которое может быть.

В Беларусь прибывает комиссия МОТ, которая проверит, отменен ли декрет номер 3 и декрет номер 5, который на самом деле еще хуже.

Накануне приезда в Беларусь комиссии МОТ, которая прибывает для проверки своих рекомендаций, данных белорусским властям год назад, ucpb.org побеседовал с экспертом по трудовому праву, национальным юристом Белорусского конгресса демократических профсоюзов Еленой Еськовой.

– Елена, о каких рекомендациях МОТ идет речь?

В прошлом году на конференции МОТ в июне Беларусь была рассмотрена за практику применения принудительного труда. Это декрет № 29, декрет № 3 и декрет № 5. Речь идет о выполнении конвенции, тоже № 29, о запрете принудительного труда. Республика Беларусь ратифицировала ее еще в советские времена, и 29-ую, и 105-ую конвенцию, которая обязывает государство упразднить принудительный или обязательный труд в любых его формах. Так вот год назад Беларусь попала под рассмотрение. И правительству страны было рекомендовано в течение года привести национальное законодательство в соответствие с этими конвенциями.

Мы с вами знаем, что этого сделано не было, декрет № 3 не отменен и не приостановлен официально, декрет № 5 действует, декрет № 29 действует. И мало того – закон об имплементации этих декретов в Трудовой кодекс не отозван из «национального собрания».

Представители МОТ планируют встретиться с независимыми профсоюзами, с представителями правительства. 22-го июня пройдет заседание национального совета по совершенствованию законодательства в социально-трудовой сфере с присутствием экспертов МОТ, где будут обсуждаться эти вопросы.

– Все это хорошо – рекомендации, встречи. Но наше правительство, как тот Васька – «слушает, да ест». Ему от этих рекомендаций ни горячо, ни холодно…

– Не скажите. Международные механизмы, конечно, растянуты всегда по времени, но тем не менее за систематическое нарушение прав профсоюзов и трудящихся Беларусь уже была лишена торговых преференций в Европе в 2007 году. Ежегодные потери от этого тогда оценивались в 300-400 млн евро. Это серьезная сумма. И это решение действует до сих пор.

И пока не будут выполнены рекомендации, МОТ не снимет этот вопрос с повестки дня. А они не выполнены, потому что режим не может разрешить свободно объединяться в профсоюзы, поскольку это – угроза его существованию – ведь тогда люди смогут защищать свои интересы, представлять их на должном уровне. А власть очень боится опыта польской «Солидарности».

Применение принудительного труда – это одно из самых серьезных нарушений, которое может быть. Поэтому МОТ будет продолжать следить за этим, и в дальнейшем возможны любые санкции, например, с обращением в комиссии Евросоюза. Хочу еще раз подчеркнуть: хоть это и растянуто во времени, и вызывает какие-то безнаказанные, казалось бы, действия властей страны, но тем не менее МОТ никогда не останавливается, пока ее решения не будут выполнены – рано или поздно.

– Чем еще это может грозить Беларуси?

– Опять могут быть введены санкции, могут быть обращения к различным государствам, вплоть до эмбарго – бывали и такие случаи. Вот в Бирме (Мьянме), где применялся принудительный труд, было организовано экономическое воздействие с внешней стороны, и эти законодательные акты были отменены. Там была применена ст. 33 Устава МОТ, и там постоянно присутствует представитель МОТ и наблюдает за тем, чтобы эти нормы о запрете принудительного труда исполнялись.

Поэтому если Беларусь будет продолжать эту практику, ей такая судьба тоже вполне может угрожать.

– Какие нормы трудового законодательства Беларуси вызвали такую бурную реакцию МОТ?

– Особенно это контрактная система, когда человек не может уволиться по собственному желанию. Кроме того, декрет № 5, который является репрессивным. Он усилил права нанимателей по отношению к работникам и установил дополнительные репрессивные меры воздействия. Во-первых, он установил так называемый перечень дискредитирующих обстоятельств увольнения, как будто трудовая сфера – это какая-то чуть ли не уголовная. Во-вторых, он разрешил нанимателям запрашивать характеристику с предыдущего места работы. Уволенным по дискредитирующим обстоятельствам не выдаются пособия по безработице. Этот декрет предусмотрел возможность нанимателю изменять существенные условия труда за гораздо меньший срок: раньше работника должны были извещать об этом за месяц, теперь – только за 7 дней. То есть наниматель может установить, например, очень короткий рабочий день, минимальную зарплату, создать такие условия, что человек не может работать – и тем самым вытолкнуть его на улицу через 7 дней с двухнедельным выходным пособием.

Предусмотрел возможность за нарушение трудовой и исполнительской (это внесено) дисциплины отдельное наказание как депремирование. Раньше этого не было. Если человек совершил какой-то дисциплинарный проступок, он может быть депремирован на весь следующий год. Такого никогда не было. То есть введены беспрецедентные репрессивные меры воздействия на работников. Правовое положение работников по сравнению с действующим трудовым кодексом очень серьезно ухудшено. И для тех, кто сейчас работает, декрет № 5 гораздо опаснее и актуальнее, чем декрет № 3. Потому что люди очень серьезно лишились трудовых гарантий. Раньше были требования, что человека можно увольнять только в соответствии со статьей трудового кодекса, даже если и по декрету 29. А здесь просто увольняют по декрету № 5. Более того, еще и хотят ввести эти нормы в Трудовой кодекс!

Так что социальное регулирование трудовых отношений все более ужесточается, особенно в последние 3 года, когда декрет № 5 и вот этот нашумевший декрет № 3 были введены, внесены изменения в закон о занятости. При том что люди не обеспечены работой, государство не способно выполнить свою конституционную обязанность по обеспечению граждан полной продуктивной полноценной занятостью. Это обязанность государства. И оно не может обеспечить. Предприятия работают неполное рабочее время. Продуктивные, эффективные рабочие места не создаются, а репрессии на людей, которые и так получают мизерную зарплату, все более усиливаются.