23 ноября 2017, четверг, 10:22

«Нефтяные узы» Кремля и Пхеньяна

4
Фото: Reuters

Как Россия подпитывает нефтью ракетно-ядерную программу Северной Кореи.

Нефть для ракетно-ядерной программы Северной Кореи - "элексир молодости", как выразилась постоянный представитель США в ООН Никки Хэйли. Эти слова были сказаны после того, как Совет Безопасности ООН 11 сентября в очередной раз ужесточил санкции в отношении Пхеньяна. В Вашингтоне хотели бы оставить власти КНДР совсем без нефти, но против выступают Россия и Китай. В Москве считают собственной заслугой то, что принятые Совбезом ООН санкции удалось смягчить, и называют санкционный путь в принципе контрпродуктивным, пишет DW.

Членам Совбеза не удалось договориться о полном эмбарго на поставки нефти, однако резолюция ООН предполагает сокращение экспорта нефтепродуктов - бензина и дизельного топлива - после 1 октября 2017 года. С 2018 года Северной Корее разрешат импортировать около 2 миллионов баррелей нефти в год. Это, по различным оценкам, от 10 до 50 процентов меньше, чем было до объявления новых санкций. До сих пор главным поставщиком нефти Пхеньяну считалась КНР, но доля России тоже растет.

Путин: "Почти нулевые" поставки нефти в КНДР

Незадолго до голосования в Совбезе Южная Корея и Япония обратились к России с призывом прекратить экспорт нефти в КНДР, в ответ президент России Владимир Путин описал объемы российских поставок в Северную Корею как нечто, не стоящее даже упоминания. Объем, по утверждению российского президента, "почти нулевой", а именно, 40 тысяч тонн нефти и нефтепродуктов в квартал. Никто из крупных российских энергоконцернов в торговле с Северной Кореей не участвует, заверил Путин.

Однако, хотя объемы поставок из России в Северную Корею невелики по сравнению с другими странами, они, по данным, распространненным российские СМИ со ссылкой на источники в официальных ведомствах, выросли почти вдвое за первое полугодие 2017 года. Бывший северокорейский чиновник, сбежавший в Южную Корею и живущий сейчас в США, утверждал в июньском интервью, что российские поставки составляют 200-300 тысяч тонн ежегодно.

Эти цифры считает реалистичными и Артем Лукин из Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) во Владивостоке. "В сегодняшних ценах это соответствовало бы поставкам на 300 миллионов долларов в год", - заявил доцент кафедры международных отношений ДВФУ в интервью Deutsche Welle. Если эти цифры верны, то они выше официальных показателей, возможно, в два раза.

Путь через Китай

Значительная часть российских поставок в Северную Корею идет через фирмы-посредники и не фигурирует в таможенной статистике, говорит Лукин: "Конечной целью в контракте на поставку бензина указывается Китай или Сингапур, но сам бензин потом оказывается в Северной Корее". Ранее введенные санкции против Пхеньяна сделали практически невозможными обычные банковские переводы, поэтому российским поставщикам необходимы китайские посредники, объясняет схему Артем Лукин.

Косвенным свидетельством того, что Россия увеличила поставки нефтепродуктов в Северную Корею, газета The Washington Post считает то, что, по ее данным, весной 2017 года между Владивостоком и Северной Кореей чаще стали ходить танкеры. Это, в свою очередь, противоречит санкциям, которые ввели против режима в Пхеньяне, власти США.

За торговлю с Северной Кореей Вашингтон в июне 2017 года ввел санкции против российской "Независимой нефтегазовой компании" и ее руководителя, бывшего главы "Роснефти" Эдуарда Худайнатова. Худайнатов назвал эти действия политически мотивированными. На тот момент никакого запрета ООН на поставки нефти Пхеньяну не существовало. Поэтому Россия не нарушала международное право, уверен и Артем Лукин.

С 2014 года связи между Москвой и Пхеньяном укрепляются

Москва в последние три года в рамках внешнеполитического курса, который получил название "поворот на восток", пытается оживить экономические связи с Пхеньяном. Этот поворот в азиатский регион усилился в результате конфликта со странами Запада после аннексии Россией украинского Крыма.

В 2014 году Россия простила Северной Корее 10 миллиардов долларов, которые Пхеньян задолжал еще СССР. В том же году обе страны перешли на расчеты во взаимной торговле в российских рублях. Министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка говорил тогда, что цель двух стран - десятикратное увеличение торгового оборота и доведение его до миллиарда долларов США.

Это в ближайшее время едва ли случится: объем торговли КНДР и России не растет, а падает - с 113 миллионов в 2013 году до 77 миллионов долларов в минувшем. В 2017 году рост, правда, возобновился - в том числе благодаря экспорту российской нефти.

Новые санкции ООН уменьшат объемы поставок нефти из РФ в Северную Корею, полагает Артем Лукин. Но пространство для легальных сделок остается, убежден эксперт. Скорее, проблему представляет отсутствие денег у Пхеньяна. Новые санкции ООН страшны для него прежде всего тем, что сокращают возможности для экспорта. "Откуда Северной Корее взять деньги, чтобы купить бензин - в России или еще где-то?", - резюмировал Лукин.