15 декабря 2018, суббота, 18:03
Спасибо вам
Рубрики

История белорусской красавицы, которая стала лучшим бойцом мира

1
Фото: onliner.by

Все началась с того, что в детстве Алену не хотели записывать в секцию.

Алена из Осиповичей. В ней тонна позитива и 45 кг собственного веса. Алена — чемпионка мира по тайскому боксу. Бьет людей только на ринге. Хотя однажды на школьной дискотеке хотела ответить не совсем вежливому парню, который толкнул ее. Обидчику повезло: налетели друзья и замяли все. Позже с гнойной ангиной и перебитым носом белоруска брала золото, а до того вытерпела четыре проигранных финала. С упертостью дела вообще обстоят нормально. Ведь история началась с того, что в детстве Алену не хотели записывать в секцию, пишет onliner.by.

Ушу, пухлая, Жлобин

— Семья не сказать чтобы спортивная. Ну, папа в молодости занимался. Правда, папа у меня такой — что ни спроси, всем занимался и во всем разбирается. Как его послушать, так и тяжелой атлетикой увлекался, и бегом — всем вообще. Он рабочий в ЖКХ. Мама кладовщица. Вроде ничем спортивным не занималась. Обычная такая семья.

Фото: onliner.by

В детстве Алена никого не била. Правда, один раз собиралась.

— Меня на дискотеке парень толкнул. Я стала отвечать, но знакомые ребята меня успокоили. Испугались за обидчика, наверное. Пацан же девушку бить не будет. А я бы его ударила.

Алена смеется и вспоминает, что ребята из школы занимались в секции тайского бокса.

— Мне тоже захотелось. Лет 14 было. Пришла я такая… и меня не взяли. Тренер Сергей Гидулян сказал, что у девочек набора нет. Ну я пошла к другому человеку на рукопашный бой.

Через несколько месяцев походов на «рукопашку» поехала на соревнования в Жлобин.

Фото: onliner.by

— Договорились, что найдут девочку моего веса. Нас на все соревнования было только две. Но девочка снялась. Вышло, что я просто так скаталась. Без боя стала первой. Но вообще, честно сказать, у меня не получалось. Борьба, заломы. Не шло.

Хорошо, что дети выступали во всех видах единоборств.

— Поехали мы как-то биться по саньда ушу в Минск. Выхожу, помню, на ковер. А напротив девица стоит, такая пухлая, видно, намного больше меня. Думаю: «Нет-нет-нет». И разворачиваюсь. Тренер: «Куда? А ну, возвращайся!» Я глаза выпучила и пошла.

И выиграла. Тоже одним боем.

Венгрия, КамАЗ, трындюли

— Долго не понимала, надо оно мне или нет. Ну, прикольно. Ну, по стране ездим. Ну, приятно же, когда медальки дают. Конкретно тайским боксом в Осиповичах я занималась только два года. Гидулян все-таки разглядел во мне что-то и взялся тренировать. С ним мы впервые выехали за границу — в Венгрию.

Правда, людей из Алениной категории не нашлось.

— В следующей — тоже. В следующей — тоже. И только через две весовые категории — 54 кг — обнаружились. А я весила 45 кг, как и сейчас. Ну, опыта нет, а страха, соответственно, тоже: «Ладно, побоксируем». Чтобы было понятно: 54 кг против 45 — это как КамАЗ против Volkswagen «Жук». Это же совсем иная сила удара! Я на тренировках периодически стою в паре с девочками весом 60 кг. Так они вроде не сильно удары наносят, но пробивают практически насквозь. Просто потому, что у нас разный вес. Если пропустить хорошенечко, то все.

Тот бой Алена проиграла. Партнеры вспоминают, что дралась как зверюга. Но сама не помнит.

Фото: onliner.by

В 16 лет девушка поступила в БГУФК и переехала в Минск.

— Первый год в плане спорта занималась непонятно чем. Никого не знала, ничего не понимала. Я одна: что делать, куда идти, кому вопросы задавать? Занималась только в универе. Позвонила Гидуляну, он мне посоветовал не тратить время и идти в клуб «Кик Файтер».

Правда, наступила студенческая жизнь с тусовками и дэнсами.

— Хотелось тренироваться, но только когда мне удобно. Естественно, тренеру было не в прикол работать со мной. Тем более девочек, которые показывали хороший результат, в зале хватало. Внимания мне не доставалось. А я человек, которому для мобилизации периодически требуется порция трындюлей.

Фехтуешь, хопа, пробила печень

Потом в ее жизни состоялась универсиада по тхэквондо.

— У меня кафедра спортивно-боевых единоборств. Считалось, что можем всё. И вот мне за несколько дней до старта сообщают: «Давай на тхэквондо». — «Как?! Я ж не умею». Одели меня в кимоно и говорят: «Надо сразу орать: „А-а-а-а-а-а”. Типа показывать настрой». — «Что?» — «Ну, показываешь готовность и заряженность на победу». — «Вы че, я орать не буду». И заржала. Стоишь такая и начинаешь орать ни с того ни с сего…

Фото: onliner.by

Алене объяснили правила. Поехала биться.

— В весе было нормально так людей. Все же из университетов, а половина девочек из тайского бокса. Они меня как увидели, почему-то стали сниматься с боев. Я так до полуфинала дошла. Вышла на поклон — человек снялся. Чего они меня боялись — не знаю. У меня два года до того никакой соревновательной практики не было. Потом все стали мне нашептывать: «Ты знаешь, с кем у тебя следующий поединок?» — «С кем?» — «Да там чемпионка Европы». — «Да ладно, расслабьтесь».

В итоге Алену дисквалифицировали.

— В тхэквондо ты легонечко фехтуешь ногой. А я привыкла в тайском бить ею. Вышла — и хопа! — дала сопернице мидл. Пробила печень. Она села. Но оказалось, в тхэквондо можно минуту отдохнуть. А я: «Что такое? Куда вы ее отправили? Это же нокдаун? Ведите ее назад». Мне объяснили. «Да ла-а-адно?». В итоге девочка отдохнула, вышла, подняла ногу и, будто топор, приземлила мне ступню на лицо…. Я так возмутилась: «Что-о-о?» И психанула — двойка, боковой, с колена…

В общем, сорвало девушке крышу.

— Мне так не понравилось, что она подошву о мое лицо вытерла, так разозлилась, ну и ляснула от души. Меня сразу же дисквалифицировали. Так закончилась моя карьера в тхэквондо.

Челюсти, Венгрия, рыдала

На тех соревнованиях Алена встретила знакомого.

— Юра Жуковский. Говорит: «А ты вообще где сейчас, где занимаешься? Приходи к нам в зал». — «Ну, может, приду». — «Так запиши мой номер и дай свой». Он мне потом месяц звонил, все тюкал: «Ну приди ты, ну посмотри». Я тогда думала: «Блин, достал, чего он от меня хочет? Когда будет настроение, тогда схожу».

Настроение появилось. Алена сходила в зал и уже семь лет не может уйти.

Фото: onliner.by

— Сразу стало понятно, что все серьезно. Через некоторое время поехала на чемпионат — снова в Венгрию, в тот же город Сегед, в тот же зал. Только теперь от клуба «Мопс». Я была очень хорошо подготовлена и уверена в себе. Вроде все шло нормально. И тут слышу во время боя, тренер что-то кричит, поворачиваюсь к нему — и мне прилетает с разворота кулаком… Потом челюсти ни закрыть, ни открыть не могла.

Стоячий нокаут. Алене было очень стыдно. Сидела в раздевалке и рыдала. Болела душа и челюсти.

После Венгрии стало ясно, что тайский бокс от Алены, ну и Алена от тайского бокса, никуда не уйдет.

— Я поверила в себя в Питере. Был чемпионат мира, я проиграла в финале финке из-за разногласия судей. «Это я взяла серебро? Сама? Это я могла стать первой?» И так мне захотелось этого золота: «Значит, надо работать, значит, надо развиваться». И я вся такая радостная. А тут приходит тренер: «Чего ты радуешься?! Ты первой могла быть». Мне так обидно стало. Я вроде впервые на чемпионате мира, вроде хорошо выступила, а на меня орут. Потом поняла, что это форма мотивации.

Фото: onliner.by

Последовал чемпионат мира в Малайзии, где Алена снова проиграла финал из-за разногласия судей. В Бразилии случилось то же самое. В итоге четыре проигранных финала подряд.

— Сидела после четвертого и думала: «Ну сколько можно? Это же уже не смешно. Это уже какая-то закономерность. Почему все время разногласия судей?».

Канкун, нос, от души

Три года назад был чемпионат мира в Швеции. Перед сборами у Алены началась гнойная ангина. Девушка сидела на антибиотиках, и болезнь вроде как отступила.

— Пошла на тренировку — и опять началось. Не долечила. Сборы я, по сути, пропустила. Думала не ехать. Потом мы пересеклись с первым моим тренером. Он посмотрел: «Ты вообще не готова». — «Тогда не поеду!» Он посидел-подумал: «А чего ты не поедешь? Деньги ж нашли. Ты в делегации. Как будет, так будет». — «Ну ладно, поеду, фиг с ним». Поехала и выиграла. В финале побила тайку, которая год назад три раунда мутузила меня в клинче. Даже не запарилась. Вот такая история.

Недавно Алена стала первой в Мексике.

— Прилетела в Канкун. Море, тепло, все включено. И мне в первом бою сразу достается украинка, с которой мы постоянно бодаемся за медали. Много моему носу не потребовалось. Девочка сломала его с первого удара. Зарядила от души. У меня почему-то кровь не пошла вниз, разошлась по сторонам. Под глазами дикие отеки получились. Реально черные фонари.

И тем не менее белоруска дотерпела до золотой медали.

— Четыре боя со сломанным носом… Стала лучшим бойцом, за что безмерно благодарна своим тренерам Михаилу Степанову и Александру Григорову.

Колледж, шмотки, старшина

Победы обеспечивали Алену стипендией.

— Мне с головой хватало, честно говоря. Потом я уже по возрасту не проходила. Студенчество закончилось. Пришлось крутиться. Собралась и пошла работать в колледж преподавателем физкультуры, факультативно тренировала студентов. К восьми утра на работу. Потом быстро берешь шмотки — и на свою тренировку. С нее бежишь на факультатив к студентам. И так до десяти вечера. Прихожу домой — и падаю лицом в подушку. Понятное дело, нормально я не тренировалась. Чувствовала: если так дальше, то крышка. Никакого спорта. Стала ныть своему тренеру Михаилу Степанову: «Михаил Николаевич, что мне делать? Если дальше так пойдет, я не смогу боксировать».

Михаил Николаевич порешал дела.

— В итоге меня взяли в БФСО «Динамо». Получается, представляю внутренние войска. Даже на чемпионат мира среди спецслужб съездила. С рядового начинала, теперь старшина. Я еще спрашивала: «А почему рядовой, у меня высшее образование?» Думала, что лейтенанта дадут, — смеется девушка.

Паспортные данные Алены рисуют перспективу. Но терпеть в спорте до предельного возраста она не хочет.

— Надо ж пожить в свое удовольствие — как девушке настоящей. И платьице надеть, и накраситься чуть-чуть. Ни потусоваться, ни погулять я себе позволить не могу: «Ага, у меня завтра тренировка, надо идти спать». Но это моя жизнь, я ее выбираю. Она оправданна. Мне пока все нравится.