16 декабря 2019, понедельник, 10:10
Осталось совсем немного
Рубрики

«Государство говорит рожать детей, а я с одним ребенком без работы»

68
«Государство говорит рожать детей, а я с одним ребенком без работы»

Как в Беларуси дискриминируют молодых мам.

Марине 32 года. За ее плечами восемь лет стажа работы и собственный магазин, который пришлось закрыть из-за падения спроса. Два последних месяца она активно ищет работу, отзывается на вакансии и практически каждый день ходит на собеседования. Она говорит, что готова учиться, выкладываться на работе и при этом адекватно оценивает себя, не требуя баснословную зарплату. Казалось бы, хороший и мотивированный работник. Но работодателей смущает тот факт, что у женщины есть маленькая дочка, пишет onliner.by.

С фигуристой, симпатичной Мариной мы встречаемся в кафе около станции метро «Пушкинская». Она как раз вернулась с очередного собеседования.

— Обещали перезвонить, но я уже не верю, — грустно вздыхает Марина.

Позже ей приходит SMS: «Добрый день! Марина, к сожалению, мы приняли решение в пользу другого кандидата. Спасибо, что рассматривали нашу компанию и принимали участие в собеседовании. Желаю вам удачи в поиске работы, думаю, вы найдете свое место!» Молодая мама говорит, что уже привыкла к таким ответам. За два месяца поисков у нее скопились десятки подобных сообщений.

Сама Марина родом из Брестской области, в Минск приехала 10 лет назад. По образованию она товаровед и до декрета работала в одном из столичных магазинов.

— Я бы вернулась на старое место работы, но наш магазин продали, и весь коллектив распался. Выходить мне было некуда, — объясняет она. — Когда дочке было 3 года, я решила открыть ИП. У меня был интернет-магазин одежды. Я проработала три года, но было видно, как люди становились все беднее и беднее, спрос начал падать. Им проще пойти в ту же Zara на распродажу и купить эти вещи…

Все это случилось больше года назад. Марина закрыла свое дело и осталась без работы с четырехлетней дочкой на руках одна, без мужа.

— Какое-то время я подрабатывала у коллег-«ипэшниц», но все это время попутно искала постоянную работу, — рассказывает Марина. — Я понимала, что хочу стабильности, чтобы зарплата была каждый месяц. Мне нужно платить 400 рублей за съемную квартиру, за сад — около 100. Да и дочку нужно развивать, я вижу ее задатки.

«Я не замахиваюсь на крутые места, нет, смотрю работу за 600—700 рублей»

Вплотную поиском работы Марина занимается вот уже два месяца. Она штудирует тематические сайты и ездит на собеседования как на работу. Деньгами ей пока помогают родители.

— Хожу на собеседования практически каждый день: приглашают — я иду. Только за последние две недели их у меня было 15. Да, где-то так, — молодая мама пересчитывает SMS и письма в телефоне. — Бог знает сколько денег потратила на проезд. И пока тишина… Уже не верится, что я в принципе найду работу.

Марина ищет вакансии по специальности: менеджера по продажам, товароведа. Утверждает, что не гонится за большой зарплатой.

— Я не замахиваюсь на крутые места, нет, смотрю работу за 600—700 рублей, даже на оклад в 300—400 рублей с процентом от сделки согласна. Я же знаю, что все зависит от меня. За эти деньги мы с дочкой более-менее проживем, — объясняет она. — Но вот только посменный график мне не подходит: нужна работа с девяти до шести, чтобы я успела отвести ребенка в сад и забрать. Это, в принципе, единственное условие. В остальном я готова работать и давать результат.

У меня есть опыт наполнения сайтов, я понимаю, как они работают, немного могу программировать, умею и не боюсь работать с людьми, у меня есть навыки и опыт продаж. Я готова учиться новому. Поэтому откликаюсь даже на вакансии, где не нужен опыт работы. Но приходишь на собеседование, а тебе говорят: «Ой, вы не знаете „1С:Бухгалтерию“». Но вы же пишете, что обучите. Я же готова все освоить. А мне отвечают: «Но сейчас мы ищем тех, кто знает 1С». И таких случаев очень много.

За два месяца Марина прошла несколько десятков собеседований, и все они, по словам соискательницы, заканчивались одинаково: работодатель задавал вопрос о детях, она отвечала про пятилетнюю дочку, и дальше звучало дежурное «Мы вам перезвоним». А потом тишина в ответ или вежливый отказ типа той SMS, которую показывала молодая мама.

— Даже если до этого разговор шел отлично, всех устраивала моя кандидатура, то на этом вопросе они менялись в лице, — вспоминает она. — Помню, прихожу на собеседование. Вакансия менеджера по продажам. Директор компании написал книгу, и ему нужен был менеджер, который помог бы эту книгу продать и предлагать книжным магазинам по Беларуси. Я примерно понимала, как это делать. Мы вроде уже договорились. Он уже готов был меня брать на испытательный срок. Я довольная пошла на выход, и тут коронный вопрос: «А дети есть?» Поворачиваюсь и говорю: «Есть, но она не болезненная». Он такой: «Ну, вы понимаете, болезненный или нет, но это ребенок». Сказал, что наберет, и все… Больше не звонил.

Часто говорят: мол, все-все, мы вам позвоним и скажем, когда приходить на испытательный срок. А потом в конце спрашивают: «А ребенок есть?» Я отвечаю: «Есть». Все, это означает конец. Как правило говорят что-то вроде «Мы не приветствуем детей» или «Наш директор не приветствует работников с детьми».

Объяснение простое: ребенок будет болеть, мол, вы будете ходить на больничный. Я в ответ говорю: даже если дочь будет болеть, у меня есть кому подстраховать. Но это никого не интересует.

Аналогичные отказы Марина услышала в издательстве, магазинах по продаже сельхозтехники, бытовой техники, интернет-магазине косметики, в кол-центре медицинского центра и во многих других организациях.

— Последний раз, когда я так звонила, включился и возрастной фактор. Мне 32, а там на работу набирают людей до 33 лет. Можно подумать, после этого возраста уже пенсия у нас в стране начинается, — рассказывает Марина. — Там и график подходил, и зарплата, но опять возник вопрос про детей. Спрашивают: «Есть?» Я говорю: «Есть». — «Извините, директор не приветствует». Знаете, меня так задолбал этот вопрос, что я уже не выдержала и внаглую так спросила: «А у вас у самих есть дети?» В ответ: «Да, двое». Я: «А у вас дети болеют?» Она мне отвечает: мол, да, бывает. «А вы сами болеете?» — спрашиваю ее я.

Суть даже не в ребенке. Ведь сам работник тоже может заболеть, директор компании может заболеть. Люди вообще-то не роботы. Или у нас теперь работодатели ищут роботов?

Она мне ответила: «Да, болею». Так в чем вопрос? Но там положили трубку.

О том, что ребенок не проблема для трудоустройства, Марине сказали только однажды. Интернет-магазин спорттоваров искал менеджера. Требования полностью подходили молодой маме, и она набрала указанный номер.

— Я уже опытная, поэтому с ходу задала вопрос: «А вас дети не смущают?» Они ответили: мол, нет, у нас у самих дети. Это была единственная компания, в которой дети никого не смутили, — подчеркивает Марина. — Но, к сожалению, они перезвонили и отказали, объяснив, что рассматривают других кандидатов.

«Мне не работать, пока дочка школу не окончит?»

Наша героиня искренне возмущается и не понимает, почему к женщинам с детьми такое отношение.

— Выходит, с ребенком ты уже никто, ты никуда не можешь устроиться. Неважно, вакансия с хорошей зарплатой или с небольшой, даже в те места, куда готовы брать студентов без опыта, неполная занятость, не берут. Есть стаж, есть трудовая книжка, есть образование. Но есть ребенок, и это, оказывается, такая проблема, что за два месяца я не могу найти работу. Мне что, крест на себе ставить? Опять же какая у нас ситуация на рынке труда. Сразу после университета пришла? Мало опыта, не возьмем. Замужем, но без ребенка? Не возьмем, так как уйдешь в декрет. Родила ребенка? Не возьмем, потому что будет болеть. И как видите, неважно, ребенку год-полтора или пять. Не возьмем. А до какого возраста не будут брать? До 18? Мне не работать пока дочка школу не окончит? — задает риторические вопросы Марина.

Государство говорит рожать детей, повышать рождаемость. Дискуссии идут о том, как улучшить демографическую ситуацию. Лукашенко призывает женщин рожать. А как рожать, если я с одним ребенком никуда не могу устроиться? Я вот, честно, хотела бы второго, но, когда невозможно найти работу, куда там…

Марина считает, что опасения работодателей насчет будущих мам и женщин с детьми часто преувеличены.

— У меня была тяжелая беременность, но я справилась: все это время работала до самого декретного, никаких больничных, ничего. И спокойно ушла в декрет, — отмечает она. — Опять же вот все пугаются того, что моей дочке 5 лет. Но адаптация к саду у нее уже прошла. Даже если она и заболеет раз в полгода, я думаю, это не месяц. Где-то отработать, где-то замениться как-то можно. Но тебе даже не дают шанса показать себя как работника. Я прошла уже столько собеседований, и ни в одном из случаев меня не пригласили на стажировку.

Дайте мне возможность просто вам показать, как я работаю. Может быть, я день-два похожу и сама уйду, потому что пойму: не тяну. А может, я покажу такие результаты, которые ваши опытные сотрудники не показывают. Но мне не дают такой возможности просто потому, что у кого-то есть стереотипы о том, что если есть ребенок, то он обязательно создаст проблемы… Обиднее всего слышать такие слова от людей, у которых есть дети. Они ведь сами все это прошли, и их же работодатели как-то принимали это.

Что делать дальше, Марина пока не знает. Говорит, после стольких отказов невольно опускаются руки.

— Знаете, вот какой парадокс: работу с маленьким ребенком я найти не могу, зато письма о тунеядцах мне приходили уже несколько раз. Благо ребенку 5 лет, а матерям с детьми до 7 лет платить повышенную «коммуналку» не нужно, — грустно заключает она.

Только цифры

По данным прошлой переписи (2009 года), в Беларуси насчитывалось более 157 тыс. семей, состоящих из матери и ребенка до 18 лет.