14 декабря 2019, суббота, 16:57
Осталось совсем немного
Рубрики

В Минске прошел третий день суда над Дмитрием Полиенко

6
В Минске прошел третий день суда над Дмитрием Полиенко
Дмитрий Полиенко
Фото: ПЦ «Весна»

(Обновлено) Прокурор запросил для активиста шесть лет лишения свободы.

С 12 часов 23 октября в Минском городском суде продолжилось рассмотрение уголовного дела активиста анархического движения Дмитрия Полиенко, сообщает сайт ПЦ «Весна».

Активиста при входе в зал суда встретили аплодисментами и скандированием «Зміцер! Зміцер!».

Активиста судят только по ч. 3 ст. 339 Уголовного кодекса (особо злостное хулиганство) по факту распыления перцового газа в лицо мужчине на лестничной площадке. Рассматривает дело судья Петр Орлов. Прокурор - Александр Король.

На предыдущем заседании выявилось много противоречий между показаниями потерпевшего и свидетелей, которые были даны во время следствия и прозвучавших в суде.

Как сообщает «Новы час», Дмитрия Полиенко поставили на профилактический учет как склонного к суициду. Также он был переведен в СИЗО, а в камере сделан обыск, в ходе которого были отобраны письма товарищей и фотографии. Об этом сам Дмитрий написал своим соратникам.

Напомним, 17 октября Дмитрия Полиенко должны были судить по четырем статьям Уголовного кодекса: ст. 341 (порча имущества в общественном месте), ч.1 ст. 130 (разжигание иной социальной вражды или розни по признаку социальной принадлежности), ст. 369 (публичное оскорбление представителя власти в связи с исполнением им служебных обязанностей) и ч. 3 ст. 339 (особо злостное хулиганство).

Когда Дмитрий узнал, что судить его будут в закрытом режиме, в знак протеста в начале заседания он порезал вены. Впоследствии стало известно, что прокуратура отказалась от прежних обвинений по ст. 341 УК, ч. 1 ст. 130 и ст. 369, а суд сделали открытым.

В 12 часов в зал суда завели подсудимого Дмитрия Полиенко. Присутствующие встречают его аплодисментами.

Дмитрий Полиенко заявил ходатайство об истребовании из г. Бобруйска постановления о принудительном лечении от алкогольной зависимости и медицинские свидетельства о том, что он такое лечение прошел. Прокурор говорит, что такое ходатайство не надо удовлетворить, так как психиатрическая экспертиза была проведена квалифицированным специалистом. Суд отказывает в удовлетворении ходатайства.

Адвокат просит суд приобщить к материалам дела постановление, согласно которому Полиенко, когда отбывал наказание, прошел полный курс лечения, а значит в принудительном лечении не нуждается. Суд приобщает постановление к материалам дела.

Полиенко начинает давать показания. Он говорит суду, что его обвиняют по липовому делу, и он готов давать показания «под полиграфом». Обращает внимание на то, что первые показания он давал следователю после того, как был избит при задержании сотрудниками СОБР и находился некоторое время без воды и пищи, а потому был морально уставший. Уверен, что опираться на первые показания не нужно.

«Обращаю внимание суда на то, что когда давал первые показания, не ел целый день, от сотрудников ГУБОПиК на меня сыпались оскорбления и угрозы, требования, чтобы я признал вину. Теперь я вспомнил, что не курил в подъезде. Я знал, что после удара мужчины, я не мог ударить его в ответ, потому что это уголовное преступление, а я уже отбывал наказание за то, что всего лишь оттолкнул милиционера», - подчеркивает подсудимый.

«Хочу подчеркнуть: человек был пьян, агрессивно настроен, у меня были причины опасаться за свою жизнь. Баллончики ношу с 2012. Я человек пацифистских взглядов, не использую насилие. В кабинете следователя на очной ставке я извинился перед Юриным, но сказал, что другого выхода у меня не было».

Насчет замечания Юрина о курении, которое пострадавший якобы сделал, Полиенко говорит, что это ложь, потому что ему трудно курить в закрытом помещении из-за бронхиальной астмы. Считает, что эту версию с курением пострадавшему подсказали сотрудники милиции. Полиенко видел, как один из сотрудников ГУБОПиК пожимал руку Юрину и говорил: «Мы этого щенка посадим, а ты еще компенсацию «срубишь».

«И почему тогда окурки не приобщены к материалам дела? Я в ходе задержания сам выдал перцовый баллончик и сказал, что защищался. Считаю, что сотрудники ГУБОПиК преследуют меня за мои анархические взгляды и из-за подозрения в нанесении граффити, они не скрывали ненависти ко мне и к моей деятельности.

Вину не признаю и подчеркиваю, что это была самооборона. Также считаю необходимым снятие 107 статьи, так как ее возбуждение абсурдно и сделано с целью опорочить меня».

Вопросы задает прокурор Александр Король. Он интересуется, курил ли Полиенко в тот день вообще, в какое время увиделись с Юриным, просит подсудимого описать подъезд, лестницы, спрашивает, заходил ли кто-нибудь еще в подъезд.

Секретарь суда и прокурор Александр Король

Полиенко уточняет также, что Юрин подошел к нему близко, сразу без причины нанес удар ладонью правой руки. У подсудимого упала шапка, до этого он стоял и смотрел в телефон, проверял сообщения – эту связь можно отследить, и об этом Полиенко забыл сказать во время допроса следователя. В тот момент, как он поднимал шапку, активист видел, как Юрин поднимает руку снова, и ему стало ясно, что тот намерен ударить еще раз, именно поэтому Полиенко и достал баллончик. Прокурор уточняет, какой рукой он поднимал шапку, в какой карман потянулся за баллончиком. Также спрашивает, почему у подсудимого не было возможности избежать конфликта.

«Он был прямо передо мной, не было возможности», - говорит Дмитрий Полиенко.

После этого Полиенко позвонил Андрею Войничу и сказал, что на него напал пьяный неадекватный мужчина. Они с Войничем вышли из подъезда, а потом вернулись обратно.

Суд спрашивает у потерпевшего, настаивает ли он на своих показаниях. Тот отвечает, что да. Дмитрий Полиенко спрашивает у него, в какой именно руке находилась сигарета? Юрин говорит, что не помнит, но вроде в правой.

Судья уточняет, когда Полиенко родился, как и каким судом привлекался к ответственности, где отбывал наказание, кем работает.

Обвиняемый говорит, что зарегистрирован ремесленником:

«Открытки делаю, шкатулки. Могу и вам сделать».

Суд отказывается от предложения.

Прокурор ходатайствует о зачитывании материалов дела, так как в показаниях есть расхождения. Суд удовлетворяет ходатайство. Прокурор зачитывает протокол допроса Полиенко, где указано, кто и в каком порядке заходил в подъезд, что на обвиняемым была куртка другого цвета, что Полиенко говорил, что пострадавший его схватил, а не ударил. Дмитрий Полиенко отвечает, что точно не помнит цвет куртки, так как в тот день ГУБОПиК разгромил его квартиру, сотрудники на него давили во время допроса, поэтому он забыл и про шапку, и о последовательности событий.

«На следственном эксперименте мне было проще вспомнить детали, если бы его провели сразу, то не было бы этих незначительных расхождений в показаниях», - говорит Дмитрий.

В суде объявлен перерыв до 14 часов.

Тем временем, у здания суда проходит предвыборный пикет «Европейской Беларуси». Через громкоговоритель активисты требуют: «Свободу Дмитрию Полиенко».

После перерыва прокурор продолжает зачитывать материалы дела. Из них следует, что Юрин негрубо обратился к Полиенко и попросил его: «Молодой человек, выйди на улицу покурить». Дмитрий Полиенко не поддержал эти слова, подчеркнул, что Юрин нецензурно спросил его, что он делает в подъезде.

Прокурор спрашивает у подсудимого:

- На очной ставке вы говорили, что Юрин был подвыпивший, а сейчас говорите, что он был пьян.

- Для меня эти слова – синонимы.

- Почему на очной ставке не указали, что от удара слетела шапка?

- Потому что сразу не вспомнил.

- Была ли у вас все-таки возможность уйти от конфликта, поднявшись на верхний этаж?

- Нет.

Потерпевший по-прежнему настаивает на своих показаниях.

Адвокат спрашивает Юрина о том, что на очной ставке тот говорил, что Полиенко водил баллончиком из стороны в сторону, а на суде - что только нажал. Потерпевший поддерживает слова, сказанные на суде.

Прокурор зачитывает материалы следственного эксперимента, в ходе которого Дмитрий Полиенко говорил, что сигарет при нем не было, а баллончиком из стороны в сторону он не водил.

Прокурор говорит, что у него больше нечего добавить.

Полиенко просит отметить, что никто из свидетелей в зале суда не сказал, что почувствовал запах сигаретного дыма, а учитывая, что подъезд - замкнутое пространство, то они должны были этот запах почувствовать.

Суд переходит к прениям сторон: сначала выскажется прокурор, потом пострадавший, затем защитник и сам Дмитрий Полиенко.

Прокурор говорит, что хулиганство, тем более особо злостное – это одно из самых опасных деяний для общества. Полиенко из хулиганских побуждений применил к Юрину насилие, причинив этим самым ему моральные страдания и физическую боль. Очевидцев, видевших конфликт, нет.

Юрин был предупрежден про уголовную ответственность за дачу ложных обвинений. Свидетель Гомон был вызван для того, чтобы придать негативный окрас личности Юрину. К показаниям Полиенко, по мнению прокурора, стоит отнестись критически, т.к. у него не было телесных повреждений в области головы, а доводы про шатающуюся походку Юрина - субъективны. До этого Полиенко и Юрин знакомы не были, между ними нет долговых обязательств, предположение подсудимого о том, что потерпевший хочет обогатиться на этом деле – не состоятельны.

Полиенко был судим, отбывал наказание за тяжкое преступление, страдает алкоголизмом, проходил лечение в ЛТП, что не возымело эффекта. Настоящее дело можно расценивать как рецидив, так как сроки давности не сняты и судимость не погашена. Во время отбывания наказания в колонии был признан злостных нарушителем внутренного распорядка. Прокурор считает, что Полиенко не исправился, а значит должен быть изолирован от общества.

Просит суд признать его виновным и назначит наказание в виде лишения свободы сроком на шесть лет, а на основании закона «Об амнистии» сократить срок на один год. Также принудительно лечить от алкоголизма, а меру пресечения в виде заключения под стражу оставить без изменений.

Адвокат Полиенко отрицает факт курения в подъезде, так как свидетелей, которые указывали бы на обратное, – нет. При осмотре места происшествия не было обнаружено ни пепла, ни окурков. Полиенко утверждает, что применил баллончик для защиты. Нажал ровно один раз, ровно на столько, чтобы дезориентировать нападавшего, а затем вышел из подъезда, чтобы избежать конфликта. Во время обыска подсудимый добровольно показал все вещи, во время следственного эксперимента – содействовал следствию. Если бы Полиенко использовал баллончик с противоправной целью, он бы постарался скрыть его. Потерпевший же не вызвал ни скорую, ни милицию. Жена Юрина также говорила, что потерпевший был пьян и не держался на ногах. Видеозаписи из кафе, где выпивал Юрин, не изымались. Причины, почему следователь не предоставил их, неизвестны. А показания самого Юрина – противоречивые. Он утверждал, что не придавал значения своим показаниям во время допроса, объясняя противоречия в них на суде и на допросе, но ведь он был предупреждён о даче ложных показаний.

Совершено ли деяние и является ли оно тяжким? Всё сомнения в действиях обвиняемого толкуются не в пользу него. Однако каждый может себя защищать и обороняться. На снимках со следственного эксперимента видно, что статист стоит в углу, а там у Полиенко не было возможности уйти о конфликта. Адвокат уверена, что баллончик обвиняемый использовал для защиты, нажимал ровно на столько, на сколько надо, чтобы уйти от Юрина. Баллончик «Жгучий перчик» является предметом самообороны от собак, продаётся свободно, то есть это не предмет оружия и не предмет, выступающий в качестве оружия, так как телесных повреждений не было нанесено. Просит оправдать Дмитрия Полиенко в связи с отсутствием состава преступного деяния.

Дмитрий Полиенко выступил с последним словом, в котором сказал:

"В Беларуси не работает система справедливого суда. Это репрессивный механизм, работающий на диктатуру. Все мы помним оппозиционных политиков.

Спрашивают: "А стоит ли так рисковать?" Отвечаю: "А стоит ли сидеть и ничего не делать?"

На моем месте может оказаться каждый, для кого свобода и достоинство - не пустые слова. Что касается 339 статьи и того, что другие статьи убрали, то это для того, чтобы снять политические обвинения.

И пусть система делает меня преступником, я чист в совести. Я анархист, я не молчу, не боюсь лишения свободы. У меня есть любовь, друзья - это все то, что фашистам-милиционерам не отнять.

Ментовской произвол, диктатура!

Мне противно и гадко участвовать в этом цирке, но нужно, чтобы меня услышали. Жыве Беларусь! Всех обнимаю! На нашей стороне правда, и это не последнее слово!"

Присутствующие аплодируют, кто-то кричит, что прокурору должно быть стыдно. Милиционеры сказали покинуть зал судебного заседания, судья тоже вышел.

После этого секретарь суда вышла к собравшимся и сообщила, что на сегодня дело – закончено, за дальнейшими заседаниями нужно следить на сайте суда.