21 ноября 2019, четверг, 12:41
Правда о «выборах»
Рубрики

Во власти в Беларуси заседают все больше бездари да невежды

20
Во власти в Беларуси заседают все больше бездари да невежды
Дмитрий Растаев

Власть привыкла бороться не с проблемами, а с людьми.

Ехал я давеча в поезде. На большой остановке, как и многие пассажиры, выскочил на перрон – походить, поразмяться, подышать свежим воздухом.

Ну, некоторые мужики, ясен пень, достали цигарки, задымили. Только, смотрю, как-то странно они дымят – озираются, горбятся, словно шугаются чего-то.

А я ж не курю уже лет двадцать, и что там, в мире курильщиков, происходит, не ведаю. Слышал, что их кругом обложили запретами, но насколько плотно, не представлял. «Чего вы, мужики, как подкошенные?» – спрашиваю. «Так мы же сейчас все под страхом ходим, – отвечают они. – Нельзя на перронах курить, штрафуют за это».

То, что в вагонах курить запрещается, я знал. И это, в общем-то, правильно – раньше, бывало, в тамбурах так шмалили, что хоть топор вешай. И весь этот дым потом тянулся в вагон, пассажирам на крайних местах приходилось туго. Но чтоб на перроне нельзя было курить? Там же ветер мигом уносит всё вдаль!

«И что часто штрафуют?» – интересуюсь я. «Да бывает…» – вздыхают мужики.

А я ж самый умный – я знаю, как выкрутиться. Вам, говорю, надо с собой электронные сигареты носить – чтобы, если хапун: «А мы что? Мы ничего. Мы электронные вайпим». «Ага, щас! – смеются курильщики. – Электронные тоже под запретом, за них тоже штраф».

«Да неужели?» – уже не на шутку дивуюсь я. «Да-да, – встряла в разговор проводница. – В России за электронные не штрафуют, а у нас штрафуют».

Остановка кончилась, поехали мы дальше, а я всё никак не мог взять в толк: за что ж на перроне-то людей штрафовать? Перрон большой, некурящие могут стоять отдельно от курящих – и никакого пассивного курения. В чём смысл запрета?

Беларусь, конечно, страна невеличка – «клочок земли» – из конца в конец за день проехать можно, но для курильщика со стажем, которому не дают дымить даже вне стен вагона, такая поездка может стать мукой.

Курение ведь не просто бегство от скуки (хотя бывает и так) – для многих оно превратилось в серьёзную зависимость. Ежедневное выкуривание одной сигареты и более считается медицинской проблемой и в Международной классификации болезней МКБ-10 стоит под кодом Z72.0. То есть, курильщики, по сути, больные люди. И относиться к ним надо с пониманием.

Да, борьба с курением идёт сейчас во всём мире, и Беларуси стоять в сторонке как-то негоже, но есть ли логика у белорусской табакоборьбы?

В других странах логика есть, хотя иногда и жёсткая. Взять, например, ЮАР, где на народное обсуждение недавно был вынесен законопроект по борьбе с курением. Его авторы предложили давать до трёх месяцев каталажки тем, кто курит в общественных местах. Жестоко? Жестоко. Но в то же время за поощрение табакоторговли законопроект предлагает карать заключением на срок до 5 лет. То есть логика у тамошних борцов с курением пусть и драконовская, но всё же имеется.

А что у нас? В общественных местах белорусам курить нельзя, но при этом в тех же местах понатыканы как грибы пресловутые «Табакерки», активно поощряемые государством. Выйдёшь за хлебом – упрёшься в «Табакерку». И не захочешь, а закуришь. Ну и где здесь логика? Что это за «борьба» такая, когда отдельных граждан власти штрафуют, а целую систему поощряют?

Хотя в нашем контексте это уже не удивляет: власть у нас привыкла бороться не с проблемами, а с людьми. Не с курением, а с курильщиками. Не с наркотиками, а с наркоманами. Не с засадами трудоустройства и смехотворными зарплатами, а с «тунеядцами». Не с косяками системы образования, а со «щенками».

Потому что во власти у нас заседают всё больше бездари да невежды, живущие вчерашним днём и не понимающие сути стоящих перед ними проблем. А ещё потому, что в механизм нашей власти по-прежнему встроен совдеповский принцип: «Нет человека – нет проблемы».

Людей скоро вообще не останется – а они всё щепки рубят, борцы.

Дмитрий Растаев, «Солидарность»