12 декабря 2019, четверг, 12:33
Осталось совсем немного
Рубрики

«Даже один человек может изменить мир»

«Даже один человек может изменить мир»
Фото Hari Budha Magar via Facebook

Безногий непалец готовится к рекордному восхождению на Эверест.

Непальский альпинист и бывший военный Хари Буда Магар может стать первым человеком, который поднимется на Эверест с ампутированными выше колена ногами.

Рекордное восхождение он запланировал на весну 2020 года. Что пришлось преодолеть Магару на пути к своей мечте — рассказывает CNN.

Журнал НВ перевел материал об этом уникальном человеке.

***

Хари Буда Магар смеется. Он вообще много смеется. Только что бывшему солдату, ставшему альпинистом, напомнили, что даже на вершине мира ему не стоит опасаться отморозить пальцы ног при смертельном холоде. Потому что их у него нет.

Магар, обе ноги которого ампутированы выше колена, сидит в офисе благотворительно фонда в юго-западном районе Лондона вместе со своим советником по сбору средств и строит планы подняться на Эверест будущей весной. Он уже не впервые планирует совершить рекордное восхождение. Как говорит сам Магар, он преодолел не один Эверест, чтобы оказаться у его подножья. Однако 2020-й может наконец-то стать тем годом, когда он осуществит свою мечту.

«А что, если и мне взобраться?»

Магар вырос в деревне на западе Непала, далеко от Эвереста. Он ходил в школу босиком и читал в своих учебниках о первом восхождении Эдмунда Хиллари и Тенцинга Норгея в 1953 году.

«Я часто думал: «А что, если и мне взобраться на эту гору?», — вспоминает он. Однако Эверест был уделом привилегированных, к которым он не принадлежал.

Фото: Hari Budha Magar / CNN

Он пошел в армию в 19 лет и прошел жесткий отбор в ряды элитного подразделения Королевских гуркхских стрелков — бригады непальских солдат, которая более 200 лет состояла на службе в британской армии. Магару пришлось служить на пяти континентах — в том числе быть снайпером, разведчиком и бригадным медиком. А затем в 2010 году, когда он входил в состав патрульных сил в Афганистане, рядом с ним сдетонировало самодельное взрывное устройство. «Моя жизнь изменилась вот так», — говорит Магар, прищелкнув пальцами.

Его спасли американские солдаты. Непалец перенес две операции на авиабазе Баграм, прежде чем его доставили в Великобританию для дальнейшего лечения. Четыре года спустя после получения травмы он был уволен из армии в звании капрала. Ему было 35 лет.

Фото: Hari Budha Magar / CNN

«После травмы я просто не знал, с чего начинать жизнь заново, — говорит он. — Честно говоря, я боролся за выживание, потому что изначально я не мог самостоятельно ходить в туалет, есть или мыться».

Магар возвращался к жизни шаг за шагом, восстанавливая возможность быть независимым. В качестве реабилитации он занялся спортом и стал посвящать ему много времени и сил. В 2011 году во время лыжной поездки в немецкие и австрийские Альпы он обратился к своим инструкторам и поделился идеей горного восхождения. Они сказали, что готовы помочь.

Он отправился в Непал вместе со своим другом-гуркхом Кришной — здоровым дееспособным альпинистом — и поднялся на высоту 4,7 тыс. метров. «О да, это возможно», — подумал Магар, и так у него родилась идея восхождения на Эверест. В качестве пробного подъема Магар и его команда в 2017 году совершили восхождение на пик Мера в Непале, достигнув высоты 6476 метров. Но прежде чем Магар смог взяться за Эверест, правительство Непала в январе 2018 года запретило инвалидам и слепым людям получать разрешения на восхождение — в рамках новых правил, внедренных с целью сократить количество несчастных случаев и смертей, связанных с альпинизмом.

Фото: Hari Budha Magar

Запрет был обжалован, и Верховный суд Непала отменил решение правительства в марте 2018 года. Однако «окно» для получения лицензии на восхождение в том году уже закрылось [большинство подъемов на Эверест совершают обычно в мае, разрешения получают заранее — прим.ред.]. Для Магара и его команды это означало, что придется начинать все с чистого листа.

Теперь, спустя почти два года, его план вновь набирает силу.

«Лучше умереть, чем быть трусом»

Магар не станет первым альпинистом, одолевшим самую высокую гору в мире без обеих ног. Новозеландец Марк Инглис установил этот рекорд в 2006 году. Еще один человек с двумя ампутированными конечностями, китаец Ся Бою, также поднялся на Эверест в мае 2018 года (с пятой попытки). Одна ноги Инглиса и Ся Бою были ампутированы ниже колена, тогда как Магар станет первым альпинистом, который отправляется на штурм вершины с ампутированными выше колена ногами.

«Выше и ниже колена — это огромная разница, — объясняет он. — Наличие колена — это весомое преимущество. Вы можете поднимать ногу вверх или опускать ее вниз. Но без колена вы словно пингвин».

Сегодня Магар носит протезы, которые «реконструируют» голень со ступней, тогда как шарнир выступает в роли колена. Однако во время восхождения он надевает укороченные протезы со специальными пластинами у основания, к которым можно прикрепить кошки.

Фото: Hari Budha Magar

Новозеландец Инглис в ходе своего подъема получил обморожение и серьезное повреждение культей ног, потребовавшее хирургического вмешательства. Теперь он консультирует Магара относительно того, как избежать подобных травм — с применением современных технологий, включая суставы из углеродного волокна с возможностями обогрева и изоляции. «Риск обморозить культи — настоящий вызов для Хари [Магара], — поясняет Инглис. — Мне пришлось быть на вершине в -50°C и снежном порошке по колено, что будет равносильно глубине по пояс для Хари».

«На высоте свыше 8 000 метров каждая мелочь в помощь, — добавляет Инглис. — Грань между хорошей и великолепной идеей, идеей плохой и спасающей жизнь очень тонка».

Даже используя инновации в альпинизме невозможно обойтись без тяжелых усилий. В августе Магар в качестве тренировки совершал восхождение на Монблан вместе с ампутантом Джастином Дэвисом. В день подъема ему пришлось потратить на восхождение 23 часа, рассказывает он, при этом передвигаясь ползком добрые 90−95% времени.

Магар говорит, что он передвигается втрое медленнее обычного дееспособного человека. А это означает, что он со своей группой проведет много времени на Эвересте, что потребует больше припасов и снаряжения. «У меня отличная команда», — отмечает Магар, не питая иллюзий о том, как сильно будет зависеть от нее.

В костяк его команды входят [его друг] Кришна, капитан морской пехоты, а также непальский альпинист, совершивший пять успешных восхождений на Эверест. Планируется также привлечь восемь высокогорных проводников-шерпов, включая спасательный отряд, шестерых шерпов-носильщиков, а также физиотерапевта, протезиста и врача — их участие еще должны подтвердить.

Столь масштабная попытка восхождения стоит недешево: около $400 тыс., по оценкам советника Магара Джона Симпсона, основателя и президента благотворительного фонда On Course Foundation, который предоставляет карьерные возможности травмированным и больным военнослужащим и ветеранам. Симпсон полагает, что делу поможет краудфандинг, и Магар установил крайний срок для сбора средств — это Рождество.

Тем временем бывший гуркх говорит, что ему нужно продолжать держаться. «Тяжело в учении, легко в бою» — именно этот военный девиз Магар, по его словам, воплощает в жизнь.

Он также ссылается на более мрачный девиз гуркхов: «Лучше умереть, чем быть трусом». Возникает вопрос, зачем отцу троих маленьких детей необходимо так рисковать.

Фото: Hari Budha Magar

«Сначала моя жена сказала: „Оставайся дома и воспитывай своих детей — они уже и так многое пережили“, — рассказывает Магара. — Но [покорение Эвереста] это то, чего я хотел бы достичь». Он хорошо осведомлен об опасностях восхождения и говорит, что «полностью готов» даже к наихудшему исходу.

«Многие люди говорят, что я делаю это для себя, — говорит он. — Если честно, это моя вторая жизнь, и я хочу сделать ее как можно более значимой, прежде чем умру».

«В Непале принято говорить, что быть инвалидом означает быть „бременем Земли“, таков менталитет», — объясняет он. Магар надеется, что его попытка восхождения может повысить осведомленность о шансах людей с ограниченными возможностями в его родной стране и, возможно, вдохновит других и за рубежом.

«Речь далеко не только обо мне персонально, — добавляет он. — Я думаю, что даже один человек может оказать огромное влияние на весь мир. Я в это верю».