25 марта 2019, понедельник, 7:27
Вызов для каждого
Рубрики

Путин в тени Китая

3

Вскоре Пекин будет давать России суровые инструкции.

Официальный российский дискурс о статусе отношений с Китаем оптимистичен настолько, насколько это возможно. Андрей Денисов, который долгое время работает послом России в Пекине, заявляет, что две страны наслаждаются лучшим периодом в истории их партнерства. Российский президент Владимир Путин в своем недавнем обращении к Федеральному собранию описал эти отношения как «равные и взаимовыгодные», прежде чем приступить к злобной критике по поводу последствий выхода США из Договора о ликвидации ракет малой и средней дальности. Москве явно выгодно рекламировать силу взаимных чувств, и Пекин находит для себя пользу в подыгрывании этому. И реальность заключается в том, что подозрения между обоими государствами все углубляются, а недоверия и уважения мало. Недавняя редакционная статья в Независимой газете освещает этот скрытый контекст.

Редакторы этого издания осторожно, лишь немного отходят в сторону от официальной линии Кремля и чувствуют своим долгом публиковать информацию о перманентном давлении со стороны китайского посольства в Москве. В статье цитируют сообщение от представителя посольства Гоу Юнхая к журналисту с требованием снять статью с сайта газеты, угрожая занести того в черный список и не пустить в Китай.

Непонятно, какая именно статья вызвала гнев у китайских чиновников, но Независимая газета продолжает исследовать последствия замедления экономики Китая для России. Между тем в официальной ежедневной Российской газете эту тему никогда не вспоминали. Что особенно впечатляет в этом осуждении со стороны китайского посольства, так это апеллирование к нарастающему недовольству в российском обществе, с которым Путин, как полагают, не справляется.

Поэтому кремлевский лидер в своем обращении и пытался продемонстрировать повышенное внимание к социальным проблемам, вместо того, чтобы хвалиться внешнеполитическими успехами. Россия инициировала и на полную ворвалась в новую гонку вооружений, чего ее индустриальная база выдержать просто не может. Экономические связи с Китаем обеспечивают немного стимулов для роста, и российские компании зря стараются поддерживать контакт с китайскими инфраструктурными проектами, которые являются частью амбициозной инициативы «Один пояс, один путь». Даже экспорт оружия переживает стагнацию, а новые соглашения в процессе формирования после продажи 25 современных истребителей Су-35 и двух полковых комплектов зенитных систем С-400. Индия стала главным потребителем российской индустрии вооружения, и Москва не видит в этом проблемы, даже на фоне эскалации старого военного конфликта этой страны с Пакистаном.

Путин стремится демонстрировать идеально теплые отношения с президентом Си Цзиньпином и он точно чувствует потребность доказать, что Россия - ценный союзник для Китая. Красноречивый кризис в Венесуэле очевидно служит возможностью для этого, так как Москва заявила о своей роли главного сторонника осажденного режима Николаса Мадуро. Впрочем, для Пекина очевидно, что ключевым драйвером этой «принципиальной» позиции являются коррумпированные интересы лояльных к Путину лейтенантов вроде Игоря Сечина, де-факто владельца государственной нефтяной корпорация Роснефть. Более того, сомнительные соглашения по финансовой помощи эффектно обанкротившейся Венесуэле могут подставить российские банки под дополнительные санкции США. На самом деле Китай куда более осторожен с предоставлением больших инвестиций Венесуэле. Фундаментальная разница в том, что Россия стремится извлечь выгоду из потрясения на глобальном нефтяном рынке, вызванном кризисом в Венесуэле, в то время как Китай - теряет от этого.

Главный кризис на границах самой России сосредоточен на Северной Кореи. Москва до сих пор не может найти способ как-то улучшить положение. Путин считает оправданными свои прогнозы о том, что Пхеньян никогда не откажется от своего ядерного оружия, и популярные российские комментаторы горячо отмечают просчеты персональной дипломатии американского президента Дональда Трампа. Следуя примеру Китая, Россия усилила свой режим различными санкциями - за исключением некоторых мелких правонарушений. Москва не может не видеть, что для Пекина проблема Северной Кореи является частью сложных переговоров с США по торговле. Вероятно надвигающееся компромиссного соглашения в американо-китайских переговорах может означать дальнейшее сокращение и без того ограниченного влияния России в Северо-Восточной Азии.

Особым поворотом в экономических трениях Пекина и Вашингтона является недавняя атака на китайского технологического гиганта Huawei. Российские медиа с энтузиазмом следят за обменом ударами между странами. Samsung удерживает све большое влияние на российский рынок, но Huawei расширяется и стремится получить выгоду из своего политически привилегированного доступа. Но российские эксперты и предприниматели имеют немного иллюзий относительно расцвета коррупции в процессах китайского экономического «чуда». Проблема в том, что коррупция в Китае - это продукт очень отличной политической культуры и не может эффективно сочетаться с российской коррупцией.

Прошло ровно 50 лет с тех пор, как российские (советские) войска столкнулись с китайскими в локальной, но жестокой схватке на крошечном Даманском острове на реке Амур. Контроль над островом долгое время принадлежал Китаю (и сейчас называется Чженьбао) и российские официальные медиа предпочитают не рефлексировать по поводу годовщины этого старого конфликта. Российские топ-чиновники могут скрывать свои глубокие сомнения в военном преимуществе Китая на Дальнем Востоке, и они должны делать вид, что двустороннее партнерство сильно выиграло от приглашения китайским войскам принять участие в учениях Восток-2018.

Путин случайно выболтал о нарастающей проблеме с этим партнерством: Россия отчаянно стремится стать ровней для Китая, и пришла к выводу, что это не так. Пекин помогает Москве поддерживать этот фасад, минимально ей подыгрывая, но презрение по отношению к все более ослабленному, неправильно управляемому и самодовольному «союзнику» становится куда более очевидным. Путинская Россия надеется на роль главного международного нарушителя спокойствия, и вскоре Китай будет давать ей суровые инструкции относительно того, когда стоит подливать масла в огонь, а когда останавливаться. Российский «суверенитет», который Путин провозглашает главной ценностью, вскоре может столкнуться с серьезной и неизбежной угрозой.

Павел Баев, профессор Института исследований мира, «Новое время»