18 октября 2019, пятница, 15:22
Мы в одной лодке
Рубрики

«Дом на проспекте Дзержинского снесли и ничего не дали»

7
«Дом на проспекте Дзержинского снесли и ничего не дали»
Так дом выглядел до сноса

История минчанки, оставшейся без жилья.

Историю Евгении Колосовской tut.by рассказывал еще в 2017 году. Тогда компания «Белхантер» купила с аукциона участок напротив отеля «Ренессанс» под жилую застройку. В качестве обременения застройщик должен был снести нежилой дом по улице Розы Люксембург, 89А. Но неожиданно выяснилось, что там зарегистрированы Евгения с дочкой. Три года женщина боролась в судах за свои права и думала, что победила. «Прошло больше полугода, а Мингорисполком не спешит исполнять решение суда», — говорит Евгения и признается, что она в отчаянии. Ведь пока судились — дом снесли.

Журналисты разобрались в почти детективной истории и выяснили, как так вышло, что дом снесли, несмотря на прописанных там людей.

Дом под снос с сюрпризом

Пустырь между проспектом Дзержинского и улицей Розы Люксембург компания «Белхантер» купила в 2016 году под многоквартирную жилую застройку. В качестве обременения нужно было снести ветхий дом на Розы Люксембург, 89А и реализовать имущественные права собственников — выплатить компенсацию компании «Ливбел», у которой был там офис.

Но позже станет известно: в этом доме была еще и жилая часть, где в последнее время хоть и не проживали (условия были непригодные), но были зарегистрированы два человека — Евгения Колосовская и ее дочь. Дом застройщик все же снес, выплатив «Ливбелу» компенсацию за офис.

В последние годы Евгения вынуждена была уехать из дома, так как он стал непригодным для проживания.

Евгении Колосовской пришлось три года доказывать в судах, что в доме на Розы Люксембург, 89А действительно была жилая квартира и что их права с дочкой нарушены.

— В последнем суде удалось доказать, что документ, из-за которого наша часть дома считалась якобы нежилой, подложный. Из-за этого, к сожалению, мы не смогли когда-то приватизировать жилье, а перед сносом хотя бы получить арендное. Беда в том, что Мингорисполком, который суд обязал рассмотреть вопрос о реализации наших с дочкой прав, не спешит этого делать…

За «сеткой благополучия»

Кто часто ездит по проспекту Дзержинского, наверняка вспомнит этот дом на пустыре. Он и правда был ветхий, вид имел далеко не парадный. Возможно поэтому, накануне торжественного открытия гостиницы «Ренессанс», его фасад прикрыли сеткой, имитирующую кирпичную кладку и зелень вокруг.

Замотанный сеткой благополучия, дом частично функционировал: в квартире № 2 работал офис компании «Ливбел», вторая же часть дома — квартира № 1 — в последние годы пустовала. Именно в ней с 1962 года жила долгое время семья бывшего мужа Евгении Колосовской.

Дом был построен в 1917 году и кому тогда принадлежал доподлинно неизвестно. Однако установлено, что в 1945 году здание, состоящее из двух квартир, было передано на праве собственности БелНИИ эпидемиологии и микробиологии (впоследствии был переименован в УП «Диалек»).

— Квартира № 1, площадью 26 квадратных метров, была предоставлена прабабушке моего первого мужа в 1962 году. Удобств там не было: за водой ходили в колонку через дорогу, отапливались печью, — говорит Евгения Колосовская.

Соседняя квартира № 2, площадью 30 квадратных метров, также была жилая, пока в 1989 году там не случился пожар. Поскольку никто из сотрудников «Диалек» не хотел заселяться в поврежденное пожаром жилье, предприятие решает его продать и параллельно перевести в нежилой фонд.

Судом было установлено, что в апреле 1991 года комиссия осматривала только квартиру № 2, которую признала непригодной для проживания и рекомендовала перевести в нежилой фонд. В квартире № 1 спокойно продолжали жить люди.

Бесхозяйная квартира

История начинает лихо закручиваться, когда «Диалек» 22 апреля 1991 года продает нежилое помещение — квартиру № 2 площадью 30 квадратных метров — МП «Фламинго». А через четыре дня, 26 апреля, появляется некое решение Исполкома Минского городского Совета народных депутатов № 79 «О переводе жилого дома по ул. Розы Люксембург, 89а в нежилой фонд и передаче его на баланс НПКП «Фламинго». Проще говоря, «Фламинго» покупает часть дома, а решение на перевод в нежилой фонд уже транслируется на весь дом.

Дальше все еще больше запутывается: 19 февраля 1992 года Бюро по технической инвентаризации, куда обращается «Фламинго», вместо техпаспорта на помещение в 30 квадратных метров оформляет техпаспорт на все здание. И в 1995 году «Фламинго» продает СООО «Ливбел» уже не помещение в 30 «квадратов», а «одноэтажное деревянное нежилое

Несмотря на все это, в 1996 году в квартиру № 1 муж прописывает Евгению Колосовскую и их дочь — это фактическое подтверждение того, что часть дома оставалась жилой.

Судом также установлено, что УП «Диалек» признавал за Евгенией Колосовской и ее дочерью права пользования и владения квартиры № 1, выдавал истцам справки о месте жительства и составе семьи, указывая в них, что истцы постоянно там проживают. Также «Диалек» выдавал Колосовской направление для постановки на учет нуждающихся в администрацию Московского района; начислял и брал квартплату.

И в то же время квартира была безхозяйной. «Диалек» спохватился только в декабре 2000 года, когда написал заявление в КУП «Бюро по регистрации и технической инвентаризации недвижимости Минска» и указал на ошибку — «Ливбелу» принадлежит только часть дома, а не весь, — однако прав своих не отстаивал. В 2006 году Минское городское агентство по государственной регистрации и земельному кадастру устранило ошибку и предложило «Диалеку» зарегистрировать права на помещение (жилую квартиру № 1). Однако предприятие этого не сделало.

В 2009 году УП «Диалек», находясь в убыточном состоянии, передается как имущественный комплекс в СОАО «Ферейн». И тут выясняется, что на часть дома, которая принадлежит «Диалеку», нет технического паспорта и акта на землю (документы есть только у СООО «Ливбел» на его часть дома — 30 квадратных метров). В акте приема-передачи написано, что «Диалек» должен был в установленном законом порядке зарегистрировать свои права на часть дома и участка. Однако, как писали выше, «Диалек» все оставляет как есть.

— К сожалению, законодательно понудить собственника зарегистрировать его права невозможно, — говорит Евгения Колосовская. — В 2006 году Мингорисполком, когда появились предпосылки изъять земельный участок и снести дом, писал администрации Московского района, чтобы та обязала УП «Диалек» зарегистрировать свое право на часть дома — квартиру, где мы зарегистрированы. Потому что на предприятии фактически лежала обязанность расселить жильцов этой квартиры.

«Диалек» пошел другим путем: в 2015 году снял «жилую» часть дома со своего баланса, мотивируя это тем, что на нее «отсутствуют права собственности». Однако суд Московского района в августе 2018 года установил: отсутствие на дом правоустанавливающих документов не являются основанием для списания. Проще говоря, «Диалек» списал жилую часть дома незаконно.

— Тогда выход был: администрация Московского района после всех поручений Мингорисполкома, которые не исполнялись «Диалеком», могла через суд признать это имущество бесхозяйственным и перевести его в коммунальную собственность государства. Если бы это было сделано, то застройщик обязан был бы предоставить администрации другое жилое помещение, куда бы нас переселили. А так нам говорят: раз дом не коммунальная собственность — мы ничего не должны, должен «Диалек». А «Диалек» в свою очередь говорит: «Это дом не наш, документов нет, прав собственности нет — мы тоже ничего не должны».

Хитрое решение под номером 79: и должность дали, и дом перевели в нежилой?

Пока рассматривалось дело в суде, дом уже снесли.

— Я и моя дочь до сих пор зарегистрированы в квартире № 1, хотя дома уже и нет, — говорит Евгения. — И все из-за решения под номером № 79, якобы принятого в 1991 году. Именно из-за него мы потеряли много времени в судах, пока не доказали — этот документ, по которому в 1991 году якобы весь дом был переведен в нежилой фонд, подложный.

Действительно, суд Московского района в августе 2018 года установил, что оригинала решения Мингорсовета народных депутатов от 26 апреля 1991 года № 79 «О переводе жилого дома по улице Розы Люксембург 89а в нежилой фонд и передачи его на баланс НПКП «Фламинго» не существует. Было установлено, что на этом решении нет подписей, печать не читаемая. Оригинала же документа нет ни в архиве, ни в журнале регистрации.

— Также выяснилось, что за № 79 проходило другое решение, оформленное уже по всем правилам: о назначении человека на новую должность, — рассказала Евгения Колосовская.

Поскольку решения о переводе дома в нежилой фонд не было, суд пришел к выводу, что истцы не утратили право владения и пользования квартирой № 1 и их права в связи с изъятием земельного участка подлежат реализации.

— Фактически это касается «Диалека», на балансе которого осталась квартира № 1. Мы в ней хоть и прописаны, но в собственность оформить так и не смогли из-за того самого решения о якобы переводе дома в нежилой фонд. Все, на что можем рассчитывать — это арендное жилье. И мы с дочкой были бы рады, но и тут есть проблема: «Диалек» списал квартиру с баланса, а Мингорисполком вот уже полгода отказывается исполнять решение суда Московского района (от 28 августа 2018 года. — Прим.) — обязанность рассмотреть вопрос о реализации наших с дочкой прав. Получается, что суд мы выиграли, а толку?