16 июня 2019, воскресенье, 0:45
Мы в одной лодке
Рубрики

Как белорус Шиманович ворвался в элиту плавания брассом

6
Фото: Белорусская федерация плавания

У Беларуси появился элитный брассист.

В декабре на одной из дистанций на «короткой воде» Илья Шиманович показал пятое время в истории плавания, причем сделал это на чемпионате мира. Этой весной Илья продолжает жечь на «длинной воде», равняясь на лидера мирового брасса. В интервью tut.by Шиманович рассказал о секрете фантастического прогресса, обидном пролете мимо Олимпиады-2016 и любви к животным — домашним и диким.

«Пришлось принять, что придется плавать брассом всегда»

На прошлогоднем чемпионате мира на короткой воде (то есть в 25-метровом бассейне), состоявшемся в китайском Ханчжоу, Илья Шиманович на дистанции 100 м брассом показал второе время в финале — 56.10 сек (+0.09 ко времени победителя), и это пятый результат в истории мирового плавания. Первенствовал на соревнованиях южноафриканец Камерон Ван дер Бург. Камерон уступил мировому рекорду, установленному им же в 2009 году, не так уж много — 0.4 секунды.

Получается, что в Ханчжоу Ван дер Бург впервые за десять лет мчал к финишу столь резво. Шиманович плыл быстрее, чем Ван дер Бург в 2010 и 2016 годах, когда южноафриканец также становился чемпионом мира, и в итоге оказался на расстоянии 0.49 сек. от лучшего времени в истории.

На старте сезона 2019 года Илья поддерживает высокий уровень. На длинной воде (то есть в 50-метровом бассейне) он «дышит в спину» чемпиону Олимпийских игр 2016 года в брассе на 100 м британцу Адаму Пити. Для справки: у десятки лучших результатов в истории на длинной воде в брассе на 50 и 100 м один автор — тот самый Пити.

Европейский рейтинг

50 м брассом

1. Адам Пити — 26.49 сек. (17 апреля, Глазго)

2. Илья Шиманович — 26.55 сек. (19 апреля, Брест)

100 м брассом

1. Адам Пити — 57.87 сек. (16 апреля, Глазго)

2. Илья Шиманович — 58.29 сек. (24 марта, Марсель)

— Раньше считал, что плыть так быстро — что-то нереальное, а Адам Пити — это инопланетянин, — говорит Илья. — Сейчас признаю, что ошибался. Работа по корректировке техники (я поменял угол подтягивания ног и сделал бросок спиной мощным), а также — по анализу техники Пити приносит плоды. Есть еще что поправлять, и я чувствую, что способен закрепиться в топе. К этому все идет.

Фото: Reuters

Отсчет гиперроста результатов Шимановича стоит вести с 2015 года, когда его не взяли на заграничные сборы национальной команды. Личный тренер Ильи Елена Малюско (кстати, первый тренер пловца) предложила подопечному в домашних условиях поставить технику брасса. С таким предложением она подходила к Илье и раньше, а в ответ слышал: «Не-не-не, я так плавать не буду».

— Не хватало силы для брасса, мне было некомфортно плавать этой техникой, — поясняет Шиманович. — А в тот раз согласился. Ну а что? Терять было нечего. В ходе трехнедельного цикла мы закрепили навыки плавания брассом. Уже на первых соревнованиях зафиксировали запредельный скачок, и пришлось принять, что придется так плавать всегда. К настоящему моменту удалось двинуть вперед скоростные характеристики и поднять выносливость.

— Как?!

— В течение периода подготовки в два-три месяца ты получаешь плюс-минус одни и те же задания. Стараешься прибавить от блока к блоку за счет трудолюбия. Где-то приходилось потерпеть при выходе на новые скорости в воде, где-то заставить себя…

Все ради того, чтобы задействовать те мышцы, которые раньше не были включены в работу. Затем нужно привыкнуть к новым скоростям, они становятся привычным делом. Параллельно в тренажерном зале велась закачка мышц, чтобы прибавить везде по чуть-чуть: в силе, скорости и выносливости.

Дома ты привык выигрывать — хорошо, но важно также не паниковать в компании лидеров твоего вида спорта. Борьба в конкурентной среде, разумеется, добавляет уверенности. Так вот, в прошлом сезоне мы проехали все этапы Кубка мира. В сезоне за год до этого также была частая простартовка.

Согласен, важно показывать лучшее время не на этапах Кубка мира, а на чемпионатах мира и Европы. И, знаете, я не выхолащиваюсь на турнирах, а через соревновательную практику тренируюсь. На всех проверочных стартах нахожусь под нагрузкой. Нет такого, чтобы я нацеливался показать в этот период свое лучшее время, а если получалось, то дело было в настрое, и только. На любой старт настраиваюсь так, чтобы выложиться по максимуму.

— Призовые на коммерческих стартах, где, в отличие от чемпионата мира, не собираются все сильнейшие пловцы, являются стимулом, чтобы показывать лучшее время?

— Выступая на этапах Кубка мира, ты не думаешь о призовых, о том, как бы подзаработать. Я работаю на результат, а призовые — это потом: да, приятная новость.

«Начиная с 2016 года ни разу не „подтянулся за дорожку“ — заставляю себя терпеть»

На самом деле в Ханчжоу Илья Шиманович взял две серебряные награды: на дистанции 50 и 100 м брассом. Просто время белоруса на 50 м — 25,77 сек., впечатляет чуть меньше в масштабах истории мирового плавания.

— Медали — дополнительный стимул не останавливаться на достигнутом, — полагает Илья. — Чемпионат мира на короткой воде показал, что я могу быть в тройке призеров и что мои соперники — обычные люди, с которыми нужно бороться и которых нужно обгонять. Понятно, что теперь мы станем выстраивать подготовку с прицелом на Олимпиаду 2020 года в Токио. Буду не против, если к этому времени случится еще один скачок результатов, но в принципе главная задача — удержать скорость.

Результаты в брассе на 100 м в Рио-2016

1. Адам Пити — 57.13 сек.

Илья Шиманович на соревнованиях в Марселе в 2019 году — 58.29 сек.

2. Камерон Ван дер Бург — 58.69 сек.

3. Коди Миллер — 58.87 сек.

Лицензию для участия в токийской Олимпиаде на дистанции 100 м брассом Шиманович завоевал в начале 2019 года, преодолев установленный Международной федерацией плавания квалификационный порог по два раза на двух стартах — во французском Марселе и нашем Бресте. Нужно было выплыть из 59.93 сек. Илья превзошел это время в Марселе на 1.64 сек., что соответствует второму результату на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Туда Шимановича не взяли.

Фото: Белорусская федерация плавания

— Я отправился в отпуск в Одессу, — вспоминает брассист. — Это был быстрый вариант, куда уехать, — не заморачивался. Хорошо провел время. В то же время был по-спортивному зол: «Какого хрена я не поехал в Рио?!»

Суть в том, что в сборной имелась договоренность с тренером. Прежде чем ее достигнуть, я просил его разгрузить меня и дать возможность отобраться на игры по норме А. Он сказал: «Нет. У нас ведется подготовка к Олимпиаде. Тебе совсем немного не хватает. Тебя пригласят [на Олимпиаду] по норме B — сто процентов». — «Хорошо, я соглашаюсь с вами, но это на вашей совести». — «Да, хорошо». Разговор прозвучал при всей команде. Далее я выполнял программу тренера, а приглашение на меня, нет, не пришло… Никто никуда меня не позвал. Неприятная ситуация.

Пережив такое и добыв лицензию сейчас, я, несомненно, рад. Лицензия для меня — награда за тяжелый труд. Начиная с 2016 года ни разу не «подтянулся за дорожку» при плавании на спине, то есть не поддался искушению и не филонил, что хочется иногда сделать в тренировочном режиме. Ребята из сборной не верят. Говорят, что такого быть не может. Что ж, я заставляю себя терпеть! До Токио-2020 теперь нужно только дожить, дотренироваться, чтобы все прошло нормально, без инцидентов.

Фото: Белорусская федерация плавания

Напарник Шимановича по сборной Павел Санкович называет брасс чуть ли не другим видом спорта — не плаванием. Илья не согласен:

— Бывает слышу фразочки типа «курица — не птица, а брассист — не пловец». Так могут сказать люди, которые не плавают брассом. Понятно, что брасс и дельфин — сложнокоординационные дисциплины и что не все могут освоить технику брасса, а в остальном — не знаю, что может смущать. С приходом Адама Пити в наш вид спорта, как мне кажется, брасс добавил в зрелищности.

После выполнения олимпийского норматива на 100 м брассом Илья нацеливается отобраться на Игры-2020 на дистанции 200 м брассом. Недавно для этого ему не хватило 0,6 сек.

— Вместе с тем готовлюсь к июльскому чемпионату мира на длинной воде, где, конечно, у меня больше шансов в спринте — на 50 и 100 м, — добавляет Шиманович.

«Заводить животных сам пока не могу. Нет времени, увы»

В соцсетях Ильи Шимановича есть снимки, на которых пловец поладил с молодым львом и договорился о селфи с гепардом.

— Это было в Южной Африке, там у нас проходили сборы в 2016 году, — рассказывает Илья. — Мы поехали на сафари в парк, где часть животных находится в клетке, с другими можно контактировать, а это и львы, и гепарды, и гиены. Страшно не было, ведь рядом находились специалисты. Рекомендации такие: не поворачиваться к животным спиной, держать их в поле зрения, не приседать. Стараешься следовать советам, но, сами понимаете, на эмоциях или когда хочешь сделать фото, забываешь обо всем... Все-таки такой контактный зоопарк не сравнится с нашими, где собраны безобидные зверушки.

Фото со страницы Ильи Шимановича во «ВКонтакте»

Шиманович любит животных. Последний опыт — содержание двух шиншилл. Их пришлось продать. До переезда из родительского дома на съемную квартиру Илья редко бывал дома, а напрягать родителей не хотел.

— Я такой человек, которому надо, чтобы в доме была какая-то живность, — признается он. — Детство прошло с двумя парами попугаев, морскими свинками и хомяками, двумя аквариумами. Раньше была собака. Сейчас у родителей двухлетний кот — сфинкс, и трехлетняя собака — такса. Заводить животных сам пока не могу. Нет времени, увы.

Фото со страницы Ильи Шимановича во «ВКонтакте»

Несмотря на занятость, Илья с ходу согласился на поездку-знакомство с обитателями центра помощи и реабилитации диких животных «Сирин». Он находится в 30 километрах от Минска. Здесь Илья повстречал енотов-москвичей, лису Пудру родом из зоофермы, молочных лисят, аиста-дармоеда, довольного кормежкой в «Сирине» и потому корчащего из себя больного, по-настоящему раненного ворона, несколько сов и краснокнижного чеглока из семейства соколиных.

— Нафаня рос в домашних условиях, а потом его оставили в «переноске» под дверями собачьего приюта в Москве, — пересказывает историю одного из енотов Ирина Трояновская, основательница «Сирина». — Затем в приют позвонили, поставили перед фактом: «У вас там енот сидит». Месяц Нафаня пробыл в приюте на карантине, потом приехал к нам, так как нигде больше в Москве места для него не нашлось. Мы же строили новые вольеры. Сейчас бы его не взяли, а тогда получилось. У нас Нафаня тоже провел один месяц на карантине. Вылезал из всех клеток, хотя мы вешали на двери замки. Как он это делал, ума не приложу. Разносил все в квартире!

В «Сирине» есть еще два енота, Нафаню они не приняли. Тот первым проявлял агрессию, так как за свою жизнь никогда не видел сородичей. Мы не отпустим их в природу, так как в нашем климате еноты не живут. Передавать в Краснодар? Такого опыта с енотами нет. Тем не менее предпримем попытки «подружить» Нафаню с Пончей и Сережей. Но не сейчас, так как у них период размножения.

— Понча и Сережа пробуют вывести потомство?

— Да. Если верить опыту зарубежных специалистов, то у этой пары ничего не получится. Почему? Не знаю. Говорят, что самцы полигамны. У них должно быть три самки, и тогда что-то будет. Посмотрим, правда ли это.

Быстрая дружба Нафани с Ильей выражалась в покусывании рук и попытке снять с пловца белые кроссовки.

— Долго не сдает позиции, — удивился Илья, держа ногу и енота на весу.

— Захват ноги — любимый трюк Нафани, — констатировала Ира. — Дай тебе помогу! Все, выходи [из вольера].

— Жив? — спрашиваем Шимановича.

— Да, нормально!

Фото: tut.by

Забавно то, что дом Пончи и Сережи укрывает от дождя растяжка с рекламой футбольной сборной Беларуси. На ней изображены Александр Глеб, Виталий Родионов, Игорь Стасевич, Станислав Драгун, Денис Поляков, Максим Володько и Николай Сигневич. Растяжка — не подарок футболистов приюту, а приобретенная на вторичном рынке вещь.

В «Сирине» не просто содержат попавших в беду диких животных. После лечения, если таковое требуется, их готовят к возвращению в природу. Примеров, когда все получалось, хватает. Пара лебедей после купания в пруду улетела. 14 апреля свои апартаменты покинула ястреб-осоед Гречка.

— Я не донесла ее до вольера, — смеется Ира. — Теперь она свободна и тем не менее прилетает к нам каждое воскресенье. Кружит, кружит. Возвращаться домой не хочет.

Фото: tut.by

Рядом с приютом Ира частенько видит другого недавнего постояльца — ворона-фокусника Геру из Москвы, который умел играть в наперстки и садиться на руку. Из «Сирина» он улетел вслед за самочкой на вольных хлебах.

— Мы не планировали его выпускать, он сам решил уйти. Это любовь, — уверена Ира. — Они постоянно летают парой. И коль Гера пережил зиму, значит, она помогла ему научиться охотиться и добывать еду.

Илья Шиманович и Гера. Было бы здорово поместить их в один кадр. Оба они нашли лучшее решение для своего развития и добились невероятного прогресса: Илья как брассист, Гера — в жизни «куда хочу — туда лечу».