17 сентября 2019, вторник, 23:04
Мы в одной лодке
Рубрики

Конец путины

7
Конец путины
Фото:RFL/RL

Рыбаки в дельте Волги накануне приезда Медведева.

Путина в дельте Волги длится с марта по май и с сентября по ноябрь. Вылов осетровых запрещён с начала 2000-х, но остались сазан, щука, сом. Впрочем, и их улов не радует: если в советские времена каждый рыбак ежедневно привозил до двух тонн рыбы, то сегодня 3–4 центнера считаются большой удачей, передает «Радио Свобода».

Рыбаки жалуются, что воды в реке мало: ждёшь паводка каждый год, а вода с каскада ГЭС и водохранилищ поступает слишком поздно, рыба не успевает нереститься, а если и успевает, то икра из-за слишком раннего спада воды часто остаётся на траве – откуда взяться молодняку?

Выживающие из последних сил колхозы, свирепые пограничники, штрафующие старушек за браконьерство, маленькие квоты, а тут ещё и правительственная дача под боком: за три дня до окончания путины на неё прибывает некто (по слухам, Дмитрий Медведев), и рыбакам велено освободить реку пораньше. "У нас по-рыбацки день год кормит", – вздыхают рыбаки, подсчитывая убытки от "премьерского" уик-энда, и идут на старом баркасе в разливы – поднимать последние сети да собирать брандвахты, на которых живут во время лова.

Фильм Сергея Хазова-Кассиа, Андрея Костянова и Петра Соловьева.

Монологи рыбаков

– Всё, сезон заканчивается. Сейчас сом – всю путину ждали, – появляться только начал. А завтра приезжает Медведев, – четыре дня не работаем, через пять дней конец путины. Через три дня пойдём вытаскиваться, а за эти три дня я мог... У нас день год кормит.

– У него база там построена стеклянная, как наше село. Охрана с оружием. Что уж там такого запретного, с оружием охранять от людей? Не знаю. Ладно уж когда он приезжает – охранять, а когда его нет?

Фото:RFL/RL

– Всё позакрыли. Там туризм – нельзя, там гнездится птица, какие-то зоны покоя понаделали, здесь мелко. На канал выезжаешь, километр проехал, где поглубже – пограничная зона, нельзя. А где ловить? В болоте?

– Да в этом году фигня вообще. За весь сезон мы тысяч по 70 заработали. С марта я вышел на рыбалку, – аппендицит у меня в море. Месяц сидел дома. Вот только выставились в апреле, апрель-май отработали. Сейчас опять только щука появилась – Медведев приезжает.

Фото:RFL/RL

– Полный нос документов только возим с собой. Два судовых журнала, до фига писанины. Вечером сидишь по часу, по два, как уроки делаешь в школе. Ещё квоты маленькие. На сазана дали квоту – там, например, сто килограмм. Ну что эти сто килограмм для меня? Я её за раз... И мне можно сворачиваться и домой ехать, я своё отловил.

– Пограничники все сёла зажали. Зацепили – протокол, утаскивают, всё. Карасей зимой люди не могут выйти половить. Вон, бабушка тут в этом году поймала два ведра воблы. Превысила, там 8 кг, а пять же положено. Ей 70 лет, она удит, ну что же? Написали [штраф].

Фото:RFL/RL

– А как можно прожить на пенсию 7000 рублей? Коммуналку заплати, за воду, извините, заплати. И что тебе остаётся? Ничего, копейки лишние. Выживаем. Не живём, а выживаем. Вообще нет работы. Вот, рыбаки – и всё. Негде молодёжи работать... Колхоз был миллионер. У нас столько скотины было. Табун лошадей был. Растениеводство. Очень хороший, богатый колхоз был. А сейчас и землю продали. Может, и нас уже продали, кто его знает.

– Уууу, и штрафуют, и условный [срок дают]. У меня два сына: одни условные кончаются, другие начинаются. За рыбалку. И лодки отбирают, и штрафы огромные, чуть не до миллиона штрафы бывают. Ещё и условный, ездят, отмечаются.

Фото:RFL/RL

– Если раньше рыбодобывающая отрасль в Астрахани была градообразующей, то теперь её доля в бюджете минимальна. Из-за отсутствия рыбы, всего остального и того, что предприятия все развалились. Сейчас нефте- и газодоллары у нас присутствуют в приоритете.

– Я помню времена, когда один рыбак в день привозил до двух тонн рыбы. В день. Один рыбак. А сейчас – 2–4 центнера, и то хорошо. Мы живём как на пороховой бочке. Сегодня есть, завтра нет. Будет рыбалка, не будет рыбалки.

Фото:RFL/RL

– При Советском Союзе проблем с водой не было. И рыбы в связи с этим тоже было много. Раньше за каждым рыбодобывающим предприятием были закреплены определённое количество тоневых участков. На этих тоневых участках колхозы добывали рыбу. После введения аукционов на тоневые участки этот исторический принцип был нарушен. Когда они содержались на постоянной основе, предприятия приводили их в порядок регулярно: зачищали берега, выкашивали водную растительность. А сейчас никто не занимается этими тоневыми участками, так как следующий конкурс – неизвестно, будет у меня этот тоневой участок или нет. А делать его для чужого дяди, извините...

Фото:RFL/RL

– Мы бы пересажали всех фээсбэшников, если б президент был мент бывший. А представляете, если б президент был рыбаком – всех бы посадили: и ментов, и пограничников, а рыбаки бы процветали.

Фото:RFL/RL