22 октября 2019, вторник, 0:25
Мы в одной лодке
Рубрики

«Мальчик выставил ногу, я перешагнула — и полетел стаканчик»

197
«Мальчик выставил ногу, я перешагнула — и полетел стаканчик»
Фото: tut.by

Уволенный гомельская учительница рассказала о том, что произошло.

Инцидент в гомельской школе № 15, когда во время уроков учитель выругалась матом на ученика четвертого класса, держа в руках над ним парту, до сих пор активно обсуждают белорусы. Нет единого мнения о том, кто в ситуации виноват больше — сорвавшийся учитель или якобы спровоцировавший его ученик, как и нет пока ответа на вопрос, что же делать, чтобы подобное в белорусских школах не повторялось. Спустя несколько дней после конфликта, когда эмоции немного улеглись,tut.by еще раз выслушал обе стороны. Отец школьника ограничился лишь коротким комментарием по телефону, уволенный учитель пригласила журналистов в дом.

Людмила Ивановна встречает журналистов у порога. «Не могу спать. И не потому, что меня уволили. Стыдно и обидно». У крыльца и в прихожей — горы учебников, папок, раздаточного материала… «Это за все мои годы работы собралось. Вот эти карточки-задачи я делала сама, а эти — покупала. Не знаю, куда теперь все. Сами видите, места нет, но и выбросить не могу», — учитель начинает плакать.

Школа № 15 Гомеля — первое и последнее рабочее место Людмилы Ивановны. Пришла она сюда с момента открытия, то есть в 1981 году. Отбыла практику — и осталась аж до 13 сентября этого года. До того самого дня, когда родители 4-го «В» отправили местному порталу «Сильные новости» скандальное видео с ее участием. Уже через час после появления ролика в Сети в школе было все руководство сферы образования города и области. Педагога тут же уволили и провели экстренное собрание с участием родителей учеников того самого класса, в котором произошло ЧП.

Видео начинается с момента, когда учитель уже орет на ученика. Что произошло до того, оставалось только догадываться: предположений было много, но ни родители, ни сама Людмила Ивановна еще в пятницу не говорила о том, что же произошло. Потому что, считает она, ее срыв нельзя оправдать.

А сегодня рассказывает:

— Не совсем все было так, как это на видео. Не на ровном месте началось. Мальчики эти будоражили весь класс выкриками, бросанием вещей. Одному я сказала стать возле себя и пошла в конец класса за конторкой. Взяла ее, иду и вижу, как мальчик выставил вперед в проходе ногу — не знаю, специально или нет, я перешагнула, — а вслед мне полетел стаканчик с бумажкой. И сразу смех у них этот, слова все эти — я и развернулась, и сорвалась, — вздыхает учитель.

— Вы сообщили о ЧП администрации школы?

— Нет.

— Почему?

— Как бы вам объяснить… Я не поняла со своей стороны, что сказанные мною слова — это угроза. Это был некрасивый эмоциональный срыв. И ребенок не почувствовал угрозы — он не испугался, вообще не отреагировал, он смеялся, я это видела. Поэтому и не сказала.

За годы работы, рассказывает педагог, случалось разное — и не обо всем учитель, говорит теперь, докладывала руководству. Как-то в коридоре школы ученик сбил ее с ног. Людмила Ивановна вспоминает, что упала, было больно — но извинений за тот инцидент она не услышала ни от школьника, ни от его родителей. Ей еще было очень обидно, что никто тогда так и не вступился за педагога, — и она просто постаралась этот случай забыть.

А сейчас вспомнила. И эмоционально вдруг стала говорить:

— Знаете, ответственность за происходящее в школах должны нести не только педагоги, но и ученики, если виноваты. У нас действительно очень много хороших учеников, но все, что я сейчас помню, все, что у меня стоит перед глазами, — плачущий директор моей школы, извиняющийся за меня перед отцом мальчика. Понимаете, ребенок придет в школу победителем с высоко поднятой головой. И станет примером для других таких же детей — не уважающих взрослого, не уважающих учителя, срывающих уроки. А они у нас есть — и не в одном классе. И в других школах тоже. И будут дальше плачущие директора извиняться перед их родителями.

…Разговор прерывает звонок в дверь — пришли родители «ее» второклассников.

— Мы поддержать, — просто говорят мамы с конфетами.

Хозяйка бежит ставить чайник.

— У меня старший ребенок учился у Людмилы Ивановны, и когда младший по прописке не попадал, мы на крылечке два дня дежурили, чтобы попасть в эту школу на свободные места именно из-за этого учителя, а теперь остались без нее, — говорит одна мама.

— Да, она строгая, но ведь и результат какой! У наших детей намного выше уровень знаний, чем у других, и все это благодаря Людмиле Ивановне, — подхватывает другая.

— А если бы на месте этого мальчика из 4-го «В» оказался ваш ребенок — вы бы так же были на стороне учителя?

— Если бы мой ребенок так сделал… Так, как говорит учитель… Я бы точно не была на его стороне. Так нельзя.

— На видео ведь слышно, как он ведет себя — и это непозволительно, — уверена мама.

Снова звонок в дверь. На пороге дома уволенного учителя появляются директор школы Марина Черненко и начальник районного отдела образования Елена Копа. Журналистам они явно не рады, просят «не муссировать тему».

Людмила Ивановна приглашает и родителей, и начальство пить чай, раз уж все пришли. Но чай никто не пьет — не до него. Снова и снова возвращаются к обсуждению инцидента, из-за которого мы все здесь собрались.

Позиция руководства не изменилась: учитель совершил непозволительный проступок. Можно ли было этого избежать? Начальники говорят — можно. Есть алгоритм, и все учителя о нем знают.

— Если в классе возникает подобная ситуация, ученик срывает урок, учитель должен вызвать либо дежурного администратора, либо завуча, либо директора — и передать ему ученика. Затем учитель обязан сделать звонок родителям и пригласить их в школу. Если в дальнейшем ситуация повторяется, то школа имеет право рассмотреть поведение ученика на совете профилактики. Этих мер, как правило, хватает, чтобы поведение ученика изменилось, — рассказывает Елена Копа.

Знала об алгоритме, конечно, и педагог с 37-летним стажем Людмила Ивановна, но решила, что справится сама.

Не справилась.

«Подобное вполне могло повториться снова»

Роман, отец того самого мальчика из 4 «Д», тоже, говорит, очень переживает — за сына. Мужчина говорит, что до сих пор не может прийти в себя, все думает: как теперь к ребенку отнесутся в школе?

Учителя ему не жаль, по словам папы, «увольнение — это самое мягкое наказание, которое она бы могла понести за свой поступок».

— Вот вы идете по улице, вас встретил мужчина и угрожает, что убьет. Вы как к этому отнесетесь? Вы бы обратились в органы по факту угрозы? Ведь была же угроза. Я не хотел выносить сор из избы. Но почему учитель не связалась с нами после случившегося, почему я узнал об этом из видео от посторонних людей? — Роман говорит, что видео за пределы класса, на всеобщее обозрение не выносил. — Но если бы ситуацию не предали огласке, то подобное вполне могло, я считаю, повториться снова. И в следующий раз, когда преподаватель поведет себя так же, дети сочтут это за норму. Но ведь это же не норма!