25 мая 2020, понедельник, 1:46
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Экс-полицейский заявил, что подкинул наркотики российскому журналисту Голунову по указанию начальства

7
Экс-полицейский заявил, что подкинул наркотики российскому журналисту Голунову по указанию начальства
Голунова обвиняли в покушении на сбыт наркотиков
Фото: EPA

Денис Коновалов признал свою вину.

Бывший российский полицейский Денис Коновалов, обвиняемый по делу о фальсификации доказательств против журналиста Ивана Голунова, признал свою вину. Об этом российскому агентству "Интерфакс" 19 февраля сказал адвокат Алексей Коврижкин, пишет gordonua.com.

Коновалов во время очной ставки на прошлой неделе дал показания против своего бывшего начальника Игоря Ляховца, сказал Коврижкин. Экс-полицейский заявил, что Ляховец дал ему указание подкинуть Голунову наркотики.

По словам адвоката, бывший начальник Коновалова не признает вину и отвергает обвинения.

Напомним, Голунова задержали 6 июня 2019 года, его обвинили в покушении на сбыт наркотиков. Голунов заявил, что преследование связано с его профессиональной деятельностью.

11 июня уголовное дело против Голунова прекратили в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления.

13 июня 2019 года президент РФ Путин уволил двух генералов МВД, связанных с делом Голунова.

Журналист в декабре подал заявление в ФСБ с просьбой о регистрации сообщения о преступлении, касающегося применении к нему насилия и подкидывания наркотических средств сотрудниками отдела полиции по Западному административному округу Москвы. В заявлении Голунов указал, что его били сотрудники полиции.

30 января 2020 года Басманный суд Москвы арестовал пятерых бывших полицейских по делу Голунова, в том числе Коновалова и Ляховца. Бывшим правоохранителям предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий с применением насилия, спецсредств и причинением тяжких последствий, а также в фальсификации доказательств и незаконном обороте наркотиков в крупном размере.

Четверо арестованных не признали своей вины, один признал частично – в части применения силы к журналисту.