11 августа 2020, вторник, 21:54
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

«Вставай, кто рабства не хочет!»

1
«Вставай, кто рабства не хочет!»
Протестующие в Гон Конге, 1 июля 2020 года.
Фото: Vincent Yu / AP

В Гонконге введен режим госбезопасности.

На одном из мостов в фешенебельном центре Гонконга сейчас красуется кем-то нанесенная краской из баллончика поэтическая строчка-граффити, которую можно перевести примерно так: «Вставай, кто рабства больше не хочет!» Сразу нужно пояснить: так начинается официальный гимн КНР, и в подобной несанкционированной надписи вроде нет ничего фрондерского. Но в нынешнем Гонконге даже эта строка звучит по-бунтарски и начертана она, конечно, теми, кто призывает не склоняться под тотальным нажимом Пекина, пишет «Новая газета».

Бывшая британская колония сейчас затихла и пока явно пытается осмыслить события конца июня — начала июля, когда власти КНР ввели в действие беспрецедентный по жесткости закон об обеспечении национальной безопасности в Гонконге. Он предусматривает наказание вплоть до пожизненного заключения за подрывную деятельность, терроризм, сепаратизм и сговор с иностранными державами. Такие обвинения можно предъявить очень многим участникам выступлений в поддержку свобод автономного анклава, которые в прошлом году собирали временами более миллиона человек за раз. На черных знаменах манифестантов были написаны лозунги: «Требуем независимости!», «Революция — сейчас!», «Вернем себе Гонконг!» Участники демонстраций к тому же частенько размахивали флагами времен британского колониального господства, а кто-то — и звездно-полосатыми американскими. Нередки были и плакаты с просьбой к США ввести войска. Чем не подрывная деятельность, сепаратизм и сговор с иностранными силами?

Спецслужбисты из КНР

Да и пункты о терроризме из нового закона тоже легко задействовать: радикальные демонстранты где-то со второй половины прошлого года регулярно швыряли бутылки с «коктейлем Молотова», поджигали на улицах мусор, строили баррикады, забрасывали камнями полицейские участки, блокировали линии метро и били витрины представительств компаний, которые, как казалось протестующим, чрезмерно благосклонны к пекинским коммунистам.

Людей тогда вывели на улицу попытки принять местный закон, разрешавший депортацию на основную территорию Китая тех, кого власти КНР объявили в розыск. Под влиянием невероятных по масштабу протестов документ в прошлом году отозвали, Пекин и его сторонники в Гонконге, казалось, потерпели унизительное поражение, но сейчас они взяли реванш — и с лихвой.

По новому закону арестованных по делам о госбезопасности отныне разрешено вывозить на основную территорию Китая, где ими займутся следственные органы и суд КНР. Пекин действует стремительно: уже 3 июля было объявлено о формировании в Гонконге Комитета по национальной (государственной) безопасности, напрямую подчиненного центральному правительству Китая. По долгу службы его номинально возглавила глава администрации анклава Кэрри Лам, чьей отставки сотни тысяч демонстрантов требовали весь прошлый год. Но де-факто руководителем структуры, как полагают, будет стоявший ранее в тени главный представитель Пекина в Гонконге, назначенный правительством КНР на должность советника комитета.

3 июля в Гонконге было также создано Управление национальной (государственной) безопасности. Напомним, что по соглашению между Лондоном и Пекином об условиях передачи анклава деятельность там китайских спецслужб не допускалась: в автономном районе была разрешена только местная полиция. Отныне с такими вольностями покончено: Управление государственной безопасности сформировано из командированных с основной территории КНР офицеров спецслужб. Официально сообщено, что ни они сами, ни их транспортные средства не подпадают под юрисдикцию властей и полиции Гонконга, их нельзя остановить или обыскать. При этом все службы анклава обязаны беспрекословно исполнять указания командированных из КНР сотрудников под угрозой серьезного наказания.

Что будет с британской судебной системой?

В полиции Гонконга сформирован особый отдел национальной безопасности. Судя по всему, это будет пехота, которая станет исполнять команды спецслужбистов с материка. Кстати, новый закон допускает ввод в анклав с материка китайской вооруженной полиции — хорошо обученного аналога внутренних войск.

И, наконец, в Гонконге объявлено о назначении шести специальных судей, которые будут вести дела о государственной безопасности. Первое дело уже есть: это арестованный на днях демонстрант, которого обвиняют в сепаратизме (нес флаг с надписью «Независимость Гонконгу!») и терроризме — он въехал в полицейских на мотоцикле.

Иными словами, свободы Гонконга — по крайней мере, в полицейской сфере — ликвидированы, хотя по договоренности Пекина и Лондона о передаче бывшей колонии они должны были в неприкосновенности сохраняться до 2047 года.

Назначение специальных судей для рассмотрения дел по вопросам госбезопасности весьма многозначительно. Дело в том, что сохранение в Гонконге независимой судебной системы по британскому образцу было важнейшей привлекательной чертой для зарубежных предпринимателей и специалистов.

В Гонконге работает немало судей, не имеющих гражданства КНР, — из Великобритании, Канады, бывших колоний Лондона. Они заседают там даже в суде высшей инстанции. Теперь же британская юридическая система будет сосуществовать в Гонконге с судебным законодательством КНР.

Кстати, новый закон о безопасности официально распространен и на иностранцев. По подозрению в подрывной деятельности и сговоре с зарубежными силами их отныне тоже можно арестовать и вывезти на суд в КНР. Ну, скажем, за участие в акциях в поддержку буддистов Тибета или мусульман Синьцзяна, даже если они проходили в Нью-Йорке или в Лондоне.

Как сообщает японская печать, это вызвало волну беспокойства среди обширной иностранной общины Гонконга, где действуют отделения многих зарубежных фирм. Их представители уже начали консультации с местными и китайскими властями, требуя разъяснений и гарантий.

Бегство из Гонконга?

Пекин явно хотел бы сохранить функции Гонконга как одного из ведущих финансовых центров планеты. Он необходим КНР для привлечения иностранных капиталов, поскольку крупнейший фондовый рынок на основной территории Китая, в Шанхае, выполнить эту роль не в состоянии. Но многие бизнесмены настроены пессимистически: закон только вступил в силу, а из Гонконга уже поступают сообщения о нарастающем переводе оттуда денег за границу, в частности в Сингапур. Аналитики в Токио полагают, что именно этот город-государство имеет все шансы отнять у Гонконга многие функции важного финансового центра и роль важнейшего в регионе арбитражного суда.

Как передают японские журналисты, в анклаве нарастает стремление бежать за границу, оформляющие выезд агентства сообщают о резком росте числа запросов. Богатые люди оформляют инвестиционные визы, а народ попроще интересуется отъездом на Тайвань. Его власти, кстати, объявили о готовности принять максимальное количество иммигрантов из Гонконга. Квоты выделяет Австралия, Япония изучает вопрос об облегченной выдаче долгосрочных виз высококвалифицированным специалистам из анклава. Наконец, Британия также резко смягчает условия иммиграции для жителей своей бывшей колонии.

Кстати, спешка с принятием закона о безопасности, говорят, в немалой степени была связана с предстоящими 6 сентября выборами в Законодательный совет (парламент) анклава. Ожидалось, что сторонники демократической оппозиции могут захватить там большинство даже с учетом того, что прямым голосованием определяется только 50 % этой структуры, а другая половина избирается от профессиональных групп — финансистов, промышленников, торговцев и т. д. Сейчас в Законодательном совете доминируют сторонники Пекина, и он сделает все, чтобы ситуация не поменялась. Активисты оппозиции, по данным японских журналистов, опасаются, что их не будут регистрировать в качестве кандидатов, ссылаясь на новый режим госбезопасности.

Тем временем владельцы кафе, где собирались оппозиционеры, уже благоразумно сняли со стен плакаты и наклейки с революционными призывами, их меняют на чистые листы бумаги. Зачем лозунги — всем и так все ясно.