29 ноября 2022, вторник, 3:45
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Двое в бункере, не считая двоюродного брата

3
Двое в бункере, не считая двоюродного брата
Владимир Халип

Надежное вроде бы укрытие.

Надежное вроде бы укрытие. Замысловатая бетонная коробка, вкопанная в землю на немыслимую глубину. А вдобавок – еще и непоколебимая уверенность, что ни одна ракета ушедших в подземелье не достанет. Тем более, где-то на разломе Европы и Азии. Такие дебри, что даже всемогущий атом, как всем казалось, тут бессилен. Наивные суждения! На исходе минувшей недели главный обитатель подземелья «Z» вырвался внезапно на поверхность. Переместился в персональное транспортное средство и помчался, куда глаза глядят. Бункер не шутка. Каждый там ведет себя по-своему. И ничего нельзя предугадать. Тем более, кого куда занесет. А тут в итоге оказалось, что высочайший взор направлен был на какой-то полигон где-то под Рязанью. Зачем?..

Информация о странностях этого визита поступала до крайности скупо. Встревоженный чем-то, он будто бы сразу выдвинулся на огневой рубеж. Возможно, собирался мстить кому-то. Лег, потребовал винтовку. Снайперскую. Спросил только: «Есть в патроннике патрон?» Сопровождающие во главе с пропавшим было маршалом Шойгу заботливо укрыли стрелка маскировочной сеткой. Чтобы не озяб на сыром ветру. Видел ли он что-то из-под той лохматой сетки, толком никто не знал. Но два выстрела все же насчитали. Восторг был долгим и всеобщим. Когда на огневой рубеж выходят стрелки такого рода, разве посмеет винтовка, даже если заряд холостой, не продырявить яблочко?

Версия официальная этой внезапной вылазки взывала к чувствам глубинного народа. Личным примером высочайшая власть решила поддержать всех тех, кого так или иначе частичная мобилизация накрыла. Молва таких бедолаг цинично называет «мобиками», а то и вовсе «чмобиками». За что?..

Версия обывательская оказалась нелепой и бесконечно далекой от истины. Будто бы во внезапном прорыве вождя из бункера прямо на огневой рубеж виноват мухомор. И это все в то самое время, когда мобилизованные и плохо обученные защитники русского мира уже залегли под Херсоном, чтобы дать возможность убегающим вывезти на левый берег хотя бы памятники адмиралу Ушакову и генералиссимусу Суворову. Река глубока. Вода холодна и коварна. А имперские монументы так и тянут энтузиастов на дно.

В эти трудные дни где-то севернее Лимана допрашивали пленного. Типичный «чмобик». Из-под Курска, деревня Дровосекино. Малорослый мужичок лет под пятьдесят. Сообразительный. На все вопросы отвечает четко, неторопливо. Скрывать ему нечего, тайнами и кодами точно не владеет. И только когда спросили, как он в Украину попал, задумался ненадолго. Потом признался: да все из-за бабы!.. В бесконечном потоке посланных на ученья или просто выполняющих чей-то приказ вроде бы наметился поворот или даже интрижка. Но не тут-то было. Просто этот мужичок и его двоюродный брат на склоне погожего дня любили за шкаликом посидеть у открытого настеж окна. А приняв по глотку, попеть во все горло себе и соседям на радость. Такие вот голосистые курские соловьи.

Только в местном сельсовете служила злющая тетка с айфоном, которая терпеть не могла тех предвечерних попевок. И все грозила вольным певцам, что упрячет их, куда следует, за нарушение общественного порядка. И однажды в теплый сентябрьский денек в дом к мужичку завалились менты, которые ныне полиция. Сказали, что им пофиг всякие песни и частушки, даже матерные. Но злющая тетка из сельсовета звонит во все инстанции. Скандалит. Требует тишины и наказания виновных.

Потом достали скромный белый пакетик. И предупредили, что вот это найдут у него при обыске. Так что выбор у певца простой – лесоповал или мобилизация. Вот и оказался в окопах. Мобилизованных построили. Офицер распределил, кого куда. А ему сказал: будешь при кухне! Никакого оружия в руках не держал. Только кастрюли, котлы, черпаки. Где-то гремело, что-то горело. А потом их накрыли «грады». Все, кто уцелел, разбежались по бэтээрам и смылись. И кухня загрузилась в крытый камаз и рванула следом. Сбились с дороги, потерялись в полях. Выехали к какой-то реке, попытались отыскать брод. На середине реки застряли. Все попрыгали в воду, и кто как мог, добирались до берега. А он не решился – осень, студеная вода. Так и остался в машине посреди неведомой реки.

Никакого ужаса «чмобик» не испытывал. Укрытие было надежным. В кузове – навалом еды. Нашлось даже что-то для души. Жизнь наладилась. Захотелось петь. Для полного счастья не хватало только двоюродного брата. И тогда он понял, что в этом мире каждый должен жить в своем бункере. Или всем в одном.

После такого признания кто бы мог остаться равнодушным к судьбе несчастного «чмобика». А потому его напоследок спросили:

- Хотите вернуться к своим или в Украине остаться?

Он долго думал, вздыхал. Потом решился:

- Родина все-таки… Как же мы без нее?..

На этом допрос был закончен.

Тот день, когда воюющий вождь захолустного мира по непонятной причине вдруг рванул на полигон, начинался почти безмятежно. Властитель глубочайшего бункера страны ранним утром поднялся на поверхность, чтобы увидеть живое солнышко. Оно не вышло еще из-за самой высокой горы. По регламенту секретного объекта в эту пору вокруг должна была царить заповедная тишина. Но неподалеку от запасного выхода стояли сотрудники внешней охраны и, сбившись в кучу, сдержанно матерились. Это означало только одно – случилось что-то прескверное.

По старой чекистской привычке он огляделся по сторонам. И не ошибся. Почти у самого входа в бункер топорщился мухомор. Кто-то скажет: подумаешь, невидаль! Сколько их по лесам понатыкано. Возможно. Воз и маленькая тележка. Только не в строго охраняемой зоне сверхсекретного объекта, где нет ни единой живой былинки. Только тончайшая имитация. Только нанотехнологии, краденые и свои. Было обидно до крайности. Если и дальше все так пойдет, придется скоро занять позицию и отстреливаться.

И надо смываться. Не терять ни минуты. Через мгновение может быть поздно. А наглый пришелец стоял себе неподалеку и как будто бы ухмылялся. Крепкий. Ядреный. Злой. Вызывающе красный. С белыми крапинками на шляпке. Готовый ко всему.

Униженный повелитель, проходя мимо ошарашенных охранников, бросил строго:

- Эту пентагоновскую дрянь… отнести к подножию горы… Там старая выработка гранита… Взрывчатки не жалеть… И чтобы следа не осталось, слышите?..

Охранники вытянулись и щелкнули каблуками. Когда руководящий вертолет улетел, они в точности исполнили высочайший приказ. Взрыв был такой силы, что вершину горы будто бритвой срезало.

А потом был обмен пленными. На сопредельной стороне тоскующего по родине «чмобика» встретили какие-то угрюмые верзилы в камуфляже. Закинули в вертолет, пристегнули надежно ментовской цепью. И полетели куда-то в темное небо. Где в конце концов приземлились, он толком не знал.

Попытался спросить, куда прибыли. И вроде бы кто-то буркнул в ответ: «Домой!» Мрачные мужики с ним особо не церемонились. Вытолкали из вертолета и улетели. Куда привезли - не понять. Было холодно, сыро. Клубился, пытаясь куда-то сползать, туман. Только площадка порадовала – ровная, будто бритвой срезанная вершина скалистой горы. А там, где-то внизу, до жути унылая местность. То ли выжженная внезапным пожаром тайга, то ли вообще неведомо что.

На дальнем краю площадки вроде бы слегка посветлело. И он подался туда с робкой надеждой разглядеть в расползающемся тумане знакомые крыши родной деревеньки. Подошел к самому краю обрыва. Но и тут ничего похожего. Врали злые камуфляжники. У подножия этой горы виделась только невероятных размеров воронка. Неряшливая. Безобразная. Среди бетонных обломков кое-где еще поднимались ленивые струйки ядовитого дыма. А на ближнем склоне этой адской дыры какой-то человек обычной кочергой разгребал пепел, будто отыскивая что-то. Увидел его, заорал ошалело:

- Чего ждешь?.. Сползай потихоньку! Тут же столько питва уцелевшего нарыть можно – обалдеть!.. Дерябнем, поскольку дембель!

И чмобик, узнав в этом первом встречном двоюродного брата, заорал во все горло:

- Нароем, братан, дерябнем и песню споем!..

Но тут вдруг за спиной кто-то крикнул сварливо:

- Я тебе спою, дезертир несчастный!

Это была та самая тетка из сельсовета. Она торопливо набрала какой-то номер в смартфоне - и продолжила громить и пресекать всех нерадивых:

- Милиция!.. Это мне кто обещал, что все алкаши у нас будут на фронте?..

«Чмобик» терпеливо дождался паузы и спросил робко:

- Куда я попал? Это деревня Дровосеки?

- Это лесоповал! – взвизгнула тетка и исчезла в тумане.

Слезы невыразимой радости вдруг перехватили дыхание. «Чмобик» сел на самый край обрыва, опустил ноги. И прошептал едва слышно:

- Родина…

А на противоположном краю горы расположился мухомор – тот самый. Самоуверенный. Наглый. Нездешний. Он знал все обо всех. А еще – что было, что будет и что почем.

Начиналась новая волна мобилизации.

Владимир Халип, специально для сайта Charter97.org

Скачивайте и устанавливайте мессенджер Telegram на свой смартфон или компьютер, подписывайтесь (кнопка «Присоединиться») на канал «Хартия-97».