29 ноября 2021, понедельник, 23:48
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Джонатан Мур: «Подсчет голосов прошел очень плохо»

7

Временный поверенный в делах США в Беларуси Джонатан Мур в интервью БелаПАН прокомментировал итоги «парламентских выборов» в Беларуси.

— Господин Мур, как вы оцениваете прошедшие в Беларуси выборы?

— В заявлении Госдепартамента выражается разочарование. Разочарование — это именно то чувство, которое мы испытываем и здесь, в посольстве. Было сделано много обещаний об улучшениях, но эти обещания не были выполнены.

Частично, это разочарование связано с одним определенным моментом. Мы получили промежуточный доклад вечером 28 сентября, в котором говорилось о том, что голосование проходило достаточно хорошо, по крайней мере, в некоторых участковых комиссиях. В действительности, мы надеялись, что в отчете ОБСЕ мы получим информацию о том, что точно также процесс проходил и на большинстве избирательных участков для голосования. К сожалению, они сообщили нам, что это не так.

Мы отметили положительно участие в выборах независимых кандидатов и политических партий.

В отчете ОБСЕ указано на некоторые положительные аспекты.

Мы также получили аккредитацию наблюдателей, мы отметили эти положительные аспекты. Мы увидели хорошие условия для проведения голосования, хорошо оборудованные избирательные участки, в избирательных комиссиях были материалы обо всех кандидатах. Во всех участковых избирательных комиссиях, которые мы посетили, в равном количестве была представлена биографическая информация обо всех кандидатах. Наше посольство посетило окружные и участковые избирательные комиссии в Борисове, Жодино и многие участки в Минске.

Однако, совершенно очевидно, что подсчет голосов прошел очень плохо. Подробности этого хорошо отражены в отчете ОБСЕ. Хочу отметить, что американские наблюдатели присутствовали и там, где подсчет голосов проходил хорошо, и там, где все прошло плохо.

Я также хотел бы прокомментировать бойкот. Мне кажется, что бойкот был довольно неудачным решением, хотя можно легко понять моральные оправдания для бойкота. Но бойкот лишил белорусских людей главной возможности — возможности узнать больше о белорусской оппозиции, о людях, которые ее представляют, и про их политические планы. Материалы на избирательных участках — это фотография, его биография и принадлежность к политической партии. А там, где не были представлены оппозиционные кандидаты, не было представлено и этой информации.

Мы признаем право людей делать выбор — участвовать или не участвовать. Для кандидатов и политических партий было очень полезно иметь доверенных лиц, которые представляли информацию о кандидатах и партиях.

Важно отметить сдержанность, проявленную властями в отношении мирной демонстрации, которую провели представители оппозиции вечером 28 сентября. Это был мирный протест. И мы не наблюдали провокации властей против демонстрантов.

— Как в дальнейшем будут развиваться отношения Беларуси и США?

— Что касается ситуации в общем и будущего наших отношений с Беларусью, Госдепартамент озвучил официальную позицию: мы будем поддерживать и продолжать диалог с народом и властями Беларуси.

Безусловно, мы продолжаем рассматривать освобождение политических заключенных в августе как очень важный и позитивный шаг. В ответ на это США сделали очень конкретный ответный шаг. В то время, как мы рассматриваем возможность продолжения диалога с Беларусью, мы надеемся, что этот диалог сможет стать более продуктивным.

Выборы были важной возможностью. Мы надеялись, что они пройдут лучше. Но выборы не являются единственной возможностью. У Евросоюза, например, список из 12 условий. Мы будем рассматривать другие возможности, на которых мы сможем строить наши отношения и на основании этого идти дальше.

— Общаясь с журналистами 28 сентября, Александр Лукашенко высказал мнение, что "жизнь нынешней оппозиции и ее верхушки недолговечна — ей осталось буквально, может быть, несколько месяцев или лету нынешней". Как вам кажется, какое будущее у нынешней белорусской оппозиции?

— Я думаю, что люди Беларуси и представители демократических сил должны решить, каким будет следующий шаг, как существовать дальше. Они многого добились, работая вместе. Когда они объединили свои усилия, чтобы поддержать кандидата на пост президента Александра Милинкевича, они добились очень многого. Очень впечатляет, что та же самая группа смогла расшириться (например, привлечь БСДП Грамада и некоторых других участников) и представила объединенный список кандидатов на эти выборы. В рамках этой группы существуют различные мнения и индивидуальное видение политики, но они могут успешно сотрудничать вместе, и это значимо.

Как и ранее, политические партии, НГО и простые люди очень много могут сделать для развития общества, они все играют важную роль в обществе.

— Накануне выборов в парламент в СМИ часто появлялась информацию о том, что якобы Запад и белорусские власти договорились о признания нового парламента при условии, что в его состав попадут несколько представителей оппозиции и белорусские власти позволят провести демонстрацию протеста. Соответствует ли действительности эта информация?

— Возможно, ряд людей питали иллюзии о том, что некоторые оппозиционеры будут назначены в парламент. Но мы никогда не говорили о результатах выборов. Мы говорили об условиях проведения выборов. Мысль о том, что США и ЕС будут удовлетворены чудесным появлением представителей оппозиции в парламенте, несмотря на плохие выборы, просто смешна.

Возможно, были люди, в том числе и некоторые дипломаты, которые считали, что подобное возможно. Но это никогда не было позицией США или ЕС.

— В связи с тем, что выборы признаны не соответствующими демократическим стандартам, возможно ли, что США введут новые санкции в отношении Беларуси? Или же можно ожидать, что в качестве жеста доброй воли Соединенные Штаты смягчат или отменят уже существующие ограничения?

— В связи с освобождением политзаключенных, мы начали процесс смягчения санкций. В данный момент я не предвижу никаких планов по введению новых ограничений. Наоборот, в Вашингтоне постоянно ведется дискуссия о дальнейшей приостановке санкций после того шага, какой был сделан в августе.

Некоторые из этих процедур занимают время по причине бюрократических процедур. Но санкции все еще действуют, и мы делаем шаги, чтобы добиться какого-то прогресса в этом отношении.

— То есть, можно ожидать, что в ближайшее время могут быть отменены санкции в отношении еще некоторых белорусских предприятий?

— Все, что я могу сказать, это поделиться своим мнением — думаю, что это возможно, но эта процедура займет время вследствие бумажной работы.

— А могут ли быть отменены визовые санкции в отношении белорусских чиновников?

— Это одна из тех областей, над которой мы работаем. У нас два вида визовых ограничений — санкции в отношении конкретных людей и санкции в отношении определенных категорий. Пока не было окончательного результата по решению вопроса с этими санкциями, но этот вопрос обсуждается в Госдепартаменте.

— Возможно ли, что в ближайшее время численность сотрудников американского посольства в Минске и белорусского посольства в Вашингтоне будет увеличены и дипмиссии смогут вернуться к нормальному режиму работы?

— Мы работаем в составе 4-5 дипломатов на протяжении шести с половиной месяцев. Мы можем делать многое, но мы бы хотели делать гораздо больше. Например, мы бы хотели вновь начать выдачу виз белорусским гражданам в Минске.

Мы никогда не ограничивали количество белорусских дипломатов в США. Мы бы хотели восстановить прежнее количество сотрудников в нашем посольстве. Мы думаем, что Беларусь также выиграла бы от увеличения количества своих дипломатов в США. Но я думаю, что это займет еще некоторое время, прежде чем ситуация с количеством сотрудников в наших посольствах нормализируется.

— В конце прошлой неделе Верховный суд отложил рассмотрение жалобы по делу американского юриста Эмануила Зельцера. Известно ли вам, каково состояние его здоровья?

— Этот вопрос ни в коей мере не относится к санкциям, но нас продолжает очень сильно беспокоить состояние здоровья Эмануила Зельцера. Более шести с половиной месяцев он находится в заключении. Суд над ним проходил в закрытом режиме. Рассмотрение его кассационной жалобы было отложено. Вся информация, которой мы располагаем, говорит о том, что состояние его здоровья очень плохое.

Разрешение этого дела, а именно его освобождение из соображений гуманности было бы очень важным шагом.