1 июля 2022, пятница, 8:33
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Людмила Карпенко: «Как только в Беларуси произойдут перемены, я вернусь»

3

Вдова погибшего оппозиционного политика Геннадия Карпенко Людмила рассказала в интервью журналисту Александру Томковичу, какие нелегкие испытания пришлось пройти ей и ее семье после смерти супруга.

6 апреля исполнилось 10 лет с тех пор, как при невыясненных обстоятельствах умер вице-спикера Верховного Совета 13 Созыва Геннадий Дмитриевич Карпенко. Как только политик ушел в оппозицию к Лукашенко, вся его семья мгновенно попала в опалу, пишет сайт Regionby.org.

«Детей у меня двое. Старший сын Дмитрий. Ему 37 лет. Дочери Татьяне 32 лет. Хорошие, самостоятельные, серьезные. Слишком уж много испытаний выпало на их долю. Как только Геннадий начал занимать ответственные посты, дети были в постоянном напряжении. Так называемые «доброжелатели» заискивали и в то же время следили за ними в ожидании проступков. Когда же Геннадий стал одним из основных оппонентов Лукашенко, вся семья мгновенно попала в опалу», - говорит Людмила Карпенко.

Детям Геннадия Карпенко препятствовали при устройстве на работу и безосновательно увольняли.

«Дмитрий после окончания физического факультета Белорусского государственного университета работал в концерне «Белнефтехим» рядовым инженером. Однажды начальник управления предложил ему возглавить отдел. Дескать, с руководством все согласовано. Дмитрий написал по этому поводу заявление. Его непосредственный руководитель вызвал к себе и сообщил, что необходимо написать еще одно заявление на увольнение. Оказалось, кто-то «наверху» так решил перестраховаться: накануне состоялся суд над журналистами Павлом Шереметом и Дмитрием Завадским.

Иван Титенков, будучи управляющим делами Лукашенко, как-то предложил мужу: пусть твой сын у меня поработает, буду 1000 долларов платить в месяц. Так хотели «купить» отца через сына.

А как поступили с Татьяной? Она с отличием окончила экономический университет. Во время учебы Национальный банк республики заключил с ней и еще несколькими лучшими студентами договор, согласно которому выплачивал стипендию, а после завершения учебы должен был принять на работу. Диплом был уже у нее в руках, а Национальный банк в трудоустройстве без объяснения причин отказал. Возможно, потому, что она – дочь Карпенко. Как только нашла другую работу, сразу же остальных выпускников приняли в Национальный банк», - вспоминает Людмила Карпенко.

Супруга погибшего вице-спикера Верховного Совета стала заниматься политикой после смерти мужа.

«Я была обычная женщина, жена Геннадия Карпенко. Прожили мы вместе почти 30 лет и пролетели они молниеносно. О муже я могу вспоминать много и долго. Не только потому, что он был прекрасный отец и муж. Он был настоящим человеком, настоящим политиком. И говорю я это не потому, чтобы его похвалить, нет. Я имела возможность сравнить его с другими политиками. И поверьте, им очень далеко.

Да и политикой я стала заниматься после того, как моего мужа убили. Таково мое глубокое убеждение, что бы ни говорили власти. Это помогло мне выжить.

Были созданы две общественные организации, одна благотворительная, а другая просветительская. Основная ее цель, это посещение регионов страны и просвещение белорусского населения, что актуально по сегодняшний день. В рамках этой организации были объединены женщины. Жены и матери, чьи мужья и сыновья были убиты, похищены и содержались в тюрьмах», - отметила она.

Семье погибшего Геннадия Карпенко пришлось эмигрировать в Германию, поскольку на родине близких оппозиционного политика преследовали спецслужбы.

«Эмиграция – это жизненное испытание. Не все способны ее перенести. Почему я уехала? Однозначно ответить трудно. Прежде всего, психологически было тяжело. Я потеряла мужа, а дети – отца. Все окружающие отстранились от нас, боялись общаться, боялись нам позвонить, зайти в гости, хотя прежде дверь не закрывалась. Мы остались практически одни, изгои. Было очень обидно, ведь Геннадий столько делал для людей! Не оставили нас в покое и спецслужбы. За мной, не скрывая, следили. Посещали странные люди не только днем, но и ночью. Делали странные предложения и предупреждали. Я все время была в напряжении. Я боялась за детей, тем более был уже пример, как расправляются через них с родителями», - поясняет Людмила Карпенко.

В свободной, демократической Европе вдова Геннадия Карпенко намеревалась посвятить жизнь борьбе против диктатуры Лукашенко.

«Дети боялись за меня. Кроме того, я была уверена, что Лукашенко отомстит за белые тапочки, которые выслала ему по почте на день рождения, после высказывания, что обращалась к нему с просьбой похоронить мужа. Вначале я сделала попытку вывезти только детей, чтобы без оглядки продолжать работать, но безрезультатно. Должны были выезжать или все, или никто. Еще я думала, что в свободной, демократической Европе будет больше возможностей заниматься политикой, борьбой против диктатуры. Но, увы, белорусской проблемой занимаются только те политики, кто по роду деятельности должен этим заниматься, и общаются только с теми белорусами, кто приехал к ним из Беларуси. Чтобы обозначить свою работу и поставить галочку. Одного я знаю политика, который составляет исключение. Это Ханс-Георг Вик.

Как долго я буду в Германии? На этот вопрос могу ответить однозначно. Как только в Беларуси произойдут соответствующие перемены, я вернусь», - завила Людмила Карпенко.