9 декабря 2019, понедельник, 6:13
Осталось совсем немного
Рубрики

10 лет назад не стало Геннадия Карпенко (Фото)

22
10 лет назад не стало Геннадия Карпенко (Фото)

Вице-спикер Верховного Совета 13 созыва Беларуси скончался при невыясненных обстоятельствах от кровоизлияния в мозг.

6 апреля 1999 года неожиданно оборвалась жизнь 49-летнего политика Геннадия Карпенко, который, по мнению многих, должен был стать руководителем нашей страны в 2001 году, пишет «Салідарнасць».

О том, как прошел свой жизненный путь человек, работавший футбольным арбитром, ученым, мэром Молодечно и вице-спикером Верховного Совета, вспоминают его друзья и соратники.

Геннадий Дмитриевич Карпенко родился 17 сентября 1949 года в Минске. Окончил Белорусский политехнический институт. Работал в Институте ядерной энергетики Академии наук Беларуси. С 1983 года работал в НПО порошковой металлургии.

В 1987-1990 г.г. — директор завода порошковой металлургии в г. Молодечно.

В 1990 году избран депутатом Верховного Совета 12-го созыва, а затем председателем комиссии по науке и научно-техническому прогрессу. С 1991 по 1994 год — председатель Молодеченского горисполкома. В 1995 году вновь избран депутатом Верховного Совета 13-го созыва, а затем — заместителем председателя Верховного Совета.

Доктор технических наук, член-корреспондент Национальной Академии наук, заслуженный деятель науки БССР, лауреат Государственной премии в области науки и техники. Автор 40 изобретений.

Скончался от кровоизлияния в мозг 6 апреля 1999 г. в возрасте 49 лет. Родственники и представители оппозиции сомневаются в естественных причинах его смерти и полагают, что его смерть была насильственной и к ней причастны белорусские власти.

Александр Карпенко, брат Геннадия Карпенко: «Еще будучи в 4-м классе, Гена организовал бизнес»

Гена имел организаторские способности с детства. Еще будучи в 4-м классе, он организовал бизнес. Соседка подарила нам фильмоскоп, и брат начал проводить сеансы для других детей с нашего двора. Билеты продавал по 5-10 копеек, а на вырученные деньги покупал для зрителей стулья. Расписание сеансов в нашем доме знала вся улица.

Потом в 7-8 классе Гена придумал очистить площадку под снесенными рядом с нами бараками и сделать там футбольное поле. Мы поставили ворота, и между дворами начались соревнования. Все скидывались на призы, и победители получали затем конфеты. С нашего двора, кстати, в большой футбол попал Сергей Боровский — будущий чемпион СССР-1982 и главный тренер сборной Беларуси.

В институт Гена поступил только со второй попытки, но его изобретения в области металлургии теперь используются даже в космической технике: поверхность спутников теперь стойкая и не разрушается.

Но Гена не был помешан на одной науке. В институте он начал работать футбольным арбитром и уже через несколько лет судил матчи высшего уровня.

Не припомню, чтобы брат встречался с девушками, но на 4-м курсе женился на Люде, с которой прожил почти 30 лет. Думаю, что она правильно поступила, когда после смерти мужа, уехала с детьми в Германию: тут бы им не дали ни работать, ни жить.

Ни отец, ни мать не хотели, чтобы Гена занимался политикой. Для этого у тебя должна быть сильная команда, как в футболе, а один человек ничего изменить не мог. Жаль, что последние лет пять я с ним так толком о жизни и не поговорил: вокруг него всегда были люди, люди…

Маленький Геннадий Карпенко с двоюродными братьями. Никто из них до старости не дожил: кто-то погиб а автокатострофе, кто-то — в море, кто-то — от инсульта

Лявон Тимохин, депутат Молодечненского горсовета начала 1990-х: «Для нас было большим удивлением, что директор завода разговаривает по-белорусски»

Когда Геннадий Дмитриевич возглавил в нашем городе завод, для нас, местной интеллигенции, было большим удивлением, что он начали пробовать разговаривать по-белорусски. Более того, он предложил: а давайте обучим белорусскому языку всех работников завода. В результате через год вся документация велась на предприятии на белорусском языке! Такого в Беларуси еще никто не делал!

До его прихода на заводе порошковой металлургии были большие сбои. Но прошло совсем немного времени и у завода появились деньги. Началось строительство жилья, развитие инфраструктуры.

Когда в Молодечно впервые были демократическим путем выбраны депутаты городского совета, мы собрали подписи и направились к Карпенко в Верховный Совет просить его стать мэром города. Он согласился и провел после этого в городе ряд изменений.

Карпенко уделял внимание и материальной, и духовной жизни людей. Развивалась экономика, которая опиралась на личную инициативу. Город стал творческой столицей Беларуси – стали проводиться театральный фестиваль и фестиваль белорусской песни и поэзии, который жив до сих пор.

В городе появилась чудесная футбольная команда и стадион. Молодечно начали называть «Городом солнца».

До сих пор нет такого человека, который по сделанному для нашего города хотя бы приблизился к Геннадию Дмитриевичу.

Валерий Костко, помощник Геннадия Карпенко в Верховном Совете: «Нашим обедом был черный хлеб и кусочек сала»

У меня и Геннадия Карпенко пересекались дружественные связи, мы были знакомы давно, но общая работа связала нас в Молодечно. Когда начались проблемы с моей службой в КГБ, Карпенко пригласил меня на пост руководителя делами горисполкома.

После того как структура горисполкомов перешла под контроль «президента», Карпенко из-за своих политических взглядов оставил должность мэра Молодечно и продолжил работу в Верховном Совете, членов которого выбирал народ. Он не шел к власти как к кормушке, он хотел использовать власть, чтобы изменить жизнь людей в лучшую сторону.

Когда Карпенко стал заместителем председателя Верховного Совета XIII созыва, я пошел к нему помощником. Что меня в нем впечатляло, так это то, что он был достаточно аскетическим человеком. В небольших перерывах между работой Карпенко звал: пойдем перекусим. В заде отдыха у него всегда лежал кусочек сала, черный хлеб и чай с сахаром. Во такой у нас был обед. А когда Карпенко умер, не осталось даже денег, чтобы его нормально похоронить.

Карпенко работал очень динамично. Когда он был одновременно и мэром Молодечно, и депутатом Верховного Совета, то просыпался в пять утра, ехал в Молодечно, а оттуда летел в Минск. А во время обеденного перерыва мог снова вернуться в Молодечно.

Геннадий всерьез готовился к президентским выборам 2001 года. Фактически в последние годы его жизни, когда он являлся заместителем председателя Объединенной гражданской партии, формировалась будущая команда, в которую входил и я. Многие уже тогда присматривались к Карпенко, как к будущему президенту.

Как известно, Геннадий погиб от инсульта, но у меня есть подозрения, что он был специально спровоцирован. Через месяц после смерти Карпенко исчез Захаренко, еще через несколько месяцев Гончар – это дает основание думать, что смерть Геннадия также была не случайной.

Людмила Грязнова, политик, правозащитник: «Женщины были от него в восторге»

В Верховном Совете 13 созыва, где он был вице-спикером, Геннадий Карпенко стал для меня эталоном политика. Как он вел заседания! Это была песня!

В зале Верховного Совета, как правило, была наэлектризованная атмосфера, но Карпенко, в отличие от спикера Семена Шарецкого, это напряжение умел снимать. Совершенно уместными шутками, добрыми словами он позволял нам становится людьми. Мы смотрели на него, как зачарованные, и успокаивались.

Карпенко не просто ладил с людьми, он умел находить общий язык с разными политическими силами — от номенклатуры до оппозиции. Со всеми он был в хороших человеческих отношениях. Мне кажется, что если бы в Беларуси тогда прошли демократические выборы, он (в хорошем смысле) мог стать для всех удобной фигурой.

В последние годы его жизни Геннадий Дмитриевич стал для меня близким человеком. Было много случаев, которые позволили увидеть его порядочность и человечность.

Помню, в 1997 году меня хотели исключить из партии за то, что я не поддержала одну инициативу Гончара. Единственным человеком, который меня тогда поддержал, был Карпенко. Я очень хорошо помню, как мы стояли на кухне, и этот крупный под 2 метра роста мужчина подошел ко мне, понял, что у меня на душе, и успокоил буквально двумя-тремя словами.

Слева направо — Станислав Богданкевич, Нил Гилевич, Людмила Грязнова, Геннадий Карпенко

Карпенко себя никогда не пиарил, но его «сціпласць» невероятно импонировала всем. Женщины были от него в восторге. Как только он куда-то заходил, все глаза оказывались обращены на него: такая фигура, такая доброта. Он носил длинное кожаное черное пальто, был настоящим богатырем, в чьих глазах при этом был ум — редкое сочетание.

Запомнилось, как осенью 1996-го к нам вечером приехала Галина Старовойтова, что для нас означало поддержку демократической России. Геннадий Дмитриевич прямо у себя в кабинете организовал стол, Андрей Климов побежал за шампанским и мы устроили теплую встречу. Было так приятно, так хорошо. Нам казалось, что вот сегодня мы депутаты, а уже завтра будем принимать решения по управлению страной.

Никто и подумать не мог, что все обвалится в раз, что уже через два года убьют Галину, а через три не будет в живых и Геннадия.

Отметим, что внезапная смерть Геннадия Карпенко, сопровождавшаяся чередой загадочных событий, произошла за месяц до альтернативных президентских выборов, сторонники проведения которых отказались признать навязанные Лукашенко изменения в Конституции, означавшие продление срока его полномочий на президентском посту. Безусловный фаворит этих выборов и один из инициаторов импичмента Лукашенко, Геннадий Карпенко представлял реальную угрозу действующей власти.