20 февраля 2020, четверг, 21:08
Осталось совсем немного
Рубрики

Боевик «ЛНР» из Беларуси: В КГБ пожали руку, отнеслись по-человечески

60
Боевик «ЛНР» из Беларуси: В КГБ пожали руку, отнеслись по-человечески
Родион Кургузов

Боевик из-под Марьиной Горки отделался формальным расследованием и подписанием бумаги о неучастии в войне.

Журналист «Радыё Свабода» встретился с белорусом-боевиком, которые вернулся с Донбасса на родину.

Родион Кургузов, 23-летний житель деревни Дубровка, что под Марьиной Горькой, с февраля по июнь 2015 года участвовал в вооруженном конфликте на Донбассе на стороне «ДНР» и «ЛНР», но избежал уголовного преследования на родине. Сейчас он живет в Беларуси, перебивается временными заработками и обещает воевать против белорусского Майдана, когда тот вдруг произойдет.

О своем участии в военном конфликте и обстоятельства возвращения в Беларусь Родион Кургузов рассказал журналистам.

«По телевизору очень много показывали про «ополчение»

Перед тем, как отправиться в феврале 2015-го на Донбасс, Родион Кургузoв 1,5 года отслужил в белорусской армии - в пожарной команде.

Именно в армии у него и зародилась идея поехать на Донбасс: сюжеты российского телевидения о войне на юго-востоке Украины произвели большое впечатление на Родиона.

«У нас обычно приходил начальник пожарной команды, включал телевизор и смотрел. Кто был свободен в этот момент, сзади стояли и смотрели тоже. Я был среди таких. По телевизору очень много показывали про «ополчение». Кроме того, еще в армии я начал списываться с «ополченцами» - просто «ВКонтакте» нашел. Попросили помощи, объяснили, что там делается, показали видео. После армии работы не было, я в феврале собрался и решил поехать».

На Донбасс Кургузoв приехал в той же форме, в которой демобилизовался из Вооруженных Сил Беларуси. «Я взял с собой форму, в которой служил. На Донбассе у меня была форма белорусского армии, я только сбоку казацкий шеврон пришил», - поясняет он.

Сначала Кургузoв попал в «казацкую национальную гвардию» атамана Николая Кoзицына, в город Перевальск Луганской области. Был поставлен в штабную стражу, потом попал пулеметчиком в «волчью сотню» (отряд, занимавшийся прикрытием зенитных установок).

Когда руководство «ЛНР» начало зачищать казацкие отряды, Кургузов спешно уехал в Донецк.

«Там началось разоружение казаков как незаконного бандформирования. Я тогда написал рапорт об увольнении и рванул в сторону Донецкa. Уехал своевременно - наших всех разоружили и на чернухинскую зону отправили. Там они отсидели несколько месяцев, и их отпустили. А я попал в Донецке в 1-ю Славянскую бригаду (зачислили механикам в экипаж танка)».

Как утверждает Кургузов, за пять месяцев пребывания на Донбассе он так ни разу и не принял участия в реальном бою. На передовой был всего раз: в самом начале, после Дебальцевской битвы, их подразделение выезжало собирать трофеи. Непосредственно под обстрелом фактически также не был никогда: лишь пару раз метрах в трехстах от них рвались мины.

«Пока я там был, я ни разу не выехал на боевые действия. Обычно просто ходили в наряды, стражу, патрули», - говорит он.

«Дали подписать бумагу, что в боевых действиях не участвовал»

Наконец Кургузову надоелa такая служба и он решил вернуться в Беларусь, где его почти сразу встретили сотрудники КГБ.

«Я приехал домой где-то в полночь, - вспоминает он, - А на следующий день в обед ко мне приезжают правоохранители - милиционер и майор КГБ. Приехали, поздоровались, пожали руку, поговорили со мной. Через неделю вызвали в Пуховичский отдел КГБ, снова пообщались, записали показания. Сказали, что будут вестись следственные действия. Потом приехали, провели обыск в доме. Наверное, еще 3-4 раза вызывали. Задавали одни и те же вопросы: в каком подразделении находился, воевал вообще, где проходил подготовку и кто обучал. Относились хорошо. Никто не давил. Обычное человеческое отношение. В последний раз, когда вызвали (уже где-то полгода прошло после возвращения) дали подписать бумагу, что меня проверили, в боевых действиях я не участвовал, состава преступления нет».

Впрочем, и после этого сотрудники КГБ Кургузoва не забывают, хотя и нельзя сказать, чтобы тревожили: «Звонят периодически, спрашивают, где работаю, что и как. Да и все».

То, что для него все в итоге обошлось без уголовного дела, Кургузoв объясняет просто: денег за службу в «ЛНР-ДНР» он не получал (значит, состава преступления по статье «наемничество» якобы нет) и непосредственно в боях участия не принимал.

В родной деревне, говорит Кургузав, друзья и просто односельчане его поездку на Донбасс встретили без понимания.

«Говорят, дурак. Хотя бывает, что спьяну и похвалят: молодец, мол, что съездил», - вспоминает бывший боец «ДНР-ЛНР».

На вопрос, не жалеет ли он, что ездил в зону боевых действий, Кургузoв отвечает, не задумываясь: «Нет, не жалею. Поговорил, познакомился с людьми. Увидел своими глазами, как там все».

«Я помогу людям, которые будут сопротивляться Майдану»

Против независимости Беларуси Родион Кургузов не выступает, но если страна вдруг присоединиться к России, то ничего страшного в этом не будет, считает он.

- Мы раньше были одним государством, это было недавно. Был СССР, и все люди гораздо лучше жили! Лучше бы оставался СССР - это же была первое государство в мире.

- А откуда ты знаешь, что в СССР все было так хорошо?

- Я, конечно, не жил тогда, но мне родители рассказывали.

- Если Майдан случится в Беларуси, что будешь делать?

- Я полностью поддерживаю нынешнюю власть. И мои действия будут в поддержку ее, а не тех людей, которые будут этот переворот делать.

- А конкретно? Ты будешь поддерживать, молча сидя в доме, или какими-то активными действиями?

- Я приеду, помогу тем людям, которые будут сопротивляться Майдану - приму участие, буду содействовать тем же правоохранительным органам, что поддерживают нынешнюю власть.

- Возьмешь в руки оружие в случае Майдана?

- Если будет угроза мирному населению нашей страны, я в любом случае возьму оружие, чтобы защищать его.

- Ты допускаешь, что можешь стать бойцом «Могилевской народной республики», если случится белорусский Майдан и он победит?

- Да