22 января 2017, воскресенье, 19:18

«Балахович всегда атаковал большевиков внезапно и брал огромные трофеи»

8

Интерес к Булак-Балаховичу растет как в Беларуси, так и в соседних государствах.

Популярный польский журнал Historia Do Rzeczy сделал генерала Станислава Булак-Балаховича главной фигурой своего номера.

«Он всегда действовал на тылам врага, всегда атаковал внезапно, наносил большевикам огромные потери и брал огромные трофеи. Генерал Балахович был знаковой фигурой польско-большевистской войны», - так о Станислава Булак-Балаховича пишет главный редактор журнала Historia Do Rzeczy Петр Зыхович.

Журнал сделал злого атамана главной фигурой своего декабрьского номера.

Интерес к Балаховичу и его отряду растет как в Польше, так и на родине атамана - в Беларуси. Однако его фигура вызывает споры историков и публицистов. Во имя чего боролся Балахович? Справедливо его обвиняют в преступлениях? И вообще, был ли Балахович белорусом? На эти темы «Польское Радио» поговорило с историком Игорем Мельниковым.

Рожденный на Браславщине Станислав Булак-Балаховича не был кадровым офицером. Перед началом Первой мировой он вел скромную жизнь администратора имении в Дисненским уезде. Как только вспыхнула мировая война, 31-летний Балахович добровольцем записался в уланский полк, где и раскрыл свой военный талант. Он оказался гением партизанской войны: проводил своих людей по тылам врага, перерезал пути сообщений, сеял панику в рядах неприятеля, а за это получал повышении и награды.

Стремительную военную карьеру прервал большевистский переворот в России. Атаман Балахович на короткое время стал подчиненным красных командиров, но вскоре дезертировал из Красной армии со своими людьми и начал безжалостную войну против большевиков. Сначала балаховцы воевали в армиях Эстонии и Латвии, а когда те заключили с Советами мир, то Балахович с 700 соратниками пробился через фронт в Польшу.

Наиболее удачной акцией Балаховича время польско-советской войны был рейд на Пинск 27 сентября 1920 года. За считанные минуты Балахович и его люди заняли город, взяв в плен несколько тысяч красноармейцев, десятки орудий, поезда, военную кассу, склады боеприпасов и даже полковой оркестр, который Балахович принял на свою службу.

Еще во время службы в царской армии диверсионный отряд Балаховича был многонациональным. Этническая мозаика стала еще более пестрой, когда атаман начал борьбу с большевиками. К Балаховичу шли сорвиголовы со всех концов бывшей империи. Под командованием «батьки» служили шведы, финны, немцы, русские, поляки, украинцы, татары, калмыки, кавказские джигиты, евреи и белорусы.

Как пишет историк Петр Зыхович, эмблемой Российской добровольческой народной армии Балаховича был двуглавый российский орел, объединенный с черепом и костями. Команды в отряде отдавались по-русски, а мундиры были похожи черкески российских казаков.

«Большая часть солдат Балаховича понятия не имела, что существует нечто такое, как Беларусь», - пишет Зыхович. Так считал ли Балахович себя белорусом? По мнению польского историка, назвать Балаховича белорусам трудно - так же трудно, как назвать его поляком или русским.

О своей национальность Балахович особенно не задумывался - считает белорусский историк Игорь Мельников. Национальная самоидентификация для него была лишь инструментом. Он легко менял ее, чтобы воевать против большевиков.

Игорь Мельников: «Это был человек, который умел воевать, любил воевать и любил бороться против большевизма. Но осознавал ли он на 100%, что боролся за белорусское государство? Лично, я как историк и исследователь белорусско-польских отношений, очень в этом сомневаюсь, хотя безусловно, борьба Балаховича - это значительная страница белорусской истории».

Белорусы стали составлять большую часть отряда Балаховича именно в то время, когда он начал воевать в рядах польской армии - говорит Игорь Мельников. Брат атамана Иосиф Балахович, который также воевал в отряде, советовал Станиславу обозначить военное формирование как белорусское. Однако уже в августе 1920 года Станислав Булак-Балаховича заключил соглашение с российским революционерам Борисом Савинковым. Вместе они хотели реализовать амбициозную цель - выбить большевиков из Смоленска и Москвы.

В середине октября 1920 года Польша подписала с Советской Россией перемирие и обязалась удалить со своей территории все непольские части. В такой ситуации Балахович был вынужден действовать самостоятельно. В ноябре вместе с Савинковым он ударил на Полесье, занял Речицу, Мозырь и почти дошел до Гомеля.

Желая поднять белорусов на войну против большевиков, Балаховч присягнул на верность Белорусской Народной республике и объявил себя главой белорусского государства. Однако уже через месяц его армия была разбита.

Когда раненый генерал Балахович вернулся в Польшу, польские власти, не желая портить отношения с Москвой, не приняли его в польскую армию и даже официально не признали его генеральского звания. Единственным утешением для атамана и его людей стало то, что их, в отличие от Семена Петлюры и Бориса Савинкава, не депортировали из Польшчы.

Станислав Булак-Балаховича и его люди славились не только своей храбростью, но и жестокостью. Враг не жалел диверсантов, и они не жалели врага. Главным темным пятном на биографии балаховцев являются еврейские погромы. Грабежом и убийствами беззащитного еврейского населения «прославились» все белые армии, войска Семена Петлюры и даже конная армия Буденного. Балаховцы не стали исключением, и этот позорный факт в их боевой истории был - подтверждает Игорь Мельников.

«Преступления действительно были, они зафиксированы в польских и советских документах. Однако на то время таких преступлений хватало со всех сторон. Война вообще была очень кровавая. Стоит упомянуть, что большевики, которые захватывали в плен польских офицеров, мучили и убивали их самым ужасным способом».

Чтобы предотвратить разбой подчиненных и завоевать благосклонность еврейского населения, генерал Балахович создал специальный еврейский отряд во главе с поручиком Цейтлиным. Однако помог он мало. Действительно, те еврейские местечки, в которых стоял отряд Цейтлина, партизаны Балаховича не трогали, но в других нападения продолжались.

После заключения Рижского мира Станислав Булак-Балаховича получил лесную концессию в Беловежской пуще. На свой деревообрабатывающий завод он устроил сотни своих бывших солдат. В 1939 году генерал снова создал конный отряд, во главе которого участвовал в обороне Варшавы. 10 мая 1940 атамана Балаховича в Варшаве застрелили агенты гестапо.

Образ Балаховича возвращается на страницы польских книг и в белорусскую массовую культуру. Его портреты печатают на футболках, белорусские рок-группы пишут о нем песни. Стоит ли белорусам присоединять к своему национальному пантеону бесстрашного, однако переменчивого, авантюрного и жестокого «человека войны», который своей главной целью сделал борьбу против коммунистов, а не построение Беларуси?

«Балаховича нужно помнить, и нужно помнить его армию. Это одна из страниц военной истории Беларуси. Однако героями следует делать тех, кто боролся именно за Беларусь. А этого белорусского акцента больше у слуцких повстанцев», - подытоживает историк Игорь Мельников.