24 ноября 2017, пятница, 17:50

«Если есть желание, все получится»: Минчанин ушел с завода и открыл свой бизнес

21

Глава семьи в один день решил бросить подшипниковый завод и взять ответственность за будущее на себя.

Владимиру не нравится, когда ответственность распределяется по цепочке. Часто получается, что кто-то кому-то почему-то что-то не то сказал, и все это на выходе оборачивается совершенно конкретным недовольством заказчика. Мужчина ездит к клиентам самостоятельно и все записывает в специальную тетрадку. Они с напарником занимаются ремонтом мебели. Меняют ткань, поролон, а иногда и дизайн, пишет onliner.by.

Подшипники

Размещались в общежитии подшипникового завода на Ангарской. Комната в 17 «квадратов» для пары с маленьким ребенком.

Владимир купил кресло-кровать у частника. Захотел переделать его в диванчик. Полностью разобрал покупку, соорудил нужную форму. Посмотрел, как все сшито, как сколочен каркас. Вроде получилось.

Был резон. Отец работал учителем труда. Еще в детстве научил обращаться с молотком. А мама любила шить. Швейная машинка тоже не пугала Владимира.

По прошествии некоторого времени пользования диваном собственного сочинения решил его продать. Дал объявление в газету, быстро продал, даже что-то заработал. С того момента мебель себе не покупал. Все делает сам. Это было почти 20 лет назад.

Премия

На подшипниковом заводе и так не было весело, а после кризиса 1998-го стало совсем печально. Владимир трудился электриком. У рабочих имелась четкая мотивация. Получали деньги за выработку. Обслуживающий же персонал не мог прыгнуть выше фиксированного оклада.

Наладили станки — молодцы. Ждите, пока сломаются. Не прямо так, но что-то из этой оперы.

Хотя иногда случались авралы. Однажды на заводе прорвало крышу. Вода залила станок. Его красиво закоротило, искрился, как в кино. Сгорели все платы. Пришлось паять их заново. Тогда мужчинам даже дали премию.

Алтайская

После истории с проданным диваном устроился на подработку к предпринимателю, который продавал кресла-кровати в Россию. В какой-то момент на основном месте Владимира приревновали и перестали отпускать.

— Все знали, что у меня есть дополнительный источник заработка. Я никогда никому не врал про какую-нибудь там заболевшую тетю. Говорил прямо: «Есть подработка, чего я буду сидеть здесь, когда работы нет да и коллеги справляются?» Это не понравилось начальникам.

Тогда знающие люди посоветовали уйти с завода и встать на биржу труда. Контора располагалась на Алтайской. Там работала совершенно не знакомая Владимиру женщина, которая озвучила ему интересный расклад.

Требовалось расписать бизнес-план, чтобы получить безвозмездную субсидию от государства, а после отчитаться о тратах и спокойно работать дальше.

Дочка

Владимиру тогда было 32. Решался с трудом.

— Боялся взять на себя ответственность. Не знал, что ждет завтра. Думал: а вдруг не получится, а вдруг клиентов не будет? Теперь-то уже знаю: если есть желание, все получится. Не надо сидеть и бояться.

Новоиспеченному предпринимателю выдали субсидию — в эквиваленте почти $1000. На эти деньги закупил оборудование: японскую швейную машину Janome, немецкий скобозабивной пистолет Bosch.

Стоял 2002 год.

— Были времена, на заводе получали и $80, и $40, и $200. Когда я стал работать самостоятельно, начал зарабатывать в два — два с половиной раза больше.

Первый самостоятельный заказ — кухонный угловой диван. Клиенты остались довольны. Помимо денег по договору, дали пачку печенья и полиэтиленовый пакет сока.

Принес домой, налил дочке. Девочка поморщилась: «Наверное, прокис». Попробовал папа — оказалось, довольные заказчики угостили его вином.

Фанера

— Диван, который мы сегодня делаем, из фанеры. Это очень хорошо и уже очень редко. Потому что это трудоемко, энергозатратно и дорого. Раньше производители могли позволить себе и хороший поролон положить.

Мебель прослужила хозяевам 16 лет. Каркас скручен хорошо. Люди решили, что его проще перетянуть, чем покупать новый. В среднем это на 40% дешевле.

— Нынешняя мебель по большей части бескаркасная. Даже брус не ставится. На лист ДСП набиваются поролон и ткань. Так проще и быстрее. Ну и дешевле. Вот этот угловой диван сейчас стоил бы в районе 2000 рублей. Современный — до 1000. Но ДСП провиснет, и диван скоро развалится. Честно скажу, есть список фирм, чьи покупатели — наши постоянные клиенты. Через год использования их изделия провиснут и развалятся.

Вертолет

Часто ремонт — это усиление каркаса. Ставятся дополнительные детали, чтобы диван больше не проседал и не разваливался.

— Периодически регулируем механизм раскладывания дивана — металлический или деревянный. Иногда чиним, иногда меняем. А в остальном — ремонт каркаса, частичная замена ткани, полная замена ткани, замена ткани и замена поролона, изменение дизайна. Последнее — самое сложное. Наращивается форма. Вертолет из дивана все равно не сделаешь, но под моду что-то придумать можно.

Десять лет назад все хотели ракушку на диване. Теперь в топе прямоугольные формы. Владимир и его напарник меняют помпезные высокие подлокотники на аккуратные квадратики.

Скрип

О привычках людей: они прикипают к мебели, если она на протяжении лет десяти ведет себя нормально. Не скрипит, не кряхтит — ничего.

— К слову, если мебель скрипит, значит, что-то не то с каркасом. Устранить это можно, но тяжело. Смотрите, на каркас кладется фанера. Поступить неправильно — это забить ее скобой. Со временем скоба расслабится, фанера начнет ездить по бруску. В итоге либо треск, либо скрип. Неприятно. Как поступить правильно? Проклеить фанеру и только потом закручивать, либо забивать большой каркасной скобой.

Купить качественную мебель на рынке сложно, отмечает Владимир. Нужно ходить со специалистом.

— Я как-то пошел с друзьями. Мне мало чего нравилось в нюансах. Но что-то вроде нашли… Если продолжать о модификации, то она не должна быть дороже новой мебели. Это разумно. Правда, речь не ведется о плохой мебели. Она зачастую очень дешевая.

Шуруповерт

Обтянуть средний диван тканью — до 300 рублей. Обтянуть и заменить поролон — 400. Поменять дизайн — 500.

— С этим диваном мы будем работать два дня. Я смогу принести жене 120 рублей. Правда, при все этом у нас есть куча расходов. Налоги — до 200 рублей. Реклама — тоже может дойти до 200, но бывает и меньше. Скоба, клей, гвозди, саморезы, прочие мелочи — 100—150 рублей. Транспортные расходы — до 200.

Компрессор, который мужчины возят на квартиры к заказчикам, стоит 360 рублей. Самый дорогой пистолет — 300. Если что-то ломается, надо тут же тратить эти деньги.

— Недавно меняли шуруповерт — сразу улетело 300 рублей. В среднем (в зависимости от интенсивности работы) «расходник» составляет 600 рублей в месяц. Делится на нас двоих. Зарплаты по 500?.. Тяжеловато. Но бывает.

Цех

График ненормированный. Сезонность довольно очевидная.

Январь — слишком много праздников для нормальной работы. Первую половину месяца даже склады не работают. Май — тоже мертвое время.

Декабрь — хороший месяц. Люди хотят обновиться к Новому году. Август — урожайная пора. Заканчивается отпуск, дети собираются в школу.

В бригаде — два человека. Раньше работали по отдельности. А три года назад решили объединиться. Говорят, так проще, можно выполнить больший объем работы. Да и носить мебель вдвоем как-то удобнее, когда надо везти ее в цех (он же для экономии гараж Владимира). Если нанимать грузчиков, получается отдельная статья расходов. То же касается и швей. Швея может взять до 40% стоимости заказа за раскрой.

Сарафан

Когда Владимир начинал, в городе было всего 15 человек, которые занимались перетяжкой.

— Можно было даже выбирать заказы: это я хочу, это нет. Сейчас берем все. Если начнешь воротить нос, останешься без денег.

«Сарафан» — по-прежнему одно из самых мощных средств продвижения. Процентов 30 заказов приходит к Владимиру подобным образом.

— В городе чуть больше сотни бригад. Бывает, что несколько бригад объединены вокруг одного предпринимателя. Но тут вопрос в распределении ответственности. Вроде в цепочке два звена, а кому потом отвечать, не ясно. У нас другой механизм. Мы сами замеряем, сами исполняем, сами несем ответственность.

Естественно, Владимир и его напарник Андрей видели работу не всех конкурентов.

— На «Услугах» размещается человек 5—7. У пары постоянно хорошие отзывы. За многие годы мы насмотрелись на ребят, которые делали откровенную беду. Плохая тактика. Пусть разок проскочит, но с таким подходом к делу они нам не конкуренты. А есть серьезные ребята, которые формируют здоровую борьбу за клиента. Правда, иногда ценник ставят высокий. Честно говорят: делаем хорошо, но дорого. У нас же концепт — качество плюс не самая высокая цена.

«Госшвеймашина»

Первые заказы Владимир делал на «Госшвеймашине» — копии Zinger 1927 года выпуска. Жива до сих пор, к слову. Только патрон пришлось менять.

— Теперь хотим купить швейную машинку с тройным продвижением, чтобы шить кожу. Пока отдаем на сторону, а это дополнительные расходы. Нужно развиваться. Я не занимаюсь торговлей, так что в плане ведения бизнеса не очень тяжело. Есть излишние бумажные дела, да, хочется, чтобы их было меньше, но это не основная головная боль.

Мужчина отмечает, что самостоятельная работа поменяла его психологию.

— Стал более уверенным в себе. Раньше всего боялся. Сомневался, что получится. Когда работал на заводе, ждал половины пятого: «Ну когда уже». Теперь мотивация совершенно иная. Не хватает часов в сутках. Вот этот диван хотелось бы сделать за день. Но мы вдвоем не справимся физически. Нас это не то чтобы расстраивает, просто специфика.