16 декабря 2017, суббота, 6:31

Ты рядом, даль феодализма!

2

Проблемы белорусского села на примере Малых Ядреней.

Лейтмотивом политики государства в отношении сельской периферии в последние годы был призыв к состоятельным людям - мол, езжайте в глубинку и вкладывайте там в свои родные деревни, хутора, села. Нерентабельно? Не беда, зато места родные. Красота кругом, воздух хороший. Так говорили, говорят и будут говорить должностные лица, начиная с Лукашенко и заканчивая вертикальщиками районного звена. Руководствуются они, конечно, самыми лучшими побуждениями. Однако примерно так полторы тысячи лет назад начинался феодализм.

На прошлой неделе, рассказывая в «парламенте» про деревни будущего, вице-премьер Михаил Русый упомянул и судьбу менее значимых населенных пунктов. По его словам, государством «определен подход к маленьким деревенькам»: для развития небольших сельских населенных пунктов будет привлекаться бизнес.

Нужно ли это бизнесу? Каждый такой случай требует индивидуального расчета. Но вообще нужда в таком подарке судьбы неочевидна. Торговля? Кому и что продавать в «маленькой деревеньке», откуда все сколько-нибудь квалифицированные кадры уже удрали в облцентр? Производство? Требуются технологическая база, инфраструктура, нормальные коммуникации. Деревенька-то маленькая, а мелкотоварное производство куда менее рентабельно, чем крупное. Туризм с модными приставками «агро-» и «эко-»? Начинаем сначала: коммуникации, инфраструктура, маркетинг.

На каких условиях наш воображаемый бизнесмен едет на село? Как правило, это налоговые льготы. Но чтобы жить и вести бизнес где-то в Малых Едренях, ему все равно приходится вкладываться во все ту же инфраструктуру. А вообще Малые Едреня - или общественная нагрузка, или знак доверия вышестоящего лица. Это не собственность де-юре - не продашь, хотя, например, де-факто передать право рулить в Малых Едренях по наследству можно - это вам подтвердит любой экс-председатель колхоза или глава СПК. Через поколение из этой затеи может вырасти сперва феод (собственность за службу сюзерену), затем аллод (неотчуждаемое владение семьи).

Оценим ситуацию изнутри Малых Едреней. Понаехавший и инвестировавший в них бизнесмен становится в «маленькой деревеньке» если не единственным, то главным работодателем (электорат за нас!), крупнейшим налогоплательщиком (местные власти с нами!), по существу параллельным центром власти (вопросы на местах решают с тем, с кем их можно решить) и т.д. В советских моногородах та же драма разыгрывалась с градообразующими предприятиями, которые подминали под себя все в округе, только сейчас речь не о юрлице, а о лице физическом.

Альтернативы? В том-то и дело, что в «маленькой деревеньке» их нет - и не было даже до миграции туда воображаемого бизнесмена. Ранний феодализм - это когда свободным землевладельцем (крестьянином) быть невыгодно: конкуренцию крупнотоварному производству, основанному на рабовладении, ты проигрываешь, а любой форс-мажор (неурожай, конфликт с местной вертикалью, наезд злоумышленников и т.д.) ставит тебя на грань выживания. Поэтому полторы тысячи лет назад трудящиеся сами просили сеньоров прикрепить их к земле в обмен на барщину и оброк, ища, говоря современным языком, крепкого тыла, т.е. помощи и защиты.

Рынок ли это? Нет. Ближайший рынок в райцентре. Конкуренция, спрос, предложение, торг, свободный обмен и т.п. отсутствуют: если ты контролируешь все основные ресурсы определенной местности, то сам диктуешь правила игры и заодно играешь в нее. Тот, кто контролирует местность, тот и раздает права (в средневековье - привилегии) заниматься на ней тем или иным видом деятельности.

Любой заурядный ИП, имеющий опыт освоения незнакомого и почему-то недружелюбного к его бизнесу региона, подтвердит вам это. Это, кстати, уже несет в себе зародыш суверенитета нашего феодала из Малых Едреней перед лицом единственно легитимной, но удаленной центральной власти.

В общем, добро пожаловать из недокапитализма в протофеодализм. С точки зрения лендлорда из Малых Едреней, в стратегической перспективе обнаружатся лишь две крупные проблемы - закрепление деревеньки в собственности и прикрепление крестьян к земле (чтобы не бежали в город и вообще чтоб было кому работать). Это не хорошо и не плохо - практики и тенденции, близкие к раннефеодальным, сейчас обнаруживаются во всем мире, отсюда и мода на разговоры про «новое средневековье».

Но в других странах для коррекции светлого феодального будущего Малых Едреней имеются действенные институты - например, развитое местное самоуправление или институт собственности. У нас этого нет - есть просто зазывание бизнеса в «маленькие деревеньки» без просчета мотивации самого бизнеса, не говоря уже о социальных последствиях.

Янка Грыль, «БелГазета»