18 сентября 2018, вторник, 21:31
На марше
Рубрики

Физики и юрики

25
Ирина Халип

Как блогеры мешают строить «цифровую экономику».

Прибегает сын: «Блогер Nexta выставил внеочередное видео, идем скорее смотреть!» С тех пор как в отношении Степана Светлова, известного видеоблогера, возбудили уголовное дело за оскорбление Лукашенко, а к родителям пришли с обыском, я тоже стала подписчицей Степана на YouTube. Знаю, что он всегда выставляет новое видео по пятницам. А на этой неделе – в среду.

17-минутное видео называется «Когда папа – милиционер». Речь идет об истории, опубликованной на «Онлайнере» полтора года назад. Летним вечером 2016 года минчанин Владимир Давыдов выбежал из подъезда, чтобы защитить жену, над которой издевалась группа «быкующих» подростков. Один из подростков нанес Давыдову смертельный удар. Владимир был доставлен в больницу в коме с диагнозом «множественные переломы свода и основания черепа» и спустя сутки умер. Было возбуждено уголовное дело по статье 147 - «Причинение тяжкого телесного повреждения», - появилась статья на «Онлайнере». А через несколько дней текст с сайта убрали. И больше никто об этом не вспоминал.

И вдруг появился ютубер Степан Светлов. И рассказал все, о чем не упоминали СМИ. О том, что нападавший – милицейский сын. И что дело быстро переквалифицировали на статью 144 – «причинение смерти по неосторожности». И что уже через год после трагедии сын убитого Глеб встретил убийцу в аптеке неподалеку от дома. Тот отсидел всего лишь год и ходит довольный. И что убитый был единственным кормильцем, и теперь оставшимся в живых иногда просто нечего есть: вдова Владимира Давыдова Галина уже десять лет ухаживает за матерью-инвалидом, а значит, не может устроиться на работу (причем эти десять лет и все последующие годы ухода за инвалидом ей, естественно, не включат в страховой стаж). И что даже назначенную судом материальную компенсацию ей так и не выплатили.

Я сейчас даже не о семье Давыдовых. Я о том, что 19-летний белорусский видеоблогер Степан Светлов, он же Nexta, не просто выставил видео для сбора лайков. «Когда папа милиционер» - это уже серьезное журналистское расследование. С большим количеством тех самых деталей, в которых кроется дьявол, с пристальным вниманием к мелочам, с серьезным анализом и выводами. За сутки видео просмотрели почти 130 тысяч человек. Три тысячи комментариев. Советы продвинутых пользователей «чайникам», как сделать банковский перевод в помощь семье пострадавших. И после этого чиновники будут блокировать сайты и вынуждать удалять информацию с незаблокированных? Давайте, ребята, продолжайте вычерпывать океан дырявыми башмаками.

У тех немногочисленных медиа, что зарегистрированы в Беларуси, есть священная корова – юридическое лицо. Оно же – ахиллесова пята. Прекрасно помню, как арестовывали счета «Белорусской деловой газеты», потому что какой-то гражданин подал иск против газеты, и счета задолго до суда были арестованы «в обеспечение иска». Так что юридическим лицом, зарегистрированным в Беларуси, манипулировать легко. Пара предупреждений от министерства информации за неправильным шрифтом набранные выходные данные, иск от гражданина Сидорова с последующим арестом счета, затем задушевная беседа с чиновником, который обещает, что никаких проблем не будет, если выполнить одно-два условия, – и все, больше можно не напрягаться ни одной из сторон.

Когда покойный Петр Марцев собственными руками закрывал «Белорусскую деловую газету», он говорил: «Для меня главное – сохранить само предприятие». Когда в 2006 году бизнесмен Кнырович распекал руководителя одного из своих подразделений за то, что та участвовала в протестах и стояла вечерами на Площади, его единственный аргумент звучал так: «Ты – представитель юридического лица, а своими походами на митинги ты его подставила!» С сайтами, кстати, еще проще: превентивно заблокировать на пару дней – «вот вам 48 часов на размышления» – и можно больше не беспокоиться за содержание. (С «Хартией», правда, такие кунштюки не работают, потому она и заблокирована.)

И вот на этом убогом фоне цензуры и самоцензуры появляются смелые 19-летние мальчики вроде Степана Светлова или чуть постарше, как Павел Спирин, - и начинают делать серьезные расследования, документальные фильмы, публицистические сюжеты в Сети. Они не связаны ни с какими юридическими лицами, они ни от кого не получают зарплату и никому ее не платят. Они самые что ни на есть физические лица - или «физики», как любят выражаться налоговые инспекторы.

И вот эти самые «физики» с легкостью кладут на лопатки любых «юриков». У Степана Светлова – 125 тысяч подписчиков, и их число все время увеличивается. То есть его личная аудитория больше, чем у любого зарегистрированного белорусского медиа. Фильм Павла Спирина «Отчим» посмотрели уже 550 тысяч человек (интересно, какой продукт БТ может похвастаться такой же аудиторией, кроме трансляции «Евровидения»?). Ему, как и Светлову, сейчас угрожают уголовным делом. Это единственное, что власти могут сделать против видеоблогеров. Они ведь «физики», и отобрать у них можно только физическую свободу. Нет, можно, конечно, отправить предупреждение министерства информации в YouTube. Можно вообще заблокировать в Беларуси этот видеохостинг, как это сделали в Северной Корее, Китае и Иране. И тогда уже точно ничего не помешает строить цифровое государство. Вернее, черпать воду дырявыми башмаками.

Ирина Халип, специально для Charter97.org