21 июня 2018, четверг, 15:19
Рубрики

Как гомельчанин сделал для знаменитого американского музыканта гитару из золота

5
Юрий Шишков
Фото: Колин Янг-Вульф, New York Times

Белорус стал настоящей звездой в мире создателей эксклюзивных инструментов.

Газета New York Times (перевод — belmir.by) разместила интервью с белорусом Юрием Шишковым, который приехал в США в 1990 году и работает там мастером по изготовлению кастомных гитар бренда Fender.

Наш соотечественник стал настоящей звездой в мире создателей эксклюзивных инструментов. На его произведениях играли Роберт Плант, Джимми Пейдж, Даймбэг Даррел, Пол Стэнли и другие.

Предлагаем полный перевод данного материала, опубликованного 25 мая, автор которого – журналист Перри Гарфинкель.

– Где Вы научились делать гитары?

– В моем родном городе Гомеле, в Беларуси, когда она еще была частью бывшего СССР. Власти тогда запрещали рок-н-ролл, играть или слушать. И все же мы могли слушать его по радио на коротких волнах. К 12 годам я очень полюбил рок, и чрезвычайно сильно захотел играть на гитаре.

Юрий Шишков
Фото: fendercustomshop.com

Но приобрести профессиональный инструмент, сделанный на Западе, можно было только на черном рынке, и в цену, эквивалентную зарплате за 4 года. Власти позволяли делать немного гитар, но они были настолько плохие, что сейчас продаются как образчик ужасных инструментов. Поэтому я и научился сам – из необходимости.

– А как именно научились делать?

– Мне нравился Ричи Блэкмор, гитарист Deep Purple, и у меня была его фотография с гитарой Fender Stratocaster. Я увеличил изображение, перенес на бумагу и снял все размеры. Так получилось воссоздать внешний вид.

Потом я собрал электрическую начинку. Это не было очень тяжело: у большинства детей в СССР не было игрушек, поэтому мы были мастерами на все руки и делали их себе сами. Скоро я стал создавать гитары для других, в подвале нашего дома.

– Каким образом Вы оказались в США? И чем занимались в то время?

– Я покинул Беларусь в 1990-м, в возрасте 26 лет. К счастью, как раз шел период гласности и открытых реформ при Михаиле Горбачеве. Дверь немного приоткрылась, поэтому уехать было не так тяжело, как во времена Холодной войны.

Сначала я прибыл в Чикаго. У меня не было ни семьи, ни друзей. Я не говорил по-английски. Единственное, что знал, — как делать гитары, поэтому обратился в гитарную компанию Washburn. Мое резюме состояло из нескольких черно-белых снимков инструментов, которые сделал в Беларуси. А один мой новый русский друг был на интервью переводчиком.

Компания взяла меня в качестве гитарного техника. Это значит, я настраивал гитары. Немного погодя они поняли, что я способен на большее, нежели настраивать гитары, и перевели в мастера. Там я оставался 10 лет, пока не узнал про вакансию в Fender.

– Назовите последнюю гитару Fender, которую создали?

– Front Row Legend Esquire, которая сейчас в производстве. Сделана она из древесины 96-летнего нуткинского кипарисовника – досок скамеек в Hollywood Bowl, которые сохранились с тех пор, как этот амфитеатр реконструировали в 2014-м. Материал очень устойчив к насекомым. Цифры на внешней стороне – реальные номера сидений, а дырки – от болтов, которыми были прикручены скамейки.

И вот так гитара, которая когда-то в виде скамейки была зрителем на выступлениях Поля Робсона, Фрэнка Синатры, Эллы Фицджеральд, Луи Армстронга, «Битлз», Боба Дилана, Джими Хендрикса и многих-многих других, сама стала исполнителем. Ее цена – 12 тысяч долларов.

– Однажды Вы сделали гитару, которая привиделась во сне. Расскажете подробнее?

– Это на самом деле необыкновенная история космических совпадений. Как-то мне приснилось, что делаю гитару, целиком покрытую тонким листовым золотом, от сих до сих, полностью. Но идея показалась слишком кричащей, слишком вычурной, и я отложил ее.

А однажды в 2010 году человек из отдела работы с клиентами пришел в мою кабинку и спросил, могу ли я сделать Stratocaster, покрытый листовым золотом. Я спросил, кто клиент. И получил ответ, что Принс. Оказалось, ему тоже приснилось, что он играет на таком инструменте во время своего тура «Добро пожаловать в Америку». В конце концов Принс продал ее на аукционе в пользу детей из малоимущих семей Гарлема.

Золотая гитара для Принса
Фото: latimesblogs.latimes.com