20 января 2020, понедельник, 18:30
Осталось совсем немного
Рубрики

Что Time написал о Зеленском

12
Что Time написал о Зеленском

Впервые в истории президент Украины попал на обложку авторитетного журнала.

Владимир Зеленский не боится вопросов об импичменте президента США Дональда Трампа, но описывает лишь собственные мотивы. Он не доверяет никому и, вероятно, подхватил болезнь политиков — цинизм.

Об этом идет речь в большой статье журнала ТIME о Зеленском, которая появится в его печатной версии 16 декабря. В этом выпуске фото президента Украины будет на обложке. НВ приводит полный перевод материала о Зеленском, который уже опубликован на сайте издания.

Зеленский и Трамп: ожидания и реальность

Год — это долгий срок в политике.

Достаточно долгий в случае Владимира Зеленского, комика, избранного президентом Украины, чтобы перейти от съемочной площадки его комедийного фильма в Киеве к самой большой политической драме в мире, в которой американский президент может оказаться подвергнутым импичменту.

Демократы считают Зеленского жертвой злоупотребления властью президентом Дональдом Трампом, в то время как республиканцы рассматривают его как свидетеля, который является ключевым для доказательства невиновности Трампа.

Ни одна из этих ролей не близка к той, в которой Зеленский видел себя, когда он объявил о своей кандидатуре на пост президента в канун Нового года, хотя он знал, что, если он выиграет, его работа будет тяжелой и часто неприятной.

На тот момент Украина воевала с Россией уже пять лет, и его приоритетом в качестве президента было предотвратить рост числа жертв этой войны, которое, согласно оценкам, превышает 13 тысяч.

Эта задача означает столкновение с Владимиром Путиным, российским президентом, который впервые ввел свои войска в Украину в 2014 году.

Но Зеленский также рано начал думать о Трампе и трудностях работы с ним.

«Какой он? Нормальный парень?» — спросил он меня, когда мы впервые встретились в марте за кулисами его комедийного шоу, которое он использовал для продвижения своей кандидатуры на самый высокий пост в Украине.

Зажатый между зеркалом и вешалкой для костюмов в своей гардеробной 41-летний мужчина казался уверенным, даже дерзким, планируя покорить Трампа практически одними остротами и улыбкой. «Мы разберемся, — сказал он мне. — Я уверен, что мы поладим».

Все сложилось иначе. В тот момент ее истории, когда Украина больше всего нуждается в американской поддержке, Трамп постарался изобразить эту нацию как коррумпированную, ненадежную и выступающую против его администрации. Россия порадовалась этим характеристикам. А ключевые союзники Украины в Европе надели маску холодного нейтралитета, выражая поддержку Зеленскому и одновременно также добиваясь договоренностей с Путиным.

Зеленский даже не может рассчитывать на откровенную поддержку дипломатов и чиновников США, которые так горячо свидетельствовали о стратегическом и моральном значении его страны перед Комитетом по разведке Палаты представителей. Некоторые из них прекратили это делать на фоне саги об импичменте, другие скоро уйдут в отставку, а один из них сказал TIME, что он «залег на дно», по крайней мере, до тех пор, пока проблема Украины не станет немного менее токсичной в Вашингтоне.

Политическая болезнь

Зеленский согласился с этим. Когда мы встретились снова в ноябре, он постарел и изменился гораздо больше, чем можно было ожидать за восемь месяцев. Он был не просто более уставшим или более реалистом, но, казалось, подхватил штамм политической болезни, которую он когда-то ненавидел и хотел вылечить: цинизм.

«Я живу здесь, как в крепости, из которой я просто хочу сбежать», — сказал он, когда мы сидели в президентских покоях, оглядывая позолоту и внушительную мебель.

Сергей Шефир, один из его ближайших помощников, который также делал свою карьеру в комедийной сфере до того, как его друг стал президентом, едва помнил время в марте, когда мы встретились на их шоу. «Это была другая жизнь», — сказал он мне.

Скандал в США и позиция Украины

Как и многие люди в Украине, Зеленский следил за ходом расследования по импичменту в Конгрессе США. Не подробно, но достаточно для того, чтобы знать, в чем демократическое большинство обвинило Трампа.

Почти все свидетели, которые давали показания перед следствием подтверждали, что Трамп заблокировал около $400 миллионов помощи Украине этим летом, чтобы оказать давление на правительство Зеленского.

По словам этих свидетелей, цель Трампа состояла в том, чтобы получить помощь Украины в его кампании по переизбранию. Для этого Украина должна была начать фальшивые расследования в отношении политических конкурентов Трампа, в частности, его главного оппонента в гонке 2020 года, бывшего вице-президента Джо Байдена, чей сын Хантер работал в наблюдательном совете украинской энергетической компании. Несколько ключевых свидетелей назвали это «quid pro quo» или «услугой за услугу». Демократы утверждают, что это было равносильно взяточничеству. Трамп и его союзники отвергли слушания как охоту на ведьм с целью уничтожить его президентство.

Зеленский и его помощники не комментировали слушания, не желая еще больше увязнуть в политических скандалах их самого важного союзника.

Поэтому 30 ноября в интервью за круглым столом TIME и трем другим изданиям он затронул не вопрос, лежащий в основе импичмента, — чего хотел Трамп, — а только свои собственные мотивы.

«Послушайте, я никогда не разговаривал с президентом с позиции „quid pro quo“. Это не мое. Я не хочу, чтобы мы выглядели как нищие. Но вы должны понять. Мы на войне. Если вы являетесь нашим стратегическим партнером, то вы не можете ничего блокировать для нас. Я думаю, что это справедливость. Речь идет не о „quid pro quo“», — сказал он.

С самого начала своей каденции Зеленский поручил переговоры с американцами Андрею Ермаку, который до этого несколько лет работал юристом в президентской комедийной труппе.

Высокий и внушительный, с громким голосом и привычкой стучать по столу, чтобы что-то подчеркнуть, Ермак должен был управлять потоком запросов о расследованиях в отношении политических конкурентов Трампа. Сначала они поступили весной от личного адвоката Трампа Руди Джулиани, а затем от различных должностных лиц и дипломатов США, вовлеченных в кампанию давления.

Для Ермака это означало месяцы обсуждений того, нужно ли начинать эти расследования и как объявить о них публично.

По его словам, он все время придерживался одного принципа: «Зеленский и его команда ни при каких обстоятельствах не будут вмешиваться во внутреннюю политику Соединенных Штатов Америки». Они придерживались этой линии достаточно долго, чтобы информатор поднял тревогу по поводу поведения Трампа и Джулиани по отношению к Украине.

К началу сентября, когда новость об этой жалобе добралась до Конгресса, задержание пакета помощи Украине было наконец отменено.

Облегчение Ермака длилось недолго. С началом расследования об импичменте в сентябре его страну снова втянули в центр партийного скандала в США, но на этот раз его транслировали по телевидению.

«Честно говоря, мы устали от этих дискуссий. Все время, пока вы говорили об этом, наши люди умирали на войне на востоке», — сказал он мне в своем кабинете 4 декабря, в день, когда Судебный комитет Палаты представителей рассмотрел вопрос о новом раунде свидетельских показаний и дебатов.

Что выиграла Россия

Эта война началась как реакция России на украинскую революцию, которая вывела страну на путь более тесного сближения с Европой в 2014 году и вынудила лидеров старого режима искать убежища у своих покровителей в Москве. В феврале того года Кремль нанес ответный удар, отправив войска для оккупации украинского Крымского полуострова. К весне российские войска спровоцировали еще больший конфликт в регионе, известном как Донбасс, который является частью промышленного центра Украины на востоке. С тех пор миллионы людей вынуждены были бежать из-за войны. Вооруженные Москвой сепаратисты захватили контроль над двумя крупными городами на Донбассе.

Но хотя Путин начал в этом году раздавать российские паспорта местным жителям, он не проявил заинтересованности в присоединении этих территорий к России, явно довольствуясь разжиганием конфликта, постоянным препятствованием успеху соседней страны, ее экономики, а также ее шансам на интеграцию с Западом.

Это главная драма, на которой пытался сосредоточиться Зеленский, тем более что Украина приближается к еще одному шансу на мир. 9 декабря в Елисейском дворце в Париже он должен впервые сесть за стол переговоров с Путиным.

Встреча столкнет бывшую звезду ТВ, которая при власти лишь полгода, с ветераном КГБ, который при власти уже два десятилетия, раньше участвовал в жестоких войнах и выиграл их.

За пределами поля боя ситуация тоже складывается в интересах России. Расследование об импичменте привело американскую политику в отношении Европы в замешательство. Горстка американских дипломатов, обладающих наибольшим влиянием в регионе, отстранилась от происходящего в знак протеста против поведения Трампа с Украиной, из-за того, что они свидетельствовали против Трампа в Конгрессе, или по обоим причинам.

Тем временем Трамп и его защитники стали повторять обманчивые заявления Путина о том, что в президентские выборы в США 2016 года вмешались украинские политики, а не российские шпионы. Это полностью противоречит данным разведки США, которая задолго до этого пришла к выводу, что Путин приказал своим агентам украсть и распространить секреты кампании Хиллари Клинтон. Но Трамп продолжает упорно обвинять Украину.

Путин был в восторге. «Слава богу, никто больше не обвиняет нас во вмешательстве в выборы в США. Теперь они обвиняют Украину», — сказал он на бизнес-конференции за две недели до мирных переговоров в Париже.

Проблема Северного потока-2

У Зеленского не осталось иного выбора, кроме как поверить в дипломатов из Германии и Франции, которые будут выступать в качестве посредников на переговорах в Париже. Пытаясь достучаться до этих стран, он пригласил два из их лучших изданий на интервью за круглым столом 30 ноября, а также репортера из Польши, самого ярого союзника Украины в Европейском союзе.

Один из них задал, казалось бы, простой вопрос: доверяете ли вы Путину? Для Зеленского это был прекрасный шанс выступить против мучителя своей страны и набрать несколько легких очков дома. Но он воспринял это по-другому. «Я никому не доверяю. Политика — не точная наука. Вот почему в школе я любил математику. В математике все для меня было ясно. Вы можете решить уравнение с переменной, с одной переменной. Но здесь у нас все переменные», — сказал он.

Даже среди союзников Зеленский предположил: «Никому нельзя доверять. У каждого просто есть свои интересы».

Было трудно обвинить Зеленского в том, что он чувствовал себя одиноким. За два дня до этого он говорил с канцлером Германии Ангелой Меркель по телефону. Она долго удерживала позицию по отношению к Украине, требуя дисциплины среди стран Европы, хотя некоторые из них призывали к отмене санкций, введенных против России за ее агрессию против Украины. Но немецкая стена вокруг Зеленского становится тоньше, когда появляются интересы немецкого бизнеса.

Даже пока Меркель готовилась к переговорам в Париже и призывала Путина к участию, она торопилась завершить энергетический проект с Россией, который потенциально может нанести ущерб экономике Украины в следующем году.

Известный как Северный поток 2, новый трубопровод обойдет Украину и пройдет под Балтийским морем, доставляя российское топливо в Германию. Предполагаемые потери правительства Зеленского составят около $3 млрд в год в виде доходов от транспортировки газа в Европу, что превышает сумму в $400 млн помощи, которую Трамп задержал этим летом и в начале осени. «Если он будет построен, то Украина сильно пострадает. Единственный способ остановить это — санкции США», — заявил TIME Андрей Коболев, глава государственной газовой компании Украины.

Но это маловероятно, по крайней мере, до того как трубопровод начнет функционировать в начале 2020 года.

Многие официальные лица США, которые вели борьбу против этого проекта, в том числе главный из них — Джон Болтон, недавно ушедший в отставку советник Трампа по национальной безопасности, — покинули администрацию, и расследование по импичменту вытеснило этот вопрос из повестки дня США по Украине.

«С уходом этих чиновников, — говорит Коболев, — мы видим значительно меньше людей в США, которые готовы обсуждать с нами этот вопрос. И это меня сейчас очень беспокоит».

Это беспокоит и Зеленского. Но он мало что может с этим поделать, если США его не защитят.

В ожидании переговоров в Париже

Несмотря на то, что число жертв возрастает каждую неделю из-за ночных обстрелов возле гражданских районов и постоянной угрозы снайперского огня, единственная активная война в Европе редко в топе вечерних новостей в Париже, Берлине или Лондоне.

Переговоры 9 декабря станут первым крупным мирным саммитом за последние три года — столько длилась затянувшаяся пауза, за время которой тысячи украинцев были убиты на своей родине. До этого в конфликте почти не было прорывов, и мирные переговоры ходили по кругу, словно это была их единственная цель. «Люди приходили на эти встречи с целью, чтобы ничего не произошло», — говорит Зеленский.

Он сомневается, что в этот раз все будет по-другому. Принимающий саммит французский президент Эммануэль Макрон в ноябре сделал несколько замечаний, которые обеспокоили украинцев. Макрон сказал, что Россия больше не является врагом НАТО и должна рассматриваться как партнер. В интервью The Economist французский лидер также предположил, что военный альянс НАТО, который гарантировал безопасность Европы после окончания Второй мировой войны, «переживает смерть мозга» и может больше не желать защищать государства-члены от нападения.

Слова Макрона, которые порадовали чиновников в Москве, спровоцировали редкое столкновение между ним и Меркель. По сообщениям, во время частного ужина в ноябре канцлер Германии сказала Макрону, что она устала «собирать осколки» после его подрывных заявлений. «Снова и снова мне приходится склеивать разбитые вами чашки, чтобы мы могли потом сесть и выпить чашку чая вместе», — передавало слова Меркель издание The New York Times.

После вопроса об этих словах Макрона Зеленский удивился. «Он действительно так сказал?» — спросил президент Украины.

Зеленский не обращал особого внимания на европейские ссоры, у него было достаточно проблем дома. По мере приближения мирных переговоров сторонники жесткой линии и украинские добровольцы обвинили его в капитуляции перед Россией, и его рейтинги популярности перешли в свободное падение. Но он отказался подчиниться их требованию возвращать Донбасс силой.

«Я этого не сделаю», — сказал он нам. — «Я не могу отправить их туда. Как? Сколько из них умрет? Сотни тысяч, а затем начнется тотальная война, тотальная война в Украине, а затем и по всей Европе».

Когда интервью закончилось, появилась последняя возможность спросить его о расследовании по импичменту, хотя эта тема внезапно показалась мелкой по сравнению с пожарами, которые тушил Зеленский. Он не отмахнулся от этого вопроса, хотя ясно понимал, насколько это опасно, насколько велик риск разозлить любую сторону во внутренней борьбе сверхдержавы. «Но я не боюсь вопросов по импичменту», — сказал он, заставляя себя улыбнуться.

Он сказал, что его послание для США и других «империй» — это призыв вспомнить, что Украина — это отдельная нация, а не просто инструмент в играх иностранцев. «Я бы не хотел, чтобы Украина была фигурой на карте, на шахматной доске крупных мировых игроков, чтобы кто-то мог играть нами, использовать нас в качестве прикрытия, как часть какой-то выгодной сделки». Но если первые шесть месяцев при власти чему-то и научили Зеленского, то это тому, что союзы могут меняться так же быстро, как и пристрастия тех, кто принимает решения в мире. «Вот почему, — сказал он, когда мы прощались, — на вопрос, кому я доверяю, я честно сказал вам: никому».