22 апреля 2019, понедельник, 22:03
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Белорусам отказывают в работе из-за возраста

69

Процесс трудоустройства иногда затягивается на годы.

«Когда люди слышали, что я пенсионерка, вежливо отвечали, что у них сохранились мои контакты и обещали перезвонить. Ну и, конечно же, не перезванивали», — 57-летняя Елена Гамзюкова вспоминает, как столкнулась с дискриминацией при поиске работы. Брестчанин Александр Борохов тоже попал в похожую ситуацию — из-за возраста 29-летнего парня не хотели брать на должность программиста. Tut.by поговорил с белорусами, которые хоть раз в жизни услышали фразу «вы слишком стары для нашей вакансии».

«Помешал только мой возраст»

44-летний Алексей Матвеев ищет работу в сфере управления продажами уже год. По словам мужчины, он откликается примерно на 10 вакансий в день.

— У меня 25 лет опыта работы в управлении продажами. Что касается зарплаты, вначале я просил порядка двух тысяч рублей в месяц, причем большую часть могли составлять бонусы и процент с продаж. Примерно полгода назад абсолютно снизил свои требования и начал смотреть на вакансии, которые предполагают 800−1000 рублей в месяц. Пока успел подработать курьером и руководителем небольшого проекта за 650 рублей.

За время поисков Алексей несколько раз столкнулся с отказом в трудоустройстве из-за своего возраста и «лишился возможности показать себя на собеседовании».

— Недавно произошел случай, который просто переполнил чашу моего терпения. IT-компания искала человека со свободным английским, который должен был обрабатывать входящие звонки, касающиеся продаж. По этой позиции я подходил по всем характеристикам, поэтому откликнулся, но получил ответ: «Извините, вам отказано в приглашении на собеседование».

Мужчина решил связаться с эйчаром, чтобы уточнить причину, по которой его кандидатуру не одобрили.

— Девушка открыла резюме, посмотрела его и сказала, что я подхожу даже на 200 процентов, но они берут только людей моложе 35 лет — «указание руководства». И не стесняются же озвучивать вслух нарушение законодательства. Если при предыдущих отказах в собеседовании я хотя бы по одному профессиональному пункту не подходил, то сейчас помешал только мой возраст, — возмущается мужчина.

Алексей объясняет, что за время поисков работы «таких случаев было шесть-семь точно».

— Не утверждаю, что невозможно найти работу в Беларуси. Но я не один раз звонил после отказов в собеседовании, и мне открыто говорили: «Это из-за вашего возраста». Безусловно, работодатели имеют право диктовать профессиональные требования, но когда это переходит какие-то определенные рамки… Люди уже и так загнаны в угол, соглашаются на абсолютно низкие зарплаты, не соответствующие их компетенциям.

«Совсем смешно, ведь я далеко не пенсионер»

Брестчанин Александр Борохов в возрасте 29 лет решил поменять сферу деятельности. До этого парень работал начальником отдела маркетинга в автомобильной компании, но параллельно изучал языки программирования и занимался английским языком.

— Сделал резюме и отправил в одну крупную компанию. Там мне сказали, что «с улицы не возьмут» и предложили поучиться на специальных курсах. Я прошел отбор и параллельно начал собирать информацию — звонил одноклассникам и друзьям, интересовался, насколько реально попасть в IT после 30 лет. Уже тогда мне сказали: «Извини, у нас тут такой поток людей, шансов ноль».

Первую работу в IT парень получил только через три месяца — компания, организовавшая курсы, предложила подходящую должность.

— До этого я звонил где-то в пять разных компаний. Примерно две были настроены нейтрально, и меня не взяли из-за недостатка опыта. В остальных сказали до свидания из-за возраста. Тут совсем смешно, ведь я далеко не пенсионер.

В некоторых IT-компаниях считают, что начинать заниматься программированием с нуля после 30 лет поздно.

— Хорошо, что тогда не обратил на это внимание и не опустил руки. Причем интересно, что спустя год, когда я уже стал специалистом среднего звена, всем резко стало по барабану, сколько мне лет. Сейчас в неделю приходит в среднем по пять предложений.

Александр вспоминает, что при смене специальности первые полтора года его зарплата «значительно просела». «Сначала зарабатывал в два раза меньше, чем на предыдущей работе. Жена на меня очень злилась», — вспоминает парень.

— Мне 33 года, из них три года опыта в программировании. Да, есть ребята, которые занимают более высокие должности, и им по 26 лет. Но я не демотивируюсь, наоборот, это подстегивает развиваться. Сейчас я встречаю ребят, которые пришли в IT в возрасте 40 лет и спокойно себя чувствуют на фоне более молодых специалистов.

«Возьмем людей постарше только в крайнем случае»

57-летняя Елена Гамзюкова около года назад закончила работать оператором котельной на предприятии «Гомельские тепловые сети» — женщина вышла на пенсию, и у нее закончился срок контракта. После этого гомельчанка начала искать новую занятость, причем «опустила планку до уборщицы и кухонной рабочей».

— Причина очень простая: дело в том, что пенсия маленькая и ее не хватает. У меня есть кредит, который еще долго нужно выплачивать. Ну и сидеть сложа руки тоже не хочу: энергии полно, могу работать.

Елена вспоминает, что она «не претендовала на престижные должности, куда согласятся пойти более молодые женщины»

— Но даже это не помогло. Когда люди слышали, что я пенсионерка, вежливо отвечали, что у них сохранились мои контакты и обещали перезвонить. Ну и, конечно же, не перезванивали. Помню, пришла в поликлинику, где сестра-хозяйка прямо сказала: «Видите, какой у нас молодой коллектив? Возьмем людей постарше только в крайнем случае, если никого не найдем». Я пожелала им успехов и не стала ничего добиваться, — вспоминает гомельчанка.

После таких случаев женщина начала обзванивать вакансии и сразу предупреждать о пенсионном возрасте. «Некоторые сразу говорили нет, другие отвечали, что рассматривают только „молодых пенсионеров“», — вспоминает гомельчанка. В итоге с трудоустройством ей помогла дочь — она помогла маме устроиться уборщицей на гомельское телевидение.